Будущее и прошлое столкнулись во время увлекательной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность», которую созвал президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в Ташкенте 15−16 июля. В мероприятии приняли участие главы государств и правительств, министры и другие высокопоставленные должностные лица из двух регионов, а также из крупных внешних держав, включая Китай, ЕС, Россию и США, пишет бывший американский посол на Украине Джон Хербст в статье, вышедшей 20 июля в The National Interest.

Афганистан
Афганистан
Иван Шилов © ИА REGNUM

Саммит стал, пожалуй, самым значительным событием в Центральной Азии за последние годы: инициативой Мирзиёева установить теплые отношения со своими соседями и активно развивать более тесные экономические связи и даже интеграцию в регионе. Поскольку Узбекистан расположен в самом центре Центральной Азии и имеет самое большое население в регионе, эта политика неизбежно должна была оказать значительное положительное влияние. И так оно и получилось: решены приграничные вопросы, развиты коммуникации и транспортные связи, активизировалась внутрирегиональная торговля.

Цель конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность» состояла в продвижении этой концепции, а именно в том, чтобы содействовать экономическому сотрудничеству со странами Южной Азии и построить транспортную систему через Афганистан, по которой товары из Центральной Азии будут доставляться в порты Индийского океана. Центральная Азия, может быть, и центр огромного евразийского массива, но она совсем не имеет выхода к морю, что является экономическим недостатком. Строительство автомагистралей и железных дорог до ближайших морских портов даст толчок развитию экономики региона.

Строительство железной дороги
Строительство железной дороги

Мирзиёев изложил свое видение многообещающего будущего во всеобъемлющей речи на открытии конференции, и эти темы были поддержаны многими присутствующими деятелями. Однако эти оптимистические перспективы были, к сожалению, лишь одной из двух главных тем встречи.

Второй темой конференции стал призрак хаоса, царящего в Афганистане почти пятьдесят прошедших лет. Для реализации видения большого транспортного коридора, соединяющего Центральную и Южную Азию, Афганистан должен быть стабильной страной, живущей в мире со своими соседями. Тем не менее с уходом США и НАТО из страны быстро набирает силу радикальное движение «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Хотя на стороне президента Афганистана Ашрафа Гани по-прежнему находится более крупная и лучше оснащенная армия, чем у его противников из «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), радикалы неуклонно захватывают территории в таких областях, как Бадахшан, — то есть те области, которые они не контролировали даже тогда, когда были у власти.

Действительно, после конференции различные группировки старого Северного альянса, которые фактически не давали исламистам проникнуть на большую часть северного Афганистана поколение назад, направлялись в Доху для переговоров с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Туда же вылетел после встречи в Ташкенте и посланник США в Афганистане Зал Халилзад.

Рабочий визит спецпредставителя США по вопросам афганского примирения Залмая Халилзада в Ташкент, 11 апреля 2021 года
Рабочий визит спецпредставителя США по вопросам афганского примирения Залмая Халилзада в Ташкент, 11 апреля 2021 года
President.uz

Все участники конференции понимают, что именно происходит в Афганистане. Так, прилетев из Кабула, Гани выступил сразу же после Мирзиёева и трезво, но без пессимизма охарактеризовал свои усилия по противодействию радикалам. Он отметил, что эта задача будет намного проще, если Пакистан перестанет поддерживать врагов Афганистана. Этот призыв стал главной точкой конфликта мероприятия, поскольку вслед за Гани слово взял премьер-министр Пакистана Имран Хан. Не страдая той же особенностью, что и сказочный герой Пиноккио, глава пакистанского правительства без смущения заверил Гани и аудиторию, что Исламабад не поддерживает радикалов и не вмешивается в дела Афганистана.

Перспектива многолетней войны в Афганистане или победы «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это не то, чего хотят государства Центральной Азии. Однако все они реалисты. Поэтому они ищут гарантий для обеспечения своей безопасности, поддерживая надлежащие контакты с Гани как с президентом Афганистана, но тихо налаживая связи с радикалами. Они хотят знать, будет ли вернувшийся к власти режим талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), как и до своего свержения, предоставлять убежище для центральноазиатских экстремистов. В то время как радикалы в частном порядке заявляют, что извлекли уроки из прошлых ошибок, то, с какой жестокостью они поступили с захваченными афганскими военнослужащими спецподразделений Афганистана, указывает на то, что они от своих старых методов не отказались.

