Выборы президента Абхазии: кандидаты, факторы, прогнозы

Гагра, 25 сентября 2004, 20:56 — REGNUM  На пороге перемен - кандидаты и предвыборный фон

Абхазия на пороге перемен. 3 октября 2004 года здесь состоятся выборы президента, которые, как считают многие, положат конец десятилетней "эпохе Ардзинба".

Возглавивший борьбу Абхазии за независимость, доктор исторических наук Владислав Ардзинба (в августе 1992 г. он стал председателем Государственного Комитета Обороны) 26 ноября 1994 года был назначен парламентом на должность президента Абхазии. Его переизбрание на второй срок 3 октября 1999 года носило скорее формальный характер - являясь безальтернативным кандидатом, Ардзинба был избран почти единогласно. Имя Ардзинба прочно ассоциируется с годами грузино-абхазского противостояния и обретением Абхазией де-факто суверенитета. В последние годы 59-летний абхазский лидер прикован к постели, он фактически отошел от дел, не появляется на публике и периодически лечится в Москве.

Абхазия выберет нового президента и уже сегодня ясно, что его имя определится в жесткой борьбе: назначенные на 3 октября выборы фактически впервые предоставляют народу Абхазии выбор из целых пяти значительных политических кандидатур. Непризнанная республика подходит к знаменательному событию с осознанием всей ее важности и недопустимости просчета. Послевоенное тотальное разграбление Абхазии, коррупция во властных структурах, как результат - упадок и без того слабой экономики, а также высокий уровень преступности - вот неполный список проблем, на фоне которых и проходит подготовка к выборам. Массовое обнищание населения в противовес криминализации и чрезмерному обогащению клана Ардзинба сформировали в абхазском обществе весьма сплоченные протестные силы. Еще летом 2003 года организация ветеранов войны 1992-1993 гг. "Амцахара" ("Родовые огни") фактически была готова к свержению правящего режима. Лишь экстренное вмешательство старейшин родов и, вероятно, память о заслугах президента предотвратили эскалацию ситуации. Весной текущего года политическая обстановка вновь обострилась: в Сухуми был застрелен известный политик, исполнительный секретарь движения "Амцахара" Гарри Айба. Во время грузино-абхазского вооруженного конфликта он заслужил высшую абхазскую награду - орден Леона. Убийство Айба повлекло объединение "Амцахары" с другой влиятельной организацией - "Единой Абхазией".

Под самый занавес нынешней президентской гонки масла в огонь подлило решение ЦИК Абхазии об отклонении кандидатуры экс-министра внутренних дел, ныне московского бизнесмена, лидера оппозиционного движения "Айтайра" ("Возрождение") Александра Анкваб. Последний обладает серьезным влиянием на внутриполитические процессы. Поначалу ЦИК мотивировал свое решение тем фактом, что Анкваб не в достаточной степени владеет государственным языком - абхазским. Однако несуразность вердикта лишь подняла волну оппозиционной активности, заставив ЦИК впоследствии добавить к формулировке отказа несоответствие Анкваб требованиям ценза оседлости в пять лет.

Решение ЦИК не заставило Анкваб дистанцироваться от предвыборных политических процессов. Обладающий мощным финансовым ресурсом и определенной поддержкой абхазской диаспоры в США, Анкваб решил примкнуть к другому кандидату в президенты, экс-премьеру, гендиректору крупнейшей государственной компании "Черноморэнерго" - Сергею Багапш. Победа последнего обеспечит несостоявшемуся кандидату в президенты пост премьера.

Сергей Багапш выдвинут кандидатом в президенты на съезде общественно-политического движения "Единая Абхазия". Поддерживаемый "Амцахарой" и "Айтайрой", он фактически объединил вокруг себя основные протестные силы непризнанной республики. Но необходимо учитывать, что абсолютного единства в рядах ветеранов нет и быть не может. Некоторые весьма авторитетные личности, отличившиеся в период войны с Грузией, продолжают призывать народ голосовать за ставленника властей - действующего премьер-министра Рауля Хаджимба, утверждая, что союз Багапш-Анкваб способен предать интересы Абхазии. Медвежью услугу оппозиционному дуэту оказывают и грузинские СМИ, называющие Багапш человеком более лояльным Тбилиси, нежели Хаджимба. Люди из хаджимбовского штаба подготовили листовки с соответствующими вырезками из грузинских газет на эту тему и в огромном количестве распространили их по всей Абхазии.

