От судьбы российских сёл зависит и возможность поднимать российскую периферию в целом, включая планы строительства новых городов, и осуществление Стратегии пространственного развития РФ. Что необходимо учесть в планах по новому освоению глубинки России, рассказывает обозреватель ИА REGNUM Андрей Маленький.

Юрий Степанов. Строители. 1963
Юрий Степанов. Строители. 1963

Сама по себе Стратегия пространственного развития РФ, принятая лишь до 2025 года, может служить примером недостаточно дальновидного, в прямом смысле, подхода к планированию. А то, как в этой Стратегии видится развитие села, и вовсе не выдерживает критики. Дело представлено так, как будто возникновение «новых центров экономического роста» сделает возможным «развитие и геостратегических территорий, малых и средних городов, сельских территорий». Между тем даже из самого (последнего) места в тексте Стратегии и отсутствия других упоминаний вовсе не следует, что проблемы села будут решаться в самую последнюю очередь, когда «дойдут руки» и появятся новые ресурсы. Такой подход, так же как и стратегию, надо менять, потому что цели, указанные в государственной программе комплексного развития сельских территорий, могут так и остаться недостигнутыми. И это не смотря на то, что деньги под эту программу выделены колоссальные, 2,3 трлн руб. Упускать же развитие сельских территорий сейчас недопустимо, ведь заселение их становится важнее вопроса прибылей от продажи нефти и газа. Что же можно предпринять, чтобы сельское население не уменьшалось, а сёла не становились только поставщиком новых горожан?

Читайте статью Андрея Маленького

«Почему развитие села должно препятствовать развитию России?»