QR-коды — это не только про цифровизацию и вакцинацию. Это ещё и про контроль и возможность «выключения» из социальной жизни отдельной группы лиц волевым решением чиновничьей руки. Как, не прибегая к насилию, сделать так, чтобы человек выполнял указания и не оказывал сопротивления? Достаточно лишить его доступа к привычным социальным благам. Помните, как в известном фильме Леонида Гайдая: «А если не будут брать — отключим газ!» Кто-то возразит, что в аптеки, продуктовые магазины и прочие места «первой необходимости» можно без куаров. Но в этом случае следует добавить «пока», пока можно. И тут весьма кстати вспоминаются такие удобные сбои системы. Пару недель назад сертификаты разом срезались на полгода, и что мы услышали от Минцифры и прочих? Правильно, «это был сбой». И таких сбоев по стране набрался уже вагон и маленькая тележка. Всё это не могло не вызвать протесты, которые вспыхнули в разных городах России.

У входа. Qr-код
У входа. Qr-код
Дарья Драй © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Против Путина? Россия обсуждает QR-коды и принуждение к вакцинации: новости»

А пока протест только набирает силу, в некоторых регионах власти уже вовсю обкатывают своё цифровое всемогущество. Например, в Югре в четырёх муниципалитетах фактически посадили под замок непривитых, связав по ногам и рукам информационной системой контроля «Цифровое уведомление», а в Татарии сделали для избранных общественный транспорт, устроив в первый же день коллапс. Рассмотрим, с чего начиналась куаризация.

Старт c Собянина: обкатка «цифрового лагеря»

Куар-коды, привязанные к реестрам вакцинированных от коронавируса, к системе мониторинга сидящих на изоляции, и прочие появились в жизни россиян примерно год назад — в апреле 2020 года. Тогда мэр Москвы Сергей Собянин обкатывал такое поделие по контролю над москвичами, как приложение «Социальный мониторинг», созданное по технологии электронного мониторинга местоположения. Его москвичи с ковидом должны были установить на свои смартфоны и зарегистрироваться в нём в течение 24 часов после выдачи врачом документов (согласия на лечение дома или постановления санитарного врача о самоизоляции). При этом если пациент этого не делал, то получал штраф.

QR-код.
QR-код.
Дарья Драй (с) ИА REGNUM

Далее таких пациентов обязывали держать «телефон при себе и следите за уведомлениями». На сайте сервиса уточняется, что ежедневно с 9:00 до 22:00 он рассылает смс-сообщения, что нужно сделать фото, которое необходимо отправить в течение часа. Не отправил — получил штраф. При этом уточняется, что «запросы будут приходить несколько раз за день, всегда в разное время».

На старте эксперимента на граждан, не услышавших сигнал «сделать фото», посыпались штрафы. В комментариях СМИ представители разработчика (департамента информационных технологий) при претензиях ссылались на согласие пациентов, которые те подписывали у врача.

Данное приложение вызвало массу негативных отзывов от горожан. Ничего удивительного, что некоторые легко болеющие предпочли вовсе не обращаться в медучреждения.

Осенью 2020 года в Москве была внедрена система регистрации (чекинов) с помощью QR-кодов в развлекательных заведениях, а позднее в госучреждениях. В декабре 2020 года цифровые разработки московского департамента для борьбы с пандемией коронавируса получили премию Рунета.

QR-код сертификата вакцинации
QR-код сертификата вакцинации
Дарья Драй © ИА REGNUM

Но, судя по отзывам пользователей, разработка очень далека от идеала до сих пор.

«Скачала и ждала три дня подтверждения номера телефона. Дальше больница. Удалила за ненадобностью. Сейчас, по выписке, больница типа обязала скачать по новой. Им нужно, чтобы я соблюдала две недели. Посмотрим, что из этого получится. … Уже 19 ноября. Так ни на шаг не продвинулись. Изоляция закончилась. Приложение выбросьте на помойку!!!» — пишет Нелли Е.

«Дело в том, что я установила приложение 4 дня назад. Регистрация так и не состоялась. Как висела надпись, что Ваш номер на обработке данных, так и висит. Попробую ещё раз установить это приложение. Но вообще это не дело. Людям приходится подписывать бумагу, что приложение они обязаны установить, как только пришел результат анализа, а приложение просто не работает», — выражает своей недовольство приложением kate vasilyeva.

