Во Франции недавно был проведен опрос общественного мнения, результаты которого потрясли республику: оказалось, что 17% респондентов готовы на предстоящих президентских выборах отдать голоса Эрику Земмуру, крайне правому публицисту и телеведущему. Иными словами, он займет второе место, опережая главу крайне правой политической силы Национальное собрание Марин Ле Пен, пишет Бенедикт Бернье в статье, вышедшей 20 октября в Project Syndicate.

Французский флаг
Французский флаг

Свою известность он получил в начале 2000-х годов, выступая на телевидении и ведя колонку в консервативной газете Le Figaro. Благодаря этому Земмур, который пока тем не менее не заявил с четкостью о своей готовности избираться на пост главы республики, стал важным игроком в политической игре, которую теперь надеется дестабилизировать. Его политическим рупором стал влиятельный телеканал CNews, поддерживаемый миллиардером и одним из владельцев медиаконгломерата Vivendi Винсентом Боллоре. Хотя даже самые высокорейтинговые программы Земмура обычно не привлекают более 800 тыс. зрителей, телеканал за четыре года увеличил свою аудиторию вдвое, благодаря чему он стал вторым среди четырех 24-часовых новостных каналов Франции.

Бизнес-модель компании сочетает в себе освещение актуальных новостей с комментариями и обсуждениями, в ходе которых упрощаются многие сложные вопросы и часто звучат крайние позиции. Залогом недавнего успеха CNews и Земмура стало то, что они усвоили урок бывшего президента США Дональда Трампа: занимать крайние позиции и вести себя провокационно. В частности, среди недавних примеров можно указать на то, что Земмур призвал запретить «иностранные» для Франции имена, такие как Мохаммед.

Дональд Трамп. Выборы 2016
Дональд Трамп. Выборы 2016
Gage Skidmore

В то время как французские ультраправые последние 30 лет были зациклены на исламе, иммиграции, провалах образования и упадке французской цивилизации, экстремистская риторика Земмура выдвинула эти вопросы на первый план. И назвать ее «экстремистской» не было бы преувеличением: за последние годы Земмур был дважды осужден за разжигание ненависти и подстрекательство к расовому насилию.

Земмур развивает все те же зажигательные темы в своей новой книге «Франция не сказала своего последнего слова» (La France n’a pas dit son dernier mot). Смешивая ислам и исламизм, он надеется заклеймить всю религию и спровоцировать сопротивление иммиграции. Он утверждает, что иммигранты-мусульмане «растворят» коренных жителей Европы и что «исламизация городских улиц» новыми «колонизаторами» угрожает выживанию французской нации.

«Ни маленький городок, ни деревня во Франции не защищены от диких группировок чеченцев, косовцев, выходцев из стран Магриба или африканских банд, которые воруют, насилуют, грабят, истязают и убивают», — пишет он.

Неудивительно, что Земмур грубо искажает историю. Он утверждает, что поддерживаемый нацистами режим Виши «защищал французских евреев» во время Второй мировой войны. Никуда не деться и от его агрессивного женоненавистничества и гомофобии.

Земмур хочет, чтобы эти темы были в центре дебатов на президентских выборах, которые пройдут следующей весной. Регулятор вещания Франции, le Conseil Supérieur de l’Audiovisuel (CSA), уже решил рассматривать его как кандидата, отслеживая его эфирное время на телевидении, чтобы он не мог претендовать на большее, чем другие кандидаты.

Эрик Земмур
Эрик Земмур
Thesupermat

Феномен Земмура беспокоит французские политические партии всего политического спектра, хотя и по другим причинам. Он беспокоит Ле Пен, потому что она надеется быть кандидатом от крайне правых. Традиционно протестное голосование во Франции было разделено между популистами и теми, кто вообще не голосует, и, по крайней мере, до выборов 2017 года эта тенденция в основном была в пользу ее партии.

Чтобы представить себя законным кандидатом в президенты в 2017 году, Ле Пен пошла на то, чтобы сделать идеологию партии более умеренной, а также дистанцировалась от своего отца (основателя и бывшего лидера партии) и его реакционной, расистской и антисемитской риторики. На следующий год она даже сменила название партии. Но умеренность негативно сказалась на большей части ее базы, значительная часть которой перебралась к Земмуру. Опрос, опубликованный 28 сентября, показал, что поддержка Ле Пен составила около 16% по сравнению с 28% в первом туре президентских выборов 2017 года.

Земмура беспокоит и традиционная правоцентристская партия «Республиканцы». В то время как многим французским консерваторам было бы неловко голосовать за «Национальное собрание» в свете его антисемитского прошлого, они могли бы рассматривать Земмура, сефардского еврея, как приемлемого выразителя позиции современных правых по иммиграции.

Еще больше вводит в заблуждение то, что Земмур также изображает из себя поборника голлизма, взяв на себя три любимые темы Шарля де Голля: национальную независимость, социальную политику и идею христианской Франции. Играя на плавных границах между правыми и крайне правыми, он отбирает у республиканцев голоса, которые Ле Пен никогда и не надеялась получить.

Но хотя кандидатура Земмура могла бы навредить правым, она также могла и сослужить им службу. Если Земмур ослабит позиции Ле Пен, другой кандидат правого толка, такой как Ксавье Бертран, нынешний фаворит опросов общественного мнения, может победить в качестве соперника президента Эммануэля Макроня во втором туре выборов. У Макрона было бы гораздо больше поводов для беспокойства во втором туре против Бертрана, кандидата, который мог бы претендовать на широкую поддержку, в том числе со стороны левых и центристских избирателей, которые хотят любой ценой предотвратить второй президентский срок Макрона.

Ксавье Бертран
Ксавье Бертран
Kirby Simon

Позиции Макрона также могут пострадать из-за негативного воздействия, которое ультраправые темы окажут на общую дискуссию. Он захочет выделить свои экономические и социальные достижения, принятые им меры в образовании и свои проевропейские убеждения. Однако сделать это будет непросто при проведении кампании против противника, у которого на устах только «ислам» и «иммиграция».

Еще неизвестно, будит ли Земмур избираться. Некоторые аналитики сомневаются, что он сможет получить необходимую поддержку от как минимум 500 мэров. Но нельзя игнорировать 17% французских избирателей, которые поддерживают его кандидатуру. Значительная часть общественности явно разочарована нынешним подбором политической элиты.

Что бы ни решил Земмур, он вместе с CNews и другими правыми СМИ изменил дискуссию, заставив всех кандидатов сосредоточить внимание на иммиграции и преступности. Макрону тоже пришлось приспособиться, что отразилось в его решении ввести жесткие ограничения на выдачу виз для граждан Марокко, Алжира и Туниса. Еще не став кандидатом, Земмур уже играет важную роль на выборах в следующем году.