Мирный атом
Мирный атом
Иван Шилов © ИА REGNUM

Эксперт польского аналитического центра Polityka Insight Роберт Томашевский обнародовал информацию, которая претендует на сенсацию. По его данным, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и один из самых богатых поляков, медиамагнат Зигмунт Солож-Жак намереваются вложиться в достройку Балтийской АЭС в Калининградской области. Напомним, что этот проект был инициирован Росатомом, церемония начала строительства состоялась 25 февраля 2010 года. Предполагалось, что АЭС стоимостью в 6,23 млрд евро сделает Калининградскую область экспортером электроэнергии. Однако после отказа Польши и Литвы покупать ее продукцию в 2014 году строительство было приостановлено. По данным Томашевского, инвестировать в Балтийскую АЭС изъявили готовность венгерская группа MVM, которая отвечает за модернизацию работающей в Венгрии АЭС «Пакш», и принадлежащий Соложу концерн ZE PAK.

«Главным аргументом в пользу строительства энергомоста и Балтийской АЭС является ускоряющаяся энергетическая трансформация, из-за которой в ближайшие годы придется остановить большинство польских угольных электростанций, что приведет к увеличению спроса на импорт энергии», — объясняет эксперт мотивацию польской стороны. Но, учитывая, что атомная энергетика работает на стыке бизнеса и политики, причем второй чуть ли не больше, чем первого, вставал вопрос, как отнесутся польские власти к проекту, который подразумевает вступление в диалог с их российскими коллегами. Томашевский сообщает, что Солож якобы обсуждал эту идею с премьер-министром Польши Матеушем Моравецким и министром государственных активов Яцеком Сашиным. Так это или нет, сказать сложно, представители правительства пока не предоставили своих комментариев. Зато дернулась соседняя Литва, которая в настоящее время ведет изнурительную для себя битву против белорусской АЭС в Островце.

Дайнюс Крейвис
Дайнюс Крейвис
Enmin.lrv.lt

Министр энергетики Литвы Дайнюс Крейвис в интервью литовскому деловому порталу Verslo Žinios заявил, что «информация о строительстве в Калининградской области атомной электростанции с участием польских и венгерских компаний либо не соответствует действительности, либо является частью информационной войны, которую ведет Россия». Литовский министр считает, что польские чиновники, отвечающие за энергетику, прежде всего уполномоченный по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Пётр Наимский, придерживаются позиции, согласно которой после синхронизации энергосистем Польши и республик Прибалтики импорт энергии из третьих стран, включая Россию и Белоруссию, невозможен. Раньше так оно и было. А сейчас?

Польша в последние годы приняла ряд решений в энергетической сфере, которые содержат турбулентный политический заряд. Во-первых, она расширяет инфраструктуру по приему СПГ (в основном из США) и возводит свою часть норвежско-датско-польского газопровода Baltic Pipe. Во-вторых, приняла программу строительства польских АЭС. В-третьих, согласилась с «зеленым курсом» Европейского союза. На каждом из перечисленных направлений Варшава сталкивается с побочными эффектами, которые могут заставить ее скорректировать прежние позиции. «Зеленый курс» ставит амбициозные цели по резкому сокращению с перспективой сведения до нуля выбросов парниковых газов. Для Польши это означает, что ей в первую очередь необходимо найти замещение своим угольным электростанциям, иными словами, прекратить добывать уголь и перейти на альтернативные источники энергии.

Строительство газопровода Baltic Pipe
Строительство газопровода Baltic Pipe
Baltic-pipe.eu

Вариантов здесь, по большому счету, два — газ и атом, возобновляемые источники энергии потребности польской экономики не покроют. Варшава в обоих случаях сделала ставку на американцев. Но это было актуально во время президентства Дональда Трампа, поскольку помимо бизнес-составляющей правящая польская партия «Право и Справедливость» (PiS) надеялась извлечь из такого сотрудничества с США политическую прибавочную стоимость. С администрацией Джо Байдена, видимо, этого сделать не удастся, отчего польские эксперты и аналитики предлагают рассматривать альтернативные проекты. Например, отказаться от прежних планов строить АЭС с американцами, сделав ставку на Францию.

Однако в любом случае Польше еще далеко до появления собственных атомных электростанций, в то время как угольную генерацию останавливать надо в ближайшие годы. Проекты усиления газовой составляющей в балансе страны сталкиваются с внутренним сопротивлением, а атомной — с внешним. На днях американские лоббисты инициативы «Троеморье» в лице бывших послов США в Польше Дэниела Фрида (1997 — 2000 годы) и Джорджетт Мосбахер (2018 — 2021 годы) и старшего аналитика Атлантического совета Яна Бжезинского выступили со статьей, акцентировав внимание на создание в Центрально-Восточной Европе развитой газовой инфраструктуры, в первую очередь СПГ-терминалов, в которую просто-таки обязана вложиться Германия, чтобы «снизить риск, связанный с «Северным потоком — 2». Но это же для Польши означает и переключение внимания с национальной программы строительства АЭС на газовые проекты.

Проект Балтийской АЭС
Проект Балтийской АЭС

В этой ситуации потенциальная польско-венгерско-российская кооперация по достройке и последующей совместной эксплуатации Балтийской АЭС могла бы решить некоторые энергетические проблемы Польши. Варшава в таком случае получает возможность заместить часть угольной генерации «атомным электричеством». Снимаются претензии Германии, которая протестует против планов возведения польских АЭС рядом с ее границами. Помимо того, польским властям ничего не мешает вступить в переговоры с Росатомом о перспективах создания его силами уже польских АЭС. Это нисколько не будет сковывать политическую маневренность Польши, как строительство АЭС «Аккую» в Турции не мешает Анкаре спорить по ряду важных проблем с Москвой. Конечно, если «Право и Справедливость» пойдет на диалог с Россией в атомной сфере, оппоненты правящей партии получат очередную возможность обвинять ее в «работе на Кремль». Но, с другой стороны, оппозиция и так это делает сегодня. Так что терять PiS тут, по большому счету, особо нечего.