Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 24 сентября 2004

Красноярск, 24 сентября 2004, 11:49 — REGNUM  



"Хлопонин грозит жесточайшими мерами".
("Красноярский рабочий", 24.09.04)

Александр Хлопонин провёл совещание, посвящённое проблеме задолженности по заработной плате на предприятиях края.
В рабочей встрече приняли участие заместители губернатора Лев Кузнецов, Василий Кузубов, Александр Новак, Эдхам Акбулатов, Николай Глушков, а также прокурор края Виктор Гринь и главы муниципальных образований. Хлопонин отметил, что краевая администрация и прокуратура проводят большую работу по погашению задолженности по зарплате на предприятиях и в организациях края. С начала этого года её удалось сократить с 767 до 498,5 миллиона рублей.
Однако в ряде предприятий ситуация до сих пор остаётся сложной. Например, в промышленной отрасли большая задолженность по зарплате у канского "Водоканала" - 5,6 миллиона рублей, у "Зубра" - 9 миллионов, Игарский морской порт задолжал своим рабочим 20 миллионов рублей, а "Красноярские волокна" аж 33,8 миллиона. Суммарная задолженность предприятий сельского хозяйства составляет свыше 120 миллионов, ЖКХ - 99 миллионов рублей. Долги по зарплате вывели Красноярский край на третье место в России и на первое в Сибирском федеральном округе.
Как заявил губернатор, "нет таких аргументов, которые могут оправдать руководителей, у которых предприятие работает, а зарплата работникам не выплачивается. Ситуация складывается нетерпимая. Со стороны краевой власти и прокуратуры края к таким руководителям будут применяться жесточайшие меры".
Прокурор края Виктор Гринь сообщил о результатах проверок предприятий, имеющих задолженность перед своими работниками. 85 руководителей получили предупреждения, 408 привлечены к административной ответственности, 30 человек отстранены на один год от руководства, заведено 37 уголовных дел. Прокурор края предложил объединить усилия всех уровней власти, профсоюзных организаций, депутатов для решения в крае этой проблемы.
На совещании принято решение об организации во всех муниципалитетах края специальных комиссий по контролю за своевременной выдачей зарплаты с участием представителей ассоциации работодателей, профсоюзов, районных прокуратур. Информацию о ходе выплат будут ежемесячно представлять губернатору.


"Меньше ГУПов - хороших и разных?"
("Красноярский рабочий", 24.09.04, Юрий Чувашев)

Вчера на заседании совета краевой администрации под руководством первого заместителя губернатора Льва Кузнецова была представлена программа приватизации государственного имущества Красноярского края на 2005-2006 годы.
Документ этот, долго обсуждавшийся и шлифовавшийся, имеет для региона не только экономическое, но и политическое значение. Что в очередной раз и было подтверждено традиционно острым монологом депутата Законодательного Собрания Всеволода Севастьянова, назвавшего в ходе обсуждения программу актом "политического самоубийства" власти.
В ответ на критику и Лев Кузнецов, и представлявший разработанный документ заместитель губернатора, начальник краевого управления имущественных отношений Вадим Медведев взвешенно и обстоятельно, по пунктам изложили аргументацию исполнительной власти по затронутым проблемам. Главными задачами программы, которой ещё предстоит пройти утверждение в ЗС, обозначены оптимизация госсектора экономики края и повышение эффективности использования краевого госимущества в целях развития региона и роста доходной части бюджета.
Предусматривается резкое - с 276 до 18 - сокращение числа государственных унитарных предприятий, находящихся в краевой собственности. Правда, с учётом того, что целый ряд унитарных предприятий будет объединён в единый хозяйствующий субъект, речь идёт о том, что, по сути, останутся 144 ГУПа. 103 аптеки будут объединены в структуре краевого унитарного предприятия "Губернские аптеки". 25 автотранспортных предприятий войдут в состав нового автотранспортного ГУПа, создаваемого на базе "Красноярскавтотранса".
А вот пакеты акций Красноярского завода цветных металлов, "Красноярскнефте-продукта", гостиницы "Октябрьская", производственно-издательского комплекса "Офсет" и институтов "Красноярскгражданпроект" и "Пром-стройниипроект" сохраняются в краевой государственной собственности - по крайней мере на 2007 год. Более подробно о приватизационной программе в ближайших номерах газеты.


