Римский бог Янус был известен своими двумя лицами. Много раз одно его лицо смотрело в прошлое, а другое в будущее. Так же и Европа показала, что у неё два лица.

Паутина
Паутина
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

После длительного кризиса европейская сплоченность была испытана более, чем когда-либо. Возникает вопрос: которое из этих двух лиц победит на этот раз? Вернемся ли мы в прошлое или все-таки придем в благоприятное будущее? В конце концов, по тому, кто победит, можно будет судить о жизнеспособности самого Союза.

Первое лицо — это единство и солидарность. Это та Европа, которая поддерживает слабых финансовыми пакетами и программами помощи, что способствует сближению стран Севера и Юга, потому что, несмотря на наши различия, мы являемся сообществом. И что, опять же, становится очевидным, когда такая страна, как Турция, угрожает государствам-членам, таким как Греция. Эта та Европа, которая (большей частью под главенством Франции) создала общие цели и видение и доказала, что является своего рода клубом, который работает не только на своих сильных членов, а на всех.

Другая сторона Европы — суровое и непоколебимое лицо строгости и протестантской морали. Лицо, уста на котором говорят, что люди, совершившие ошибки (например, Греция), должны дорого заплатить за них не только для того, чтобы вынести урок через наказание и боль, но и чтобы показать другим странам, как нельзя делать, если страны эти вдруг склонятся к «аморальному пути». Эта линия была прежде всего выражена и выражается — через Меркель и Шибле в Германии и ее сателлитах. Возможный преемник канцлера Армин Лашет, похоже, следует той же логике.

Янус. Музей Ватикана
Янус. Музей Ватикана

В недавнем интервью Financial Times Лашет заявлял о необходимости вернуться к фискальной ортодоксальности и положить конец европейскому плану консолидации долга. Фактически он (что характерно) выразил то мнение, что ни одна страна не несет ответственности за долги друг друга в соответствии с Маастрихтскими правилами, тем самым поставив крест на возможном сокращении разрыва между Севером и Югом. Он также сказал, что европейские страны должны немедленно вернуться к соблюдению правил сокращения дефицита, игнорируя тот факт, что за полтора года Европа (и мир) перенесли ужасный экономический удар из-за пандемии. Это означает, что вновь Германия потенциально попытается положить конец укреплению государства всеобщего благосостояния и увеличению социальных расходов, которые поддерживают наиболее уязвимых граждан и социальную сплоченность в эти трудные времена.

Германская логика подсказывает, что поезду, чтобы добраться до пункта назначения, может потребоваться выбросить самых обессиленных пассажиров, чтобы не тащить лишнего груза. Хотя именно в противовес этой логике нужно напомнить, что Европа добилась значительного прогресса как раз потому, что никого не оставила в стороне и решила, что поезд доберется до места назначения только в том случае, если мы все будем вместе и будем помогать друг другу.

Возможный возврат к режиму жесткой экономии при канцелярии Лашета может означать конец Европы. Но даже если и нет, в любом случае это будет означать конец Евросоюза в том виде, в каком мы его знаем. Очевидно, что Европа находится на критическом перепутье. Либо она трансформируется с конечной целью федерализации, либо обернется образованием рыхлого экономического, торгового и таможенного союза. Для своего развития Европе срочно нужна единая внешняя политика с министерским портфелем для ее международного представительства. Она также должна провести экономические и социальные реформы для достижения сплоченности и солидарности между странами-членами.

Армин Лашет
Армин Лашет
Dirk Vorderstraße

Текущая угроза европейской социальной модели вызывает справедливые опасения среди европейских граждан, которые, однако, не готовы жертвовать этой моделью ради «экономической рациональности» с сомнительными результатами.