И таких отзывов много. Само приложение, судя по количеству звездочек, имеет довольно низкий рейтинг.

На сегодня в Google Play данное приложение идёт от ГКУ Москвы «Информационный город», которое создано департаментом информационных технологий столицы (ДИТ) в октябре 2014 года. В августе 2020 года у ГКУ сменился директор. Пост заняла Валерия Шарлай — уроженка немецкого города Нойштрелитц, по образованию юрист, которая до этого работала замглавы отдела ГКУ «Московское городское агентство по телекоммуникациям» и занимала должности в ЗАО «АМТ Групп» (на рынке есть it-фирма со схожим названием).

В одном из комментариев глава ДИТ Эдуард Лысенко заявлял, что все данные, переданные через приложение, хранятся на серверах департамента и никуда не уходят.

Глава ДИТ Эдуард Лысенко
Глава ДИТ Эдуард Лысенко
mos.ru

Между тем что ГКУ, что департамент для реализации it-решений активно привлекают к разработкам своих сервисов коммерческие компании, и не всегда добросовестные. Например, 14 декабря 2021 года арбитраж Москвы будет рассматривать иск ДИТ к ООО «Редсис» из Санкт-Петербурга о взыскании 6,6 млн рублей штрафа «в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по государственному контракту от 14.02.2017 года №ГК 6401/17 — 2613 на поставку типовых автоматизированных рабочих мест медицинских работников для внедрения общегородских информационных сервисов здравоохранения Единой медицинской информационно-аналитической системы (ЕМИАС)». Компания-ответчик мало того, что на сегодня находится на первом этапе банкротства — под наблюдением, так и принадлежит она офшору — кипрской фирме «Ралиева Менеджмент ЛТД». Последнюю СМИ связывали с беглыми банкирами Ананьевыми и скандалом вокруг контрактов Пенсионного фонда РФ. При этом, по открытым данным, компания «Редсис» была поставщиком почти 450 госконтрактов на общую сумму более 16,6 млрд рублей.

ДИТ Москвы имел с «Редсисом» не менее пяти контрактов на общую сумму около 3 млрд рублей.

Читайте также: Дело беглого банкира: в Пенсионном фонде начали зачистку?

Но вернёмся к одиозному приложению от властей Москвы.

В мае 2020 года телеграм-канал журналиста Андрея Захарова сообщил, что в разработке приложения «Социальный мониторинг» видна рука разработчика другого проекта — приложения для мониторинга за детьми Wokka Lokka.

«В первой версии «Социального мониторинга» в качестве контактной даже указали почту wokkalokka. app@gmail.com», — отмечал он.

Разработало программу для детей ООО «ВоккаЛокка» из Кемерово. IT-фирма создана в 2016 году. Владельцы — Марат Хафизов с долей 45% (с сентября 2020 года), Игорь Афанасьев — 31,5%, Евгений Шалюта — 13,5% и Алена Кропотова.

Сама «ВоккаЛокка» исполнителем госконтрактов не является, а вот другая фирма Афанасьева — ООО «Гаскар интеграция» из Сколково имеет несколько контрактов как с ДИТ, так и с «Информационным городом». Например, дроны именно этой компании следят за бюджетные миллионы за стройками столицы, именно с нею подписан контракт на выполнение четвертой очереди развития единой информационной системы «Мосгорзаказ» (стоимость контракта — 178 млн рублей).

Примечательно: после того, как СМИ год назад раскрыли связь разработчика «детской следилки» со сколковской фирмой, в последней произошли существенные изменения. В конце июля 2021 года в фирме «Гаскар интеграция» 84% доли отошло ООО «Лидер-М» (оптовая торговля металлами, поставщик по шести госконтрактам, в том числе для ПАО «МОЭК»). Компания «Лидер-М» принадлежит Рустаму Салимшину (владельцу кинокомпании в Татарии), Руслану Салимшину, а также кипрской фирме «Мелгари ЛТД» (и снова офшор!).