"Три медведя в новой берлоге"
("Красноярский рабочий", 24.09.04, Юрий Чувашев)

С депутатом Госдумы Валерием Зубовым поговорить всегда интересно. И весьма поучительно. Потому как человек этот, что называется, в теме чуть ли не по любому вопросу, насущному сейчас не только для края, но и для страны в целом. Да к тому же гибко-осторожные слова "без комментариев" от него редко когда услышать можно, что особенно ценно. Как продвигается процесс объединения края, Таймыра и Эвенкии? Насколько вообще сильна тенденция укрупнения регионов страны? Действительно ли нынешняя Госдума стала заповедником проправительственного "одобрямса" и штампует решения без малейшего разномыслия, как некогда "руководящая и направляющая" КПСС? Почему депутаты ГД столь откровенно вяло и с большим опозданием отреагировали на резню в Беслане? На эти вопросы "Красноярскому рабочему" отвечает сегодня Валерий ЗУБОВ.
НАМ НЕ ЖИТЬ ДРУГ БЕЗ ДРУГА
Давайте сначала вспомним, как произошло разъединение Красноярского края и каковы были его последствия. Разделение реально осуществилось в 1990 году, когда из состава края вышла Хакасия. Это получилось в силу особенностей тогдашнего политического процесса при выборах председателя Верховного Совета РСФСР. В тот момент автономные области - даже не республики - объединились и отдали свои голоса за Бориса Ельцина при условии, что Руслан Хасбулатов, представитель Чечено-Ингушской АССР, станет первым заместителем председателя Верховного Совета. На этой волне тогда был поставлен вопрос о том, чтобы поднять до статуса республик целый ряд автономных областей. И появились новые субъекты Федерации: из Красноярского края вышла Хакасия, потом наступило разделение Чечни и Ингушетии, и пошло-поехало...
Почему это произошло? Да потому, что власть не заняла в то время принципиальную позицию, потому что недооценили опасность сепаратизма для страны, не стали сопротивляться ему.
Кто выиграл от разъединения? Все проиграли. Проиграло население и края, и Хакасии. И в первую очередь, из-за того, что порушились налаженные хозяйственные связи. Ведь до какой дури тогда дошло: между краем и Хакасией установили таможенные барьеры. Едешь из Красноярска в Минусинск, минуя два таможенных поста. Много дров тогда наломали. Вместо того чтобы развивать единый местный авиационный комплекс, принялись усердно делить его. А уж от того, что произошло с энергетикой, вообще проиграли все без исключения, причём по-крупному. Если бы Саяно-Шушенская ГЭС не вышла из состава "Красноярскэнерго" в то время, когда Хакасия уходила из края, то в регионе сохранилась бы единая энергосистема, как это было прежде. И она была бы энергоизбыточной. А сегодня "Красноярскэнерго" - энергодефицитная система.
Затем в стране начался второй этап разъединения, когда уже автономные округа стали преобразовываться в самостоятельные субъекты Федерации. И в этой ситуации проиграли прежде всего жители Норильского промрайона. Хотя бы потому, что они стали потреблять более дорогую продукцию, завезённую по импорту. Причём, как потом выяснилось, качество этой привозной продукции нередко было хуже. Был, в частности, случай, когда завезённая в Норильск мука просто замерзла, спеклась, и начались проблемы со снабжением, в середине 90-х годов в Норильске появились хлебные очереди.
Но проиграли и крестьяне края, потому что примерно 30 процентов агрокомплекса Красноярья было ориентировано на поставки в Норильский пром-район. Стал удорожаться северный завоз. Пошли и другие негативные последствия.
Что же происходит сегодня? На мой взгляд, реальное объединение края, Таймыра и Эвенкии уже состоялось. Потому что единственное, что раньше действительно разделяло эти регионы, - наличие самостоятельных, независимых бюджетов. Однако после того как были приняты соответствующие поправки к региональному законодательству, все федеральные субвенции и дотации будут идти через краевой бюджет. И поскольку Таймыр и Эвенкия весьма дотационны, то финансовое объединение трёх субъектов РФ реально уже произошло. И с 1 января 2005 года это почувствуется.
Не нужно забывать, что чем крупнее и сильнее регион, тем больше у него возможностей работать, тем больше его вес в Москве. К крупнейшим территориям в федеральном центре всегда особое отношение - это же понятно. Впрочем, на такие регионы и ответственности больше ложится.