В 1970-е годы Багапш работал в ЦК грузинского комсомола. Насколько он сохранил связи с грузинской элитой - судить трудно. Во всяком случае, сторонники Хаджимба вовсю педалируют сей биографический эпизод как доказательство "прогрузинского элемента" в альянсе Багапш-Анкваб. Мало того, Александру Анкваб приписывается участие в бытность его министром внутренних дел в сдаче оружия своих соратников грузинской стороне. Оппозиционер утверждений этих не опроверг, правда, внес некоторые оговорки. Дело, мол, было так. Когда в первые дни войны абхазы эвакуировались в Гудауту, Анкваб получил от Ардзинба распоряжение остаться в Сухуми и начать с переговоры с грузинами, стараясь выиграть время и максимально задержать продвижение грузинских войск вглубь абхазской территории, дав, таким образом, абхазам возможность оборудовать боевые позиции на реке Гумиста. Анкваб остался в здании МВД с семью вооруженными сотрудниками своего ведомства. К тому времени абхазская столица была уже полностью занята грузинскими войсками и бронетехникой, и сопротивление группы Анкваб грузинам было равносильно самоубийству. В итоге Анкваб приказал сдать оружие. Речь идет о семи автоматах Калашникова. После этого грузины их отпустили, и они целыми и невредимыми добрались до Гудауты. Теперь это происшествие трактуется сторонниками Хаджимба как факт открытого предательства.

В паре с Багапш в качестве претендента на пост вице-президента (в Абхазии он выбирается в связке с президентом) баллотируется член политсовета "Единой Абхазии" Станислав Лакоба. На его долю также пришлось немало выпадов со стороны властей. В частности, ему инкриминируется связь с фондом Сороса, с чем Лакоба категорически не согласен - "это некоторые члены правительства и их семьи кормятся в фонде Сороса перед самим носом чекиста Хаджимба", - заявляет он.

Следует вспомнить и третьего кандидата в президенты, экс-министра иностранных дел Сергея Шамба. Член "Единой Абхазии", Шамба ушел в отставку после убийства Гарри Айба, громогласно заявив о своем несогласии с действующим режимом. Сегодня активно муссируются слухи о вариантах возможных союзов Шамба с каким-либо одним из двух основных претендентов - Хаджимба или Багапш. Как считают эксперты, объединение Багапш с Шамба практически невозможно. Хотя сам Багапш заявил по этому поводу, что "все возможно - ведь пока Шамба не вышел из "Единой Абхазии".

Сам экс-министр иностранных дел категоричен: "слухи о нашем намерении присоединяться к каким-то движениям или отдать свои голоса какому-то кандидату не соответствуют действительности. Хочу твердо заверить всех, что мы никому свои голоса отдавать не собираемся, так как считаем, что наши шансы предпочтительнее других. Если же кто-то захочет объединяться с нами, то мы рассмотрим эти предложения. Мы не будем менять свои позиции в соответствии с ежедневно меняющейся ситуацией". Шамба до сих пор не простил "Единую Абхазию" за то, что эта организация, вопреки всем прогнозам, выдвинула своим основным кандидатом не его, а Сергея Багапш. Сергей Шамба даже подал в отставку с поста министра иностранных дел перед июльским заседанием политсовета "Единой Абхазии", когда решался вопрос о выдвиженце. После того, как политсовет выдвинул Багапш, Шамба демонстративно ушел, громко хлопнув дверью. Что касается возможного союза Шамба-Хаджимба, то некоторые аналитики действительно пророчат такой сценарий, если выборы войдут во второй тур. Хотя поговаривают и о личной неприязни между этими двумя политиками.

