Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Социально-экономическую и политическую повестку Ирана сегодня стала определять жара. В нескольких городах граждане вышли на улицы, требуя положить конец внезапным веерным отключениям электроэнергии в разгар жаркого лета.

В Тегеране сейчас +41 по Цельсию, а на юге доходит и до 55 градусов. Отчего в Тегеране, Реште, Хоме, Бабольсаре, Гамшехре, Амоле, Ростамколе, Бехшахре люди выходят протестовать ночью в темноте. Во многих крупных городах перестали работать светофоры, охранная сигнализация магазинов, остановились фабрики и заводы, полетел график тегеранского метрополитена, вышли из строя промышленные холодильники на объектах общественного питания, нарушилась работа систем, усиливающих сигналы мобильной связи. Перестали работать электронные кассовые аппараты. В социальных сетях распространяются фото отключенных от электричества клиник, где на лечении находятся больные коронавирусом.

Жара
Жара
Pezibear

По словам представителя министерства энергетики Ирана, энергетики пытаются регулировать энергопотоки, чтобы снизить нагрузку на энергосети. Власти обратились к жителям страны с просьбой по возможности снизить потребление электроэнергии, особенно во второй половине дня. Потому что увеличить подачу электроэнергии невозможно, все станции работают на полную мощность. В этой связи Иран принял решение остановить экспорт электроэнергии и качать ее из Армении, Азербайджана и Туркмении. В этой ситуации завершающий свою каденцию президент Ирана Хасан Рухани извинился перед иранцами за массовое отключение электроэнергии: «Министерство энергетики невиновно, но министр должен объясниться перед нашими дорогими людьми». А ранее были те, кто предрекал забастовки в Иране после избрания президентом Ибрахима Раиси. Они вроде бы правы, протесты есть. Но носят пока исключительно экономический характер, и их острие направлено как раз в отношении администрации Рухани.

Спрос на электроэнергию нынешним летом достигал временами 66 тысяч мегаватт, в то время как генерирующие мощности страны выдают 65 тысяч. В реальности же все обстоит еще хуже: фактически система может вырабатывать не более 55 тысяч мегаватт. На электростанциях с их стареньким оборудованием и изношенной инфраструктурой наблюдаются постоянные технические сбои. А деньги на модернизацию не выделялись. Выход мог быть найден, уверены местные эксперты, полагая, что у Рухани и его команды просто не хватает компетенции в данном вопросе. При этом продолжается массовая забастовка работников нефтяной и нефтехимической промышленности страны. Координационный совет работников нефтяной промышленности после трехнедельной забастовки передал в правительство свои требования: увеличить базовую заработную плату с 72 миллионов риалов (300 долларов) до 120 миллионов (500 долларов), обеспечить гарантии своевременных выплат, вернуть социальный пакет, запретить бесплатные сверхурочные работы.

Гидроэлектростанция Манджил в Гиляне
Гидроэлектростанция Манджил в Гиляне
حسام

Кроме того, бастующие требуют отменить увольнение свыше тысячи рабочих, принимавших участие в акциях протеста. Выяснилось и еще одно обстоятельство: более 150 тысяч работников нефтяной и нефтехимической отрасли вообще не имеют официальных контрактов. Одним словом, Иран оказался на грани системного кризиса и социального взрыва. Это подтверждает тезис о том, что именно внутренняя, а не внешняя повестка будет приоритетом Раиси. Активность на внешнеполитической арене возможна только в условиях стабильности в стране. Конечно, велик соблазн обвинить в происходящем по традиции американцев и их политику санкций. Но проблемы, из-за которых возникли протесты, носят прежде всего экономический характер. Неспособность справиться с ними может обернуться и политическим кризисом.