Риск того, что Афганистан может подпадать под власть радикалов, также может предоставить возможности для России и Китая. Москва разделяет озабоченность жителей Центральной Азии и заинтересована в прекращении распространения исламского экстремизма в регионе. Но она хотела бы использовать такое возможное развитие событий для расширения своего присутствия в сфере безопасности в Центральной Азии.

Китай ведет ту же игру, что и Москва, но его игра более сложна. Фактически Пекин мог бы оказать явное положительное влияние в Афганистане, опираясь на своего давнего союзника, Пакистан, чтобы тот прекратил поддерживать афганских исламистов. Однако он приветствует хаос в Афганистане, благодаря которому и произошел вывод войск НАТО и США. И хотя власти КНР пошли на сотрудничество с правительством Гани для увеличения своего экономического присутствия в стране, в случае победы «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Китай, вероятно, получит более широкие возможности в стране.

Домой. Погрузка американских солдат в самолет
Домой. Погрузка американских солдат в самолет

Едва ли для Пекина стало бы трагедией, если бы новый режим радикалов спровоцировал всплеск терроризма в Центральной Азии. При таком развитии событий произошло бы ослабление центральноазиатских государств, благодаря чему они стали бы более уязвимыми для возможного влияния Китая, который, среди прочего, не скрывает своих территориальных претензий к некоторым из своих центральноазиатских соседей.

Привело эти процессы в движение понятное решение США о выводе войск. Государства Центральной Азии, хотя и недовольны таким развитием событий, смирились с ним и по-прежнему будут приветствовать вклад США в обеспечение безопасности региона. В последние недели в Вашингтон для обсуждения таких шагов прибыли высокопоставленные официальные лица из Казахстана, Таджикистана и Узбекистана. Этот вопрос в Ташкенте также подняла делегация США на саммите во главе с советником Белого дома по внутренней безопасности Лиз Шервуд.

Каков будет вклад США, еще предстоит определить. Но Вашингтон действительно очень заинтересован и в поддержании безопасности в Центральной Азии, и в том, чтобы этот регион не оказался под влиянием Пекина и Москвы. Верно также и то, что интересы США и России частично совпадают. Оба государства хотят остановить распространение экстремистского ислама в регионе и сдержать влияние все более мощного Китая. Недавние новости о том, что Кремль предложил свои базы в Центральной Азии для возможного использования американцами, наводят на мысль, что это понимают в Москве.

Читайте также: Пентагон отказался от помощи России в выводе войск США из Афганистана

Такой вариант стоит изучить. Государства Центральной Азии были бы спокойны, если бы США и Россия работали вместе, помогая им справиться с проблемами безопасности, исходящими от агрессивного Афганистана. Но делать это нужно осторожно. Вашингтону нужно разговаривать напрямую с Москвой, но также и со всеми соответствующими государствами Центральной Азии: Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. США необходима их поддержка. В США не хотят, чтобы жителям стран Центральной Азии был навязан совместный американо-российский проект. Должны американские власти проявить осторожность и в вопросе использования российских баз.

Российские военнослужащие в Таджикистане
Российские военнослужащие в Таджикистане
Mil.ru

Как могла бы выглядеть эта совместная работа? Ключевым моментом является обеспечение безопасности границ Узбекистана и Таджикистана с Афганистаном. То же верно и в отношении туркмено-афганской границы, если в том будет заинтересован Ашхабад. Соответствующие меры могут включать обмен разведданными, радиоэлектронный мониторинг и патрулирование беспилотников.

В целом ревизионистская внешняя политика Кремля остается серьезным вызовом для США. И Вашингтон должен решительно противостоять этому вызову на Украине, в киберсфере и в других сферах. Но это не мешает ему работать с Москвой там, где интересы России и США пересекаются, и такое сотрудничество может помочь Москве со временем понять, что в конечном счете ее стремление «подорвать» международный порядок не отвечают ее же интересам.