Кроме того, нужно понимать, что сейчас, в связи с последними терактами в стране, вопросы безопасности выйдут на первый план. И вопросы эти тоже будут связаны с определённой перегруппировкой обязанностей в системе власти в целом. В сложившейся ситуации Москва будет вынуждена в меньшей степени заниматься регионами. Поэтому территории должны выбирать такую модель обустройства своей жизни и управления, которая позволит им в большей мере самим решать свои проблемы. Так что и с этой стороны объединение края, Таймыра и Эвенкии становится выгодным.
Я бы даже пошёл дальше и всё-таки вступил в диалог с Хакасией о возможном объединении в рамках того субъекта Федерации, который и создавался некогда под формировавшиеся хозяйственные связи. Ведь Красноярский край не просто так взяли и нарисовали на карте в своё время. Сначала планировалось создание производств, потом смотрели, какие между ними взаимосвязи, и уже потом определяли форму государственной власти, которая соответствовала бы этим хозяйственным связям.
Так что я бы пошёл на диалог с Хакасией. Тем более что уже очень многие люди переболели этой псевдонезависимостью начала 90-х годов. Многие сохранили память о том, как можно было успешно работать совместно в составе единого субъекта Федерации. Я думаю, что при корректном разговоре на эту тему есть возможность найти взаимопонимание. Что же касается объединения в рамках края, Таймыра и Эвенкии, то нужно не откладывать это дело и вести организационную работу как можно быстрее, иначе мы просто теряем время. А денег не должно быть меньше. Справедлива и правильна позиция, когда при объединении регионов баланс финансов остаётся прежним. Ведь те же субвенции и дотации на Таймыр и в Эвенкию будут просто идти не напрямую из федерального бюджета, а через краевой бюджет.
ПРОБНЫЙ ШАР ГУБЕРНАТОРА ТУЛЕЕВА
Недавнее публичное предложение кемеровского губернатора Амана Тулеева объединить Кузбасс, Томскую область и Алтайский край по смыслу очень правильно. Вопрос только в тактичности формы его подачи. Если взять Алтайский край, то он, к примеру, страдает от того, как идут поставки угля из того же Кузбасса. А если бы эти поставки осуществлялись в рамках единого региона, то договаривались бы обо всём, естественно, гораздо быстрее и лучше.
Или другая ситуация: Кемеровская область абсолютно не сельскохозяйственная, а Алтайский край, напротив, признанная житница. Так что в рамках единого региона вопросы продовольственной безопасности также могли бы решаться гораздо более эффективно. И управляемость новым, более крупным регионом, я думаю, не снизилась бы.
Словом, в инициативе Тулеева, по-моему, очень много разумного. Но повторюсь - смотря как подавать её. Если с таким предложением об объединении регионов выступает руководитель только одного из них, например, Тулеев, то руководитель другого, к примеру, алтайский губернатор Евдокимов, сегодня как бы автоматически сразу высказывается против. И здесь на первом месте стоит вопрос весьма прозаический: а кто из нас, губернаторов, будет руководителем этого объединённого региона? По-человечески подоплёка ситуации понятна, но какое отношение всё это имеет к делу? Если же говорить в целом, то тенденция укрупнения регионов сегодня в России вполне очевидна.
ДЕПУТАТ - НЕ МАШИНА ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ
Я вхожу в думскую фракцию "Единой России", не являясь членом этой партии. И по абсолютному большинству законов я сознательно голосую "за". Меня никто не заставляет делать это, голосую я потому, что вижу правильность этих законов. А в тех случаях, когда я считаю, что закон должен быть сформулирован иначе, я использую дискуссионную площадку в рамках фракции и думского комитета, причём не только того, в котором я непосредственно работаю в Думе. Доводилось выступать и на бюджетном комитете - например, против централизации водного налога.
Иногда удаётся убедить оппонентов. В частности, внесённый первоначально проект закона о монетизации льгот и его окончательно принятый вариант - это же два разных закона. Первый вариант мог привести страну только к гражданской войне. А что касается его итогового варианта, то уже почти всем понятно, что этот закон выгоден для тех, кто имеет льготы. И в этом, я думаю, люди убедятся в первом квартале 2005 года, когда начнут получать деньги.
