Потребность в западных кредитах заставляет российские предприятия вкладываться в экологию - Интервью зампредседателя комитета Госдумы РФ по экологии Александра Косарикова ИА REGNUM

Нижний Новгород, 12 октября 2004, 18:59 — REGNUM  

Александр Николаевич, обозначьте, пожалуйста, основные экологические тенденции, характерные сегодня для России.

Прежде всего, в последнее время в стране меняется сам взгляд на экологические проблемы. Приживается западная тенденция развития экономики в соответствии с требованиями экологических служб. Что касается законодательного давления на предприятия, то его можно осуществить, но только нужно подумать, каким способом. Дело в том, что закон по оплате за негативное воздействие на окружающую среду до сих пор не принят. Правительство по разным причинам против, поэтому пока работает старый закон, который проиндексирован в нынешнем бюджете на 20%. Это очень мало, потому, что это на уровне инфляции и как регулирующий фактор это действует очень слабо.

Одним из перспективных путей в этом направлении может стать декларирование. Как мы с вами заявляем о своих доходах, так и предприятие должно декларировать, что именно оно будет загрязнять, а контролер должен это проверить. Я полагаю, что такой способ гораздо меньше подвержен коррупции, чем просто фискальный метод. К сожалению там сегодня очень большая "административная рента", как теперь выражаются.

Каким образом решаются эти проблемы в Европе?

На западе экологические методы давления на экономику являются основными. Других методов они не знают. Кстати, именно по экологическим нормам наши самолеты не летают теперь над Европой, и мы вынуждены покупать "Боинги", а это уже экономика в чистом виде. То же самое и относительно наших грузовиков. "Камаз" может показывать замечательные результаты на международных ралли, но никто их не пустит на дороги Европы из-за шумовых показателей и выбросов в атмосферу.

Я уверен, что вопросы экологии должны и станут очень серьезным рычагом регулирования экономики. По-другому мы жить не сумеем. И в этом вопросе как говорится "запад нам поможет". На сегодняшний день основной экологическим регулятором у нас является то, что ни один западный банк не дает кредитов, если не доказать экологическую чистоту проекта. Перед получением любого западного кредита они вынуждены проводить аудит, в том числе и экологический. А все крупные предприятия кредитуются в западных банках. Поэтому сейчас наши предприятия пусть в недостаточной мере, но начали вкладывать деньги в экологию. Получается, что на сегодняшний день необходимость получения западных кредитов стала, к сожалению, основной причиной вложения денег в модернизацию российской экономики.

Недавно был опубликован список самых экологически загрязненных городов России, по данным аналитического агентства РБК-рейтинг. И Нижний Новгород занимает 33 позицию среди 46 самых экологически загрязненных городов России. С чем это может быть связано?

Нельзя рассматривать Нижний Новгород и область отдельно от остальных городов и регионов потому, что трансграничные эффекты и переносы по воде, по воздуху играют колоссальную роль. Но есть, у нас конечно и собственные загрязнители, одним из которых является транспорт. Этот вид загрязнения сегодня растет, причем растет, на мой взгляд, даже быстрее, чем это показывает статистика. Количество автотранспорта у населения резко увеличивается, а вместе с этим увеличивается и всевозможное загрязнение атмосферы, особенно двуокисью азота. Я думаю, что эта проблема будет решаться долгое время и нам от нее никуда не уйти - люди будут покупать автомобили. Для решения этой проблемы необходимо идти другим путем - выпускать более экономичные автомобили, которым требуется меньшее количество топлива. Еще один способ борьбы с этим видом загрязнения - выпускать более чистое топливо. В этом направлении в регионе шла работа около 10 лет назад, когда правительство области приняло решение не продавать в области этилированный бензин и "НОРСИ" это решение поддержало, перестало производить и продавать этилированный.

Что стало с этим решением сегодня?

По идее, "НОРСИ" до сих пор выдерживает эту линию, и на сегодняшний день мы справляемся, например, с проблемой повышенного содержания тетраэтилсвинца в атмосфере. Тогда, 10 лет назад, это было одним из первых шагов в России на пути создания экологически безопасного транспортного топлива. Сегодня данное положение входит в проект нового федерального закона о безопасности автомобильного транспорта.

Но автотранспорт не является единственной причиной загрязнения экологической обстановки...

Одной из таких причин является, как это ни странно прозвучит, экономический рост в стране. У нас начинает развиваться промышленность, но, нарастает она, к сожалению, по "грязному варианту", без перевода производства на современные экологически чистые технологии в соответствии с требованиями Евросоюза.