На первый взгляд логичный выбор Ардзинбы - нынешний премьер Рауль Хаджимба - дал оппозиции немало пищи для критики, и основной козырь протестных сил - его имидж "человека из спецслужб". В середине 1980-х он учился на высших курсах КГБ СССР в Минске, затем служил в органах безопасности родного Ткварчальского района. В 1992-1993 гг. принимал активное участие в боевых действиях, награжден орденом Леона. До того как стать премьер-министром совмещал посты первого зампреда правительства и министра обороны. Премьером стал в 2003 году. До недавнего времени Хаджимба являлся непубличным политиком, которого, по мнению ряда экспертов, и назначили-то премьером в качестве "компромиссной фигуры". В этом плане совершенно ожидаемым было появление разного рода компроматов, проясняющих "темные пятна" в биографии Хаджимба, вплоть до подписанных его же рукой доносов. Такого рода документы, в частности, появились на грузинских сайтах радикального толка (www.abkhazeti.ru), за достоверность которых им же и отвечать.

Еще два кандидата - глава Народной партии Якуб Лакоба и родственник Владислава Ардзинба, экс-премьер Анри Джергения особых иллюзий относительно своих шансов не питают - не питают их и избиратели. Упоминая Якуба Лакоба, отметим его оригинальный в контексте местных нравов ход. В паре с ним на пост вице-президента баллотируется представительница прекрасного пола Фатима Квициния. Второй - Анри Джергения, - хоть и обладал в бытность премьером немалым влиянием, вскоре растерял его и, по сути, опирается на поддержку лишь некоторых кругов из лагеря ОПД "Амцахара".

Тем не менее, практически все кандидаты в президенты не стали нарушать негласную абхазскую традицию - распределять различные руководящие должности в шахматном порядке, исходя из региональных особенностей. Если родовое гнездо кандидата в президенты находится в западной - "Бзыбской" части Абхазии, то вторым номером - вице-президентом, согласно этому правилу, должен быть представитель восточной, "Абжуйской" Абхазии. Или, наоборот, если первый номер у абжуйцев, то второй - у бзыбцев.

Едины все кандидаты и в официальном признании того, что вопрос о независимости Абхазии для них решен и пересмотру не подлежит. Общины: утерянное влияние

Абхазия - многонациональная страна, и именно этот фактор делает предстоящие выборы еще более непредсказуемыми. В настоящее время в Абхазии проживает не более 230 тысяч жителей, включая вернувшихся в Гальский район 60 тысяч грузинских беженцев (по официальным данным численность населения составляет 320 тысяч). Те же официальные источники свидетельствуют о том, что большинство населения Абхазии - абхазцы, однако, если верить неофициальным данным, абхазцы уступают по численности проживающим здесь амшенским армянам (более 70 тысяч). Самих абхазцев в республике сегодня проживает 64 тысячи (до войны - более 100 тысяч). Русское население уменьшилось вдвое и сейчас составляет чуть более 40 тысяч, до войны - более 70 тысяч. В любом случае численность армян в Абхазии значительна. Значителен также их вклад в обретение фактической независимости Абхазии. Поначалу старавшиеся сохранить нейтралитет во время активной фазы грузино-абхазского конфликта, армяне затем были все-таки втянуты в кровопролитие и сыграли в исходе противостояния не последнюю роль. В послевоенный период представители армянской общины занимали относительно высокие посты в системе власти республики, однако в последнее время ситуация изменилась и влияние армян практически сошло на нет. Сегодня, как правило, они не вовлечены даже в среднее звено властных структур. Кроме того, участились случаи грабежей армян и недопущения их к экономической деятельности. От того как будет голосовать армянская община, зависит многое - однако единства в их рядах не наблюдается. Так, по словам редактора армянской газеты "Амшен" Артавазда Сарецяна, "пока нет конкретного кандидата, за которого бы проголосовало армянское население". Среди армян Гагрского района сильны позиции Хаджимба, так как там за него активно агитирует очень авторитетный среди местных армян бывший командир Армянского батальона Вагаршак Косян. В Сухумском и Гульрипшском районах среди армянского населения очень активно работают сторонники Сергея Шамба - депутат парламента Альберт Капикян и бывший командир сухумского батальона, ныне замминистра внутренних дел Сергей Матосян. Матосяну, в случае победы Шамба, обещана должность министра внутренних дел. За Сергея Багапш активно агитирует депутат парламента Альберт Овсепян.