Поэтому я считаю, что в Государственной Думе достаточно возможностей, чтобы отстаивать свою позицию. Например, я голосовал против двух законов, связанных с централизацией ряда налогов.
НЕЛЬЗЯ ОТВЕЧАТЬ БОЛТОВНЁЙ НА ВЫЗОВ ТЕРРОРИСТОВ
Я полагаю, что Госдума на теракт в Беслане вначале отреагировала неадекватно. И вот почему. Беслан - это уже качественно иной кризис. После серии терактов в стране мы все вдруг поняли, что в России нет системы безопасности. Что не срабатывают все эти меры антикризисного управления, когда мы усиливаем наряды милиции или переводим силовиков на повышенную готовность, когда тратим на правоохранительные органы всё больше средств...
Все мы вдруг чётко осознали, что когда люди из силовых структур, совершая подвиг, гибнут при освобождении заложников, то они ценою собственной жизни исправляют чьи-то ошибки. Возникает вопрос: кто был в стране наказан за то, что до всего этого дошло? И выясняется, что никого ни разу не наказали. Никто, кроме министра внутренних дел Северной Осетии, и сам не подал в отставку.
Поэтому первое и главное, что сейчас необходимо, - это серьёзная и честная реакция на происшедшие события, а не скоропалительное принятие пожарных мер. Всё случившееся нужно публично обсудить. Необходимо вести парламентское расследование причин и обстоятельств теракта в Беслане, причём так, чтобы оно не превратилось в политическое шоу. Пусть это расследование идёт в закрытом режиме, но только нужно регулярно информировать население страны о его ходе. И в конце концов сообщить об итогах. Потому что любое ведомственное расследование всегда что-то скрывает, корни всегда приглаживаются.
В общем, предстоит наговорить друг другу много горьких слов. А потому я бы не стал сводить проблему терроризма только к работе правоохранительных органов. Масса вопросов и ко всем остальным. А как Дума формирует бюджет страны? Как правительство его исполняет? Это тоже важные вещи. Прежде всего надо признать, что в стране стало опасно жить, везде и всюду. И ещё одно: когда с ходу, судорожно предлагают какие-то быстрые, лишь бы только что-то предложить, решения проблемы, то это неизбежно ведёт к забалтыванию сути происходящего и может аукнуться новыми, ещё более кровавыми ситуациями.
Вот сейчас выступает председатель правительства России и говорит: мы, мол, к тем предложениям по укреплению безопасности страны, что уже заложили в бюджет, добавляем ещё дополнительно столько-то миллионов... А я как депутат Госдумы сразу хочу спросить: вы хотите добавить средства, к примеру, на содержание милиции в Назрани, где недавно якобы "свои" же милиционеры перебили собственных сослуживцев?
Так вот вы сперва начните в правительстве хоть какие-то действия, улучшающие систему безопасности в целом, чтобы честный и профессиональный сотрудник оценивался бы в ней достойно, получал больше, а взяточники и предатели выдавливались бы из этой системы. Иначе говоря, вы сначала залатайте дыры в ведре, а уж только потом наливайте в него воду. Нужны чёткие ответы на вопросы, на что именно, куда и в каком объёме пойдут средства, выделяемые на безопасность страны, кто конкретно будет отвечать за их расходование.
Надо понимать, что если мы будем самым слабым звеном в международной борьбе против терроризма, то именно у нас, в России, кровавые теракты будут происходить и впредь. Потому что этим самым террористам всё дороже обходится их преступная деятельность, к примеру, в Испании, США или Великобритании. Почему угас ольстерский конфликт? Потому что дорого стало, в буквальном, физическом смысле. Там начали всё больше отлавливать боевиков и жестко наказывать их. Ту же Ливию очень строго наказали, с помощью серьёзных экономических санкций, за то, что ливийские террористы в своё время взорвали пассажирский самолёт над Шотландией. И Ливия покаялась за давний свой грех и, судя по всему, отказалась впредь поддерживать террористический "интернационал". А у нас в стране пока что по этому вопросу чувствуется слабость. И ситуацию эту нужно в корне выправлять.