Справка: данные Марата Миннерасыховича Хафизова — совладельца «ВоккаЛокка» — совпадают с данными бывшего руководителя казённого предприятия Москвы «Большая спортивная арена «Лужники». Выходец из Татарии Хафизов также занимал пост в АО «Москапстрой», принадлежащем правительству Москвы. СМИ связывали «Москапстрой» с тогда ещё вице-мэром Москвы, другим выходцем из Татарии Маратом Хуснуллиным, который на сегодня является замглавы российского правительства. В настоящее время в ЕГРЮЛ полный тезка бывшего московского чиновника — владелец долей в ряде IT-компаний, в том числе и исполнителей по государственным контрактам. При этом в большинстве случаев доли он получил в 2020—2021 годах. Также Хафизов совместно с Рустамом Салимшиным является соучредителем благотворительного фонда содействия патриотическому развитию общества «Лидер». Последнее создано в 2015 году. Руслан Салимшин, помимо этого, с 2018 года владеет долей в фирме по продаже фармацевтической продукции, которая была поставщиком более 50 госконтрактов на общую сумму свыше 22 млрд рублей. Например, эта компания в 2017 году поставляла оборудование для больницы с родильным домом в пос. Коммунарка (завершен контракт в марте 2020 года). Цена контракта превышала 949 млн рублей, заказчиком было госучреждение Москвы «Управление гражданского строительства».

Марат Хуснуллин
Марат Хуснуллин
kremlin.ru

Разработка Минцифры

Тогда же, в апреле 2020 года, Минкомсвязь РФ (ныне Минцифра) анонсировала свое мобильное приложение «Госуслуги Стопкоронавирус», куда вошли несколько электронных сервисов. Как уточнялось в пресс-релизе, оно может быть востребовано «в условиях распространения коронавирусной инфекции». Именно это приложение включало так называемый цифровой пропуск «в режиме самодекларации пользователем целей выхода из дома». Оно формировало карточку «таймер пребывания на улице» с соответствующим QR-кодом, который проверяющий считывал другим мобильным приложением — «Ковид сканер».

В конце октября 2021 года на сайте министерства отмечалось, что «для проверки подлинности сертификата вакцинированного или переболевшего COVID-19 необходимо использовать только доверенный механизм проверки QR-кодов — мобильное приложение «Госуслуги Стопкоронавирус» от Минцифры России».

Судя по отзывам пользователей, и это приложение недоработано. Ниже приведены несколько отзывов с Google Play за период с 19−22 ноября 2021 года:

«После установки запустилось, показало QR-код и больше не работает. Нет подключения к интернету. Выданы все разрешения приложению. Позор разрабам, лучше бы не выкатывали такое», «Отвратительная организация работы по передаче данных. QR-код получить просто невозможно. Создаётся впечатление, что разработчики не знали о нагрузке, которая ляжет на их систему в период вакцинации, конечно, ведь количество граждан России — это секретная информация… Постойте, нет, не секретная. Зачем браться за то, что вы физически были не способны обеспечить? Почему люди должны становиться заложниками вашей кривой системы?», «Удаляют qr-код о вакцинации, а он 1 год, оставляя код о перенесённом заболевании 6 месяцев. У меня вакцинация и заболевание с разницей в 4 дня. Как же вы задрали!!!», «Вводишь пароль, тебя привествуют: «Здравствуй, Петя Пупкин» — далее сбой «Произошла ошибка запуска приложения», «Покажи код, покажи паспорт… Совсем уже долбанулись?».

Проверка QR-кода
Проверка QR-кода
Дарья Драй (с) ИА REGNUM

А в Сургуте жительницы с QR-кодом и вовсе не смогли попасть в торговый центр, так как система выдавала, что «превышено допустимое количество проверок данного QR-кода за последние 10 минут». Опять всё списали на сбой.

Так и тянет спросить, памятуя о ситуации вокруг «Социального мониторинга», а это приложение с чьего «списали»? Какая ещё коммерческая структура принимала участие в разработке?

Что дальше?

Пока одни россияне бьются с кривым приложением, другие пытаются не допустить принятия федерального закона, который сделает этот подход с переподвыподвертом законным. В разных регионах уже сейчас составлены иски, касающиеся введения QR-кодов. Например, в Тюменский областной суд подан коллективный иск гражданских активистов. Помимо этого, то в одном, то в другом регионе страны вспыхивают протесты против куаризации и цифровой сегрегации, которая фактически вводит в норму принцип принуждения к тому или иному действию.

26 ноября 2021 года в Общественной палате РФ пройдут «нулевые слушания» по вопросу законопроектов, регламентирующих использование QR-кодов в общественных местах и на некоторых видах транспорта.