Примерно так же разрозненно выступает русская община Абхазии. Хотя и землячество казаков заявило о поддержке Хаджимба, предполагать, что все русские проголосуют за него, не приходится. Тем не менее, русским импонирует тот факт, что именно при Хаджимба здесь активизировался процесс массовой выдачи российского гражданства и пенсий. Кроме того, на Хаджимба ставит Кремль, и его сторонники очень активно используют карту российской поддержки. Во всяком случае, и русская, и армянская община в Абхазии могли бы сыграть более весомую роль, если бы их государства - Россия и Армения - были более заинтересованы в соблюдении интересов своих соотечественников. И это именно тот вопрос, в котором стратегические партнеры - Москва и Ереван - могли бы сыграть в одну партию. Чего, однако, не наблюдается. В результате - разобщенные, политически пассивные общины, неспособные даже в парламенте страны обеспечить весомое представительство. 2-3 депутатских места и даже кресло вице-спикера, который занимает русский Александр Страничкин, - не столь адекватные рычаги во властной пирамиде для таких многочисленных общин.

Фактор российский - весомый

То, что Россия в Абхазии - первая скрипка - не секрет. Почти 85% жителей Абхазии - граждане Российской Федерации. Кроме того, миротворческая миссия России в зоне грузино-абхазского конфликта, выплата населению российских пенсий и пособий, запуск железной дороги сначала Сочи-Сухуми, а затем и Москва-Сухуми, объемная гуманитарная помощь, большой поток российских туристов, наконец, соседство и общая граница России и Абхазии, служащая для жителей Абхазии экстраординарным источником экономического выживания - факторы, говорящие сами за себя. Россия стала гарантом фактической жизнедеятельности республики. Тем не менее, не в пример руководству Южной Осетии, абхазские руководители занимают более взвешенную позицию в отношениях с Россией, по крайней мере, на уровне заявлений. Если в Цхинвали прямо заявляют о том, что видят свое будущее в составе России, то в Сухуми осторожничают и говорят лишь об ассоциированных отношениях. Здесь также не встретишь плакатов наподобие "Путин - наш президент". В Сухуми отдают себе отчет в том, что Россия до сих пор не вышла из режима санкций против Абхазии, включающих ограничения на поставки стратегических военных товаров, которые были введены еще в 1995 г. странами СНГ. Принципиально отказалась подписывать соответствующий документ лишь Белоруссия.

До сих пор остается нерешенным и вопрос о православной церкви Абхазии. Сухумо-абхазская епархия вот уже более 10 лет пребывает без легитимного епископа. С 1917 года епархия подчинялась грузинской церкви, но во время войны 1992-1993 годов абхазские священники, недовольные грузинским патриархом Илией Вторым, вышли из подчинения Тбилиси. Однако в лоно российской церкви епархию принимать не спешат, хотя, как здесь утверждают, обращения были неоднократные. Вместе с тем, в Москве прекрасно осознают, что если пустить ситуацию в Абхазии на самотек, то этим не преминут воспользоваться реваншистские силы Грузии - не напрасно же Саакашвили провозгласил "реконкисту" Абхазии целью своей жизни. А развитие пред- и послевыборных событий в Абхазии по сценарию грузинского лидера в корне противоречит геополитическим интересам России в регионе. Именно поэтому, при некоторой обтекаемости российской позиции, Кремль не только уравновешивает признание "территориальной целостности" Грузии готовностью защищать интересы своих граждан в том числе и в Абхазии, но и даже высказал свое веское слово по абхазским выборам. Сочинская встреча Путин-Хаджимба в преддверии выборов сомнений на сей счет не оставляет. Москва не скрывает, что нынешний абхазский премьер - наиболее приемлемый для нее кандидат, способный обеспечить разумную преемственность, сохранить политическую и социальную стабильность, стать проводником российско-абхазских связей.