При этом я понимаю, что найти деньги на модернизацию всех производств - утопия. Но всегда можно выделить наиболее грязные участки. Кроме того, у нас есть и соответствующие технологии. Для примера хочу привести с ситуацию с гальваническими цехами, которые есть практически на каждом предприятии. В ходе их работы образуются соли тяжелых металлов, которые по оценкам всемирной организации здравоохранения стоят по своей опасности на 2 месте после боевых отравляющих веществ. Только в Нижнем Новгороде ежегодно в воду попадает примерно 250 тонн этих отходов. И как бы мы ни хитрили, они все равно попадут в питьевые источники.

На сегодня у нас в области разработаны соответствующие технологии переработки солей твердых металлов. Единственной проблемой стало отсутствие инвестиций. Причем, для того, чтобы решить проблему гальваностоков по всем предприятиям Нижнего Новгорода, необходимо 10-15 млн. рублей. Этого было бы достаточно для того, чтобы превратить почти отравляющие вещества в великолепные удобрения. Мы умеем это делать. И даже выходили с предложением реализовать этот проект на нижегородском предприятии "Кварц". На предприятии тоже были не против, но попросили, чтобы им помогли с финансированием из экологического фонда. В экофонде даже запланирована строка в 1 млн. рублей на эти цели. Но сама схема получения денег из экофонда настолько бюрократизирована, что для решения этой проблемы нужно вносить изменения чуть ли не в бюджет области.

В настоящее время мы вынуждены проводить внедрение этой технологии в Чебоксарах. Сегодня на заводе электроагрегатов делаем пилотный проект, который пойдет потом по всей России. Мы нашли в Чувашии поддержку властей, которой нет в Нижегородской области, и проект пошел быстрее. А для Нижегородской области тоже приготовлена соответствующая программа, которая позволит снять "проблему 250 тонн" и создать производство новых удобрений и кормодобавок (примексов), которые заменят те, что мы сегодня покупаем за границей.

Недавно в России очень много говорили в проблеме органических загрязнителей - пестицидов. Она на сегодня по-прежнему актуальна?

Несомненно. Пестициды относятся к классу стойких органических загрязнителей. На территории региона объем пестицидов пока довольно велик, и в этой проблеме таится колоссальная опасность - как с точки зрения сегодняшнего состояния, так и с точки зрения возможных диверсий.

У нас в свое время в России "была разветвленная система так называемой "Сельхозхимии". "Сельхозхимия" обладала большим количеством складов пестицидов и других удобрений. Если их не использовать по назначению, через какое-то время превращаются из удобрений в настоящий яд. В частности, сегодня в Шахунье есть старый деревянный склад, который никто не охраняет. На складе лежит 60 тонн даже не удобрений, а настоящего дуста. Их уже нельзя использовать, потому, что как удобрение они потеряли свои свойства и в процессе деструктуризации стали просто опасными.

По моим расчетам у нас в области около 3 тыс. тонн таких ядов разбросано вокруг всех населенных пунктов. Допустить их попадания в воду - значит сделать воду мертвой. Я не хочу никого пугать, но этим вопросом надо срочно заниматься.

На сегодня в МГУ разработана специальная технология - траншейное уничтожение с применением специального напалма. Все засыпается в траншею, покрывается сверху этим напалмом и этот напалм выжигает все, что есть в траншее. Продукт горения, который остается - безопасен, в воздух ничего не выбрасывается. Технология относительно не дорогая. Для того, что бы уничтожить 60 тонн в Шахунье, нужно 2 млн. рублей.

Сегодня, когда я слышу сообщения о массовых отравлениях детских лагерях, у меня возникает вопрос - а не посмотрел ли кто по сторонам, не стоит ли там поблизости такой склад.

Вопрос по уничтожению этих пестицидов мог бы стать серьезной программой как городского экофонда, так и областного департамента.

В какой стадии находится решение вопроса о строительстве в Нижегородской области низконапорной плотины?

Строительство плотины, как известно, позволит сделать Волгу полноценной транспортной артерией. На сегодня эта экологическая проблема сдерживает экономику не только области, но и Приволжского округа в целом.

Плотина должна находиться чуть выше Сормово и на 40 км ниже Горьковской ГЭС. В настоящее время в Минтрансе РФ уже готовится проект.

На мой взгляд, вариант этой низконапорной плотины более приемлем, чем вариант поднятия воды на Чебоксарской ГЭС, который за счет подпора также поможет решить проблему судоходства по Волге в районе Нижнего Новгорода. Но в этом случае мы подтопим весь Лысковский и Воротынский районы, а также создадим дополнительную опасность для нижегородского метро. Сегодня идет очень серьезная дискуссия между Нижним Новгородом и Чебоксарами, поскольку Чебоксары заинтересованы в подъеме у них воды. Чувашии это позволит на 20% увеличить количество вырабатываемой энергии, а для нас станет бедой. В Госдуме 20 октября пройдет круглый стол по вопросу строительства плотины. Мы намерены разобраться, что же происходит, а также научиться решать водные конфликты. Впереди таких конфликтов, на мой взгляд, будет все больше и больше, потому что вода становится все дороже и дороже.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.