На фоне недавнего конфликта между Израилем и ХАМАС неожиданный голос возглавил обвинение против еврейского государства. В то время как оборонительный военный ответ Израиля на тысячи ракет, запущенных из сектора Газа, вызвал предсказуемый протест в Европе и в рядах некоторых американских левых, именно Китай стал одним из самых яростных критиков страны.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Пекин, не колеблясь, указал пальцем на Иерусалим, причем дошел до того, что стал соавтором решения Совета ООН по правам человека о создании комиссии для расследования израильских «нарушений на оккупированной палестинской территории». Именно Китай подтолкнул Совет Безопасности ООН к проведению трех чрезвычайных заседаний в течение недели, а министр иностранных дел Ван И, назвавший конфликт израильскими «боевыми действиями», возмутил Израиль и потребовал немедленной «сдержанности».

В той же речи Ван раскритиковал США за то, что те «стоят на противоположной стороне международного правосудия», потому что поддерживают Израиль. Арабоязычные издания и аккаунты Пекина в социальных сетях были наводнены критикой Израиля и США, китайские дипломаты делились антисемитскими постами в Твиттере, а канал CGTV сообщил, что «евреи доминируют в финансах [США], СМИ и интернет-секторах».

Позиция Пекина была столь же неожиданной, сколь и резкой. В последние годы Китай стал одним из основных участников бурно развивающейся инновационной экономики Израиля. Согласно недавнему исследованию Института исследований национальной безопасности Тель-Авивского университета, с 2001 по 2018 год двусторонняя торговля между двумя странами ежегодно росла, увеличившись с чуть более 1 миллиарда долларов до почти 12 миллиардов долларов. Заметим, что после 2018 года цифры немного упали, до примерно 10 миллиардов в прошлом году — из-за давления со стороны администрации Трампа.

69-я эскадрилья («Молоты») ВВС Израиля
69-я эскадрилья («Молоты») ВВС Израиля
Iaf.org.il

Этот массовый приток капитала, большая часть которого перешла в динамичный высокотехнологичный сектор страны, поставил Китай перед шансом превзойти Соединенные Штаты в качестве крупнейшего иностранного инвестора Израиля уже в ближайшие годы. Да и китайские официальные лица с энтузиазмом говорили о «взаимном доверии» и «сотрудничестве», которые сейчас преобладают в отношениях между Пекином и Иерусалимом.

Все это делает резкую антиизраильскую позицию Китая удивительной и, возможно, показательной. Ведь активность Китая не может быть объяснена его решительной поддержкой дела Палестины — несмотря на словесную поддержку, на деле Пекин предоставил лишь мизерную помощь властям Палестины и ее народу. По состоянию на 2019 год не было измеримых китайских инвестиций ни на Западном берегу, ни в секторе Газа, а двусторонние торговые потоки были незначительными.

Но хотя Китай мало что сделал для поддержки палестинцев, он тем не менее использовал их против Вашингтона. «Наша цель — заработать очки на мировой арене, раскрывая и критикуя двойные стандарты США на Ближнем Востоке», — объясняет Чжан Чучу из Университета Фудань. Чем тогда объясняется резкий и громкий антиизраильский поворот Пекина?

Уйгурские мусульмане в Синьцзяне
Уйгурские мусульмане в Синьцзяне
Gusjer

Частично ответ можно найти во все более отчаянных усилиях Китая отвлечь международный разговор от темы геноцида уйгурских мусульман в Синьцзяне. Поддерживая тяжелое положение палестинцев, Китай цинично разжигает самую эмоциональную проблему в ближневосточной политике, чтобы отвлечь мусульманские страны от их собственной внутренней кампании по «разрушению происхождения и корней» китайских мусульман. В то же время расширение инвестиций Пекина по всему Ближнему Востоку в последние годы (в различных сферах — от телекоммуникационного сектора Ливана до различных инфраструктурных проектов в Египте) фактически купило молчание мусульманских правительств, когда речь идет о нарушениях прав человека в Китае.

Другая причина связана с выбором Китаем региональных партнеров. За последние несколько лет Пекин подписал стратегическое партнерство как минимум с семью странами (включая Турцию, Саудовскую Аравию и Ирак). Как поясняет в новом отчете американо-китайская комиссия по обзору экономики и безопасности, обширный 25-летний стратегический пакт Китая с Ираном является центральным элементом его ближневосточной стратегии. В случае полной реализации эта сделка принесет большую выгоду для Китая, предоставив ему преференциальный доступ к инфраструктуре, телекоммуникационным проектам и иранским портовым объектам, а также значительно расширив военное сотрудничество между двумя странами. Совокупный эффект сделки состоит в том, чтобы превратить Иран в критически важный центр в рамках знаменитой китайской инициативы «Один пояс, один путь» и тем самым дать Пекину жизненно важную долю в Исламской Республике.

Израильский город Холон после массированного обстрела
Израильский город Холон после массированного обстрела
(сс) Yoav Keren (יואב קרן)

Ответ Китая на недавний конфликт Израиля с ХАМАС должен послужить тревожным сигналом для политиков в Иерусалиме. С его помощью подчеркивается, что, несмотря на его значительную финансовую заинтересованность и политические банальности, для союзничества Китая с Израилем существуют реальные ограничения. В самом деле, недавняя поддержка правительством Израиля резолюции ООН по геноциду в Синьцзяне предполагает, что переосмысление политики Китая, возможно, уже началось.

Тем временем для остального Ближнего Востока антиизраильский поворот Китая представляет собой поучительную историю, из которой следует сделать далекоидущие выводы в этом регионе и за его пределами: сегодняшняя дружба Пекина не является гарантией его верности завтра.