Фактор грузинский

(Локальный)

Как отмечалось выше, по разным оценкам, в Абхазии проживает более 60 тысяч грузин, в основном в Гальском районе. В принципе, этого достаточно, чтобы повлиять на ход и даже результаты выборов. Однако Центризбирком Абхазии сделал все для того, чтобы свести до минимума участие грузин в предстоящем политическом процессе. Благо, мотивов ЦИК не занимать. Во-первых, у многих из них или грузинские паспорта, или и вовсе нет никаких. Выходом могла бы стать выдача формы №9 - документа, заменяющего паспорт, однако никто на такую "справедливость" не пошел. Процесс сначала откладывали, а потом заявили, что за две недели до выборов начинать выдачу документов бессмысленно. Считается, что в Гальском районе сильны позиции Багапш и Джергения. Второму импонируют исключительно из-за его напарника - кандидата в вице-президенты Руслана Кишмария, долгие годы возглавлявшего администрацию Гальского района и сохранившего здесь определенное влияние. По оценкам Кишмария, из всего грузинского населения района проголосовать смогут лишь 5-6 тысяч человек. При этом он утверждает, что власти сознательно ограничили до максимума возможность участия в выборах грузин.

(Глобальный)

То, что в Тбилиси нервничают по мере приближения выборов в Абхазии - очевидно. Уже более чем 10-летняя де-факто независимость Абхазии заставляет Грузию ревностно следить за любыми событиями в мятежной республике, а уж выборы президента - повод особый. Тем более, когда они проходят на фоне нешуточной напряженности на всем Кавказе. Вдобавок, Абхазия в одностороннем порядке вышла из переговорного процесса, что также не случайно. Хотя официальным мотивом выхода Сухуми из переговоров, по абхазской версии, послужил обстрел турецкого танкера в территориальных водах Абхазии, тем самым абхазская сторона фактически дала понять, что вся повестка грузино-абхазского урегулирования, по сути, для нее исчерпаны. И это во многом оправданный и осознанный выбор. Ведь лозунги Саакашвили в проекции на суть вопроса - независимость или подчинение - темы для переговоров не оставляют. Да и аджарский опыт вкупе с действиями администрации Саакашвили в Южной Осетии желания вести переговоры не добавляет. Может ли предложить Тбилиси что-то большее, чем де-факто добилась Абхазия? Фактически, нет - а значит, и говорить не о чем. Прошедший войну и невзгоды народ Абхазии говорить о федерациях и конфедерациях особо не рвался и не рвется, политика действующих властей, а также властей новых будет направлена на минимизацию грузинского влияния, хотя бы во имя самосохранения. Для Грузии идеальным вариантом была бы дестабилизация обстановки в преддверии выборов, что не исключается местными властями. Это создало бы определенную почву для идеи интернационализации миротворческого контингента (что проталкивается Тбилиси в Южной Осетии), а то и ввода в Абхазию грузинских подразделений. Так или иначе, грузинская активность, изрядно подогретая в Аджарии, немного поостывшая в Южной Осетии, в Абхазии пока проявляется крайне слабо - Сухуми принял серьезные "загородительные" меры, в эффективности которых можно будет вскоре убедиться.

Фактор турецкий - пока угольный

Традиционно заинтересованная во всех кавказских процессах Турция так или иначе проявляет активность и в Абхазии. Это в немалой степени обусловлено и наличием в Турции значительного количества этнических абхазцев - по некоторым данным, около полумиллиона человек. По сути, Россия и Турция - страны, наладившие определенные отношения с Абхазией. И это несмотря на протесты Тбилиси, к тому же поддерживающего с Анкарой тесные отношения. Заинтересованность Турции в абхазском факторе проявляется многопланово. Турецкие компании активно вовлечены в абхазскую угледобывающую промышленность, абхазский строительный бизнес, активно закупают местную древесину. Вот уже который год в Гантиади действует турецкий колледж Башаран. О родстве двух народов должен свидетельствовать и тот факт, что в абхазский календарь официально включен праздник Курбан-Байрам.

