Всё чаще и чаще я слышу об ухудшении экономической ситуации в Европе. Друзья и студенты со всего континента рассказывают мне, что жизнь в их стране ухудшается, что сводить концы с концами становится всё труднее и труднее, и они теряют надежду. Я предупреждал об этом уже несколько лет. Тем не менее решение и сейчас остается тем же, каким оно было всегда, — перевоспитание от эгоцентричного отношения, одобренного европейцами, к отношению внимательному. Это единственный выход для континента.

Евросоюз
Евросоюз
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В настоящее время нет никаких причин для того, чтобы что-то улучшилось. Сообщения, которые я получаю о росте цен на жилье и товары в Чешской Республике, о миграции из Венгрии в поисках работы, о растущем неравенстве между внутренней Испанией и ее прибрежными районами и о бесчисленных других проблемах, про которые я слышал, это только верхушка айсберга. Плюс к тому борьба стран второго и третьего эшелона в Европе против богатых европейских стран не помогает ни угнетателям, ни угнетенным.

Европейские страны находятся под угрозой войны, и поток иммигрантов на континент только усугубляет ситуацию. А в период, когда экономика Европы переживает последствия локдаунов, что эти страны будут делать? Добавьте к этому «вишенку на торте», она же коронавирус, и у вас на руках будет очень опасная и нестабильная ситуация.

Я не настроен оптимистично, но пока есть надежда, мы должны попытаться объяснить единственный выход из нисходящей спирали. Европу можно спасти только в том случае, если люди и нации перестанут заботиться только о своей личной выгоде. В экономике, где всё взаимосвязано, понятия «личная выгода» просто не существует. «Взаимозависимый» и «личный» — это, в некотором смысле, оксюморон.

Кукрыниксы. Общий рынок. 1974
Кукрыниксы. Общий рынок. 1974

Никто не может указывать Европе, что делать; они должны взять свою жизнь в свои руки. Однако они должны учитывать жизни каждого человека, а не только интересы жителей богатых стран, иначе они разрушат жизни всех. Европе нужно научиться тому, что значит быть внимательной, видеть, что у каждого, действительно у каждого, есть то, что им нужно. Если это должен быть общий рынок, как ЕС утверждает, то он должен заботиться об общем благе. В противном случае какова первоочередная цель общего рынка?

Для того чтобы создать (действительно) общий рынок, должны быть общие интересы. Это означает, что в первую очередь Европа должна остановить приток людей со всего мира, в основном из Азии и Африки. Их интересы сильно отличаются от интересов Европы, и их культура не имеет ничего общего с европейской культурой. В настоящее время Европа не в состоянии выдержать вторжение иностранцев и изменение ее культурного и религиозного облика в дополнение к экономическим и структурным проблемам, которые у нее уже есть.

Затем, как только они остановят миграционный приток, они должны позаботиться о том, чтобы у всех в Европе были минимальные и достойные условия жизни. Если пренебречь одной частью европейского рынка, вся система рухнет, как карточный домик.

В-третьих, забота о всеобщем обеспечении должна быть данностью, строиться точно по такому же принципу, как забота о близком члене семьи, которого никто не бросает. Однако чтобы действовать таким образом, Европе придется преодолеть столетия войн, заговоров и вражды между странами. Мы не должны забывать, что две мировые войны, которые мир пережил к настоящему моменту, начались в Европе, и с вескими на то причинами.

Выхлоп
Выхлоп
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Поэтому необходимо то образование, о котором я говорил в начале этой статьи: воспитание взаимной ответственности, доверия и добросовестности. Прочные изменения могут быть только результатом тщательного образовательного процесса. Если все страны согласятся с этим, Европа сможет выйти победительницей из той сложной ситуации, с которой она столкнулась. Если, с другой стороны, она позволит странам отказаться от взаимной ответственности или позволит иностранцам продолжать вливаться, — она обречена. Пройдет совсем немного времени, прежде чем судьба Европы будет решена. Так или иначе.