Есть все основания критиковать вывод американских войск из Афганистана: если кадры того, как афганцы в отчаянии стекались в аэропорт Кабула, были недостаточно шокирующими, то теракт, направленный против этих людей, никаким иным образом назвать нельзя. Хаотичный и унизительный конец непопулярной войны с ее ужасными гуманитарными последствиями явился результатом серии политических просчетов, совершаемых одним американским лидером за другим, пишет бывший министр иностранных дел Испании Ана Паласио в статье, вышедшей 14 сентября в Project Syndicate.

США и Евросоюз
США и Евросоюз
Иван Шилов © ИА REGNUM

В ЕС быстрый крах поддерживаемого Западом афганского правительства вызвал волну обвинений и порицаний. Тем не менее возвращение талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) к власти также еще сильнее обострило чувство неуверенности относительно будущего НАТО и трансатлантических отношений в более широком смысле. Однако по-прежнему остается под большим вопросом, побудит ли эта тревога к каким-либо действиям.

Для Европейского союза геополитический самоанализ — это что-то вроде хронического заболевания. Как правило, он приводит к смелым заявлениям и обнадеживающим представлениям о стратегической автономии — идея, которая витала в воздухе с 1990-х годов, но в последние годы приобрела новую актуальность.

Голосование в Европейском Парламенте
Голосование в Европейском Парламенте

Время от времени эти представления вызывают яростные призывы к реформе, причем возглавляет их обычно Франция. Но такие призывы быстро утихают. Непреодолимым препятствием на этом пути стали разногласия между ЕС и, что более важно, между странами — членами НАТО, отчасти вызванные нежеланием тратиться на оборону.

Такова была судьба Боевых групп ЕС: формирований размером с батальон, состоящих из подразделений из разных стран-членов, придерживающихся Общей политики безопасности и обороны ЕС. Несмотря на достижение «полной боевой готовности» в 2007 году, они из-за внутренних разногласий так и не были развернуты.

Пока что нынешний раунд размышлений, похоже, следует аналогичной схеме. Перед тем как последние самолеты с эвакуированными покинули Кабул, европейские лидеры выступили с новыми призывами к стратегической автономии. Жозеп Боррель, высокопоставленный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, сказал, что вывод войск должен стать «тревожным сигналом», побудив ЕС «больше инвестировать в свой потенциал обеспечения безопасности и развивать способность мыслить и действовать в стратегическом плане».

Афганское фиаско, безусловно, придает этому призыву дополнительный импульс. В конце концов, как заметил Боррель, сроки и характер вывода войск из Афганистана были установлены исключительно США. Другими словами, несмотря на свои обещания возобновить международные обязательства Америки и ее отношения с союзниками, президент Джо Байден, похоже, продолжает переориентирование курса страны на внутренние проблемы.

Джо Байден
Джо Байден
(сс) jlhervàs

Если в начале правления Байдена его в ЕС готовы были на руках носить, то теперь там понимают, что США не могут вернуть себе лидирующую роль на мировой арене, пока не залечат свои внутренние раны. Администрация Байдена проводит «внешнюю политику в интересах среднего класса», прочно опираясь на глубоко разделенную внутреннюю сферу. И поскольку немногие в ее рядах выступают за расширение участия США в международных делах, вряд ли это изменится в ближайшее время.

Но хотя одностороннее решение Байдена по Афганистану должно вдохнуть новую жизнь в призывы к более всеобъемлющему стратегическому разъединению с США, оно не снимает с ЕС ответственности за бессмысленный вывод войск. У европейских союзников Америки было много возможностей возразить против планов администрации Байдена по выводу войск, не в последнюю очередь на июньском саммите НАТО. Они этого не сделали.

Однако даже если бы они это и сделали, европейские лидеры не имели бы в своем распоряжении возможностей для поддержки своей позиции. Европейские силы не смогли бы даже сохранить аэропорт Кабула открытым без поддержки США. Иллюзий больше нет: у ЕС нет возможности спроектировать независимое стратегическое видение. Основная причина — недостаток политической воли, которая, среди прочего, привела к выделению слишком малого количества финансовых ресурсов.

Проблема сводится к расчетам лидеров ЕС — и их электората — относительно предполагаемой ценности и реальной цены стратегической независимости. Настоящая переменная — это та самая ценность, восприятие которой значительно различается в разных странах ЕС. Цена, бесспорно, составляет около $818 млрд в год. В этом разница между бюджетом НАТО в $1 трлн и тем, что ЕС потратил на оборону в 2019 году.

На данный момент ЕС не может покрыть эту сумму: в его бюджете на 2021−2027 годы на безопасность и оборону выделено всего €13 млрд ($15,3 млрд). Для достижения настоящей стратегической автономии блоку в ближайшие годы потребуется гораздо больше политической воли. И это вполне возможно в то время, когда лидеры ЕС сталкиваются с перспективой новой волны миграции и превращения Афганистана вновь в убежище для террористов — событий, которые станут испытанием для безопасности границ Европы, политической стабильности и способности проводить гуманитарные операции.

Афганские беженцы
Афганские беженцы

В любом случае истинная стратегическая автономия остается скорее долгосрочным идеалом, чем достижимой краткосрочной целью. К счастью, ЕС может добиться большей автономии наряду с усилением оборонного сотрудничества с США — и за счет него. Несмотря на поворот Америки внутрь себя — перемена, которую не упустили из внимания ни Китай, ни Россия — обе стороны явно имеют много общих стратегических интересов. ЕС должен сделать своим приоритетом напоминать Вашингтону об этом и увести его от изоляционистского курса.

Именно этот императив должен лежать в основе продолжающейся работы ЕС по созданию своего плана обеспечения безопасности и обороны, известного как Стратегический компас, некоторые детали которой были предоставлены. И это, безусловно, должно определять действия ЕС до и во время саммита НАТО в июне следующего года в Мадриде, на котором будет опубликована новая Стратегическая концепция — некогда засекреченный документ, который теперь обновляется каждые десять лет, чтобы учесть всеобъемлющие цели и задачи организации.

В конечном счете, однако, ЕС не может утвердиться в качестве тяжеловеса во внешней политике и с геополитическим влиянием, соответствующим его экономической мощи, если не скорректирует свои бюджетные приоритеты, отвлекая ресурсы от своего заветного государства всеобщего благосостояния. Еще неизвестно, потерпят ли европейцы такие перемены.