Поражение США в Афганистане потрясло многих американских союзников по всему миру, заставив их задуматься о надежности Вашингтона как партнера. На Ближнем Востоке такое развитие событий побудило некоторых арабских союзников пересмотреть свои позиции и пойти на снижение региональной напряженности, в результате чего ослабло прежнее соперничество с Турцией и Ираном. В настоящее время в регионе происходит ряд тонких стратегических сдвигов, которые могут позитивно поспособствовать формированию более стабильной среды, особенно в Персидском заливе, пишет профессор социологии Университета Западной Австралии Амин Сайкал в статье, вышедшей 14 октября в The Strategist.

Ближний восток
Ближний восток
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как и можно было предположить, унизительный уход США из Афганистана и возвращение к власти радикального движения «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) порадовали и укрепили позиции таких стран, как Иран, Россия и Китай, и даже Пакистан, несмотря на неоднократные заверения Исламабада о том, что он партнер Вашингтона в борьбе с терроризмом. В то же время из-за вывода американских войск из Афганистана лидер Турции Реджеп Тайип Эрдоган в еще большей степени стал сомневаться насчет Вашингтона. Кроме того, ряд арабских стран Персидского залива увидели ненадежность США как страны, обеспечивающей безопасность.

Анкаре не впервой не доверять Вашингтону, а ее разочарование в союзниках по НАТО копилось не один год. Так, Эрдоган критиковал Запад за поддержку курдов в Ираке и Сирии, указывая, что этой поддержкой могут воспользоваться курды турецкие, которые стремятся к автономии внутри самой Турции. Он также обвинил союзников том, что они не оказали Анкаре достаточно помощи в решении проблемы с наплывом сирийских беженцев, а также — что важнее — крайне негативно воспринял нежелание Запада поддержать массовые репрессии против оппозиции после неудавшегося военного переворота 2016 года. Тогда Эрдоган счел целесообразным пойти на сближение с Россией и Китаем.

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Tccb.gov.tr

В результате произошел резкий рост объемов ежегодной торговли Турции с двумя этими державами — более чем на $25 млрд. Беспрецедентное развитие получили также и связи между Анкарой и Москвой в военной области: Турция закупила российские системы ПВО С-400, несмотря на серьезные возражения Вашингтона. Когда же в наказание за этот шаг США отказали Анкаре в продаже многоцелевых истребителей F-35, турецкие власти отреагировали на этот шаг тем, что закупили еще большее число С-400 и предложили Москве построить АЭС в Турции.

Между тем Эрдоган продолжал расширять роль Турции на Ближнем Востоке. Строя стратегическое товарищество с небольшим, богатым нефтью, но влиятельным Катаром, он выступил с поддержкой Палестины и более широкой исламской международной повестки, пойдя вразрез с курсом Израиля и целого ряда арабских государств. В результате Тель-Авив охладел к Анкаре, так же поступили и арабские государства Персидского залива, прежде всего Саудовская Аравия, а также Египет, власти которого испытали определенный шок от назойливости Анкары.

Читайте также: Израиль и Турция: долгая история противоречий — Times of Israel

Поражение США в Афганистане изменило региональную картину. Саудовская Аравия и ее союзники в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в частности Объединенные Арабские Эмираты, пошли на пересмотр ситуации вокруг Турции. Они сочли полезным улучшить отношения с Анкарой, а также Тегераном и Дохой. Эр-Рияд решил похоронить прошлое соперничество и восстановить связи с Ираном. Абу-Даби стремился улучшить и расширить отношения с Тегераном и Дохой. Между Абу-Даби и Анкарой ведется серьезный диалог об улучшении отношений.

Король Саудовской Аравии Сальман Бен Абдель Азиз Аль Сауд
Король Саудовской Аравии Сальман Бен Абдель Азиз Аль Сауд
Kremlin.ru

В сентябре на конференции, организованной властями Ирака и Франции, впервые с тех пор, как Саудовская Аравия разорвала отношения с Ираном в январе 2016 года, в Багдаде встретились министры иностранных дел двух стран. По имеющейся информации, два давних соперника стремятся восстановить отношения друг с другом. В то же время перспективы сближения Турции и ОАЭ и полной нормализации отношений между ОАЭ и Катаром кажутся радужными. Эр-Рияд и Абу-Даби также стремились к более широким и дружественным отношениям с Россией и Китаем.

Такое развитие событий необязательно означает, что США больше не будут играть роль традиционного ключевого игрока в регионе, учитывая их прочное стратегическое партнерство с Израилем и Египтом, а также большое влияние среди членов ССАГПЗ. Напротив, такое развитие событий, по существу, предполагает, что фиаско Америки в Афганистане привело к серии перестановок в регионе. Кроме того, стало очевидно, что pax Americana — американский мир, — доминировавший на Ближнем Востоке большую часть периода после Второй мировой войны, постепенно разрушается. Этот процесс должен ускориться с обещанием президента Джо Байдена вывести 2,5 тыс. американских солдат из Ирака к концу этого года.