И все же. Перечисленное выше вряд ли может свидетельствовать об однозначно протурецкой ориентации Абхазии. Не станем забывать об одном очень серьезном факте - в этой республике нет ни одной мечети, и это несмотря на то, что часть населения Абхазии исповедует ислам. Это - одно из косвенных подтверждений зыбкой роли Анкары в абхазских реалиях. Так или иначе, Анкара вряд ли будет способна стать политическим фактором в ходе предстоящих 3 октября президентских выборов в Абхазии, да и к роли политической доминанты она вряд ли и стремится. Здесь слишком хорошо осознают всю серьезность такого рода политических поползновений, ограничиваясь деятельным участием в экономической жизни непризнанной республики. Впрочем, то, что не по зубам сегодня, может прийтись впору завтра. Зная безмерный аппетит Турции, настрой на политическую экспансию по маршруту Тбилиси-Сухуми исключить нельзя.

В итоге

Аналитики пророчат второй тур. При таком сценарии шансы оппозиционного кандидата реально подскочат. Пока же протестные силы трубят об антидемократическом характере избирательной компании, фальсификации списков избирателей, чему способствует отсутствие точных данных о числе избирателей и их гражданстве. Так, в стане оппозиции утверждают, что по замыслу властей, должны быть подготовлены 70 тысяч "левых" бюллетеней, которые и станут залогом победы ставленника властей Хаджимба. Глава Центризбиркома Сергей Смыр, в свою очередь, напирает на техническую невозможность воплощения подобной аферы, при этом, действительно, не обладая (или не желая обнародовать) конкретных данных о числе избирателей (по неофициальным данным избирателей чуть более 165.000).

Очевидно, предвыборная ситуация в Абхазии в целом выглядит напряженной и противоречивой. Если власти, старясь сохранить позиции, пойдут на конфликт и сомнительные избирательные технологии, они рискуют вызвать возмущение значительной части населения, ветеранов войны, общественно-политических движений и партий, положить начало острому политическому и межклановому противостоянию в республике, возможно даже вооруженному - оружие здесь есть практически в каждой семье.

Что касается прогнозов, то довольно показательны итоги опроса, проведенного студентами Абхазского государственного университета. Согласно его результатам, 47,2% опрошенных поддержали кандидатуру Сергея Багапш, 39,6% - Рауля Хаджимба, 9,1% - Сергея Шамба, 3,4% - Анри Джергения, 0,7% - Якуба Лакоба. Как видим, приемнику Ардзинбы есть над чем призадуматься, а времени у него в обрез.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.02.17
The Daily Express: «Печально известная победа Красной Армии над нацистами»
NB!
25.02.17
Украинские нацбатальоны захватили Донецкую фильтровальную станцию
NB!
25.02.17
1917: Кто же отступил от Бога – страна или Церковь?
NB!
25.02.17
Варшава вспомнила о роли Германии в создании «Большой Украины»
NB!
25.02.17
Иран закупает в Казахстане 950 тонн уранового концентрата
NB!
25.02.17
Турция—Россия: политика «баланса внутри балансов»
NB!
25.02.17
Омурбек Бабанов: «У нас общая история. Наш дед погиб за наш общий народ»
NB!
25.02.17
«Русские хакеры действуют в сети уже 10 лет под крышей ГРУ»
NB!
25.02.17
На Украине сейчас в моде «бесплатная аренда»: обзор рынка недвижимости
NB!
25.02.17
Климатология — лженаука
NB!
25.02.17
МГИМО имени В.И. Чуркина — это справедливо и важно!
NB!
25.02.17
В американском штате Арканзас возобновлена смертная казнь
NB!
25.02.17
Более 50% американцев высказались за расследования связи между Трампом и РФ
NB!
25.02.17
Активисты устроили провокацию с российскими флагами на выступлении Трампа
NB!
25.02.17
Неуклюжая попытка президента США сохранить лицо
NB!
25.02.17
Премьер Армении ездил в Грузию за альтернативой
NB!
25.02.17
Савченко рассказала о боевом духе и условиях содержания в ДНР пленных ВСУ
NB!
25.02.17
«Я, оказывается, революционер. Что этим хотят сказать?»
NB!
25.02.17
Папа Римский: Третья мировая война может произойти из-за недостатка воды
NB!
25.02.17
Внешняя политика России обретает силовой характер
NB!
25.02.17
Генералы на службе у Трампа: шанс реализма?
NB!
25.02.17
Госдепартамент США начнет проводить брифинги для прессы с 6 марта