Сформировавшийся за последние 30 лет «международный вес» Соединённых Штатов, которые практически починили весь мир финансовой системе доллара и фактически монополизировали право на создание международных правил, всё же не позволяет стране стать «планетарным гегемоном». Существующий механизм управления с помощью ООН, созданный на Ялтинской конференции в 1945 году, мешает Америке.

Несмотря на то, что противостояние двух систем, капиталистической и социалистической, существовавшее до 1991 года, больше не является сдерживающим фактором для глобального баланса между силами Запада и соцблоком, продавить свои односторонние решения в ООН Вашингтону так и не удаётся, отметили в Институте РУССТРАТ. Генеральная Ассамблея слишком многочисленна и не может выработать четкие коллективные решения, а в Совете безопасности Россия и Китай пользуются правом вето для блокирования однозначно прозападных идей.

Первая попытка заменить Организацию Объединенных Наций была сделана с помощью формата Group of Seven — «Большой семерки». Предполагалось, что ведущие мировые экономики: США, Британия, Германия, Италия, Канада, Франция и Япония будут использовать экономическую плоскость для решения общемировых вопросов, с помощью финансов решать политические и общественные задачи. Для этого требовалось расширить количество участников, вбирая в свой круг всё больше главных экономик планеты. Этот принцип привёл к тому, что в 2008 году в G20 был включён Китай, ставший главным дестабилизатором всей схемы работы «клуба».

Сейчас США запланировали создать новый механизм управления планетой, называемый «Лига демократии». Под новшество решено заложить не экономический, а идеологический фундамент. Как рассказали в Институте РУССТРАТ, концепция строится на противостоянии коллективного Запада, чьим идейным предводителем станут США, как сосредоточение свободы и демократии, тоталитарным государствам, куда отнесли Россию, Китай, Иран и Северную Корею.

В настоящее время Вашингтон растерял все ресурсы для доминирования в мире. Как только доллар перестанет быть мировой резервной валютой, США станут чисто региональным государством, то есть повторят судьбу испанской империи в середине XVI века.