"Процедура в санатории"
("Известия-Красноярск", 24.09.04, Андрей Андреев)

Краевая администрация укрепляется оздоровительным комплексом.
250 миллионов рублей - на такую сумму управление имущественных отношений губернской управы намерено увеличить стоимость государственной собственности, находящейся в распоряжении Красноярского края. Об этом заявил руководитель управления Вадим Медведев. По его словам, власти собираются приобрести санаторно-курортный комплекс "Тесь" в Минусинском районе, которым сейчас владеет "Норильский никель", а также ряд объектов, необходимых для жизнедеятельности краевых социальных учреждений. Кроме того, до 1 октября администрация края направит в правительство Российской Федерации предложения по передаче региону еще ряда объектов. Сейчас подготовка такого списка завершается. По словам Медведева, приобретение собственности является одним из элементов концепции управления государственным имуществом края. Пожалуй, впервые из недр имущественных структур вышла информация на тему финансового оздоровления исполнительной власти: обычно от бессилия государство продавало все что можно.
Первые сообщения о переходе санатория "Тесь" из частных рук в государственные появились еще в июле. По словам заместителя губернатора Сергея Козаченко, совет директоров Красноярского завода цветных металлов принял решение о приобретении у ГМК "Норильский никель" одного из лучших оздоровительных комплексов края. А поскольку сто процентов акций "Красцветмета" находятся в собственности региональной администрации, можно говорить о переходе лечебного имущества в распоряжение всего красноярского населения. Несколько месяцев назад стало известно, что горно-металлургическая компания обратилась к краевым властям с предложением выкупить принадлежащие ей 100 процентов акций АО "АСК "Тесь". Именно этому акционерному обществу сейчас и принадлежит оздоровительный комплекс. АО "АСК "Тесь" также имеет культурно-массовый центр в поселке Тесь, деревообрабатывающий цех и мясомолочное производство в Минусинске. Ему же принадлежит ТОО-процентный пакет акций племзавода "Таежный", балансовая стоимость которого оценивается в 526 миллионов рублей. Все это "Норильский никель" готов отдать краю за 7,18 миллиона долларов. В свою очередь, активы АО "АСК "Тесь" (без учета АО "Таежный") составляют 415 миллионов рублей. Кроме того, уже на безвозмездной основе ГМК согласен передать краю пожарное депо с 4 автомобилями в поселке Тесь. Предложение "Норильского никеля", как передавали информационные агентства, изучалось в администрации края в течение двух месяцев. Согласно схеме, разработанной властями, "Тесь" может выкупаться на средства Красноярского завода цветных металлов. Затем на его базе планируется сформировать государственное учреждение "Санаторно-оздоровительный комплекс "Тесь". По словам начальника управления социальной защиты населения администрации края Виктора Кима, уже в 2006 году в "Теси" смогут проходить лечение до 2600 человек. По данным Козаченко, судьбу остальных активов АО "АСК "Тесь" решит управление имущественных отношений администрации края. Как сообщил Сергей Козаченко, на базе "Теси" будет создано краевое государственное многопрофильное учреждение, где будут размещаться кадетский корпус и санаторий. Краевые администраторы особо отмечают, что в новом комплексе будут проходить сборы сильнейших спортивных команд края. Сергей Козаченко говорил еще, что санаторно-курортное дело, находящееся в частной собственности в Красноярском крае, пока не получает должного развития: "Многие частные санатории, которые находятся на территории края, оставляют желать лучшего. Задача администрации края - всячески способствовать развитию санаторно-курортного дела"
За комментариями "Известия - Красноярск" обратились к компетентному источнику в администрации края. По его мнению, ничего, кроме пользы, сделка между бизнесом и властью не принесет. Как сообщил наш источник, "Тесь" станет столь же знаковым санаторием для Красноярского края, как и Белокуриха - для Алтая Оппоненты команды Александра Хлопонина могут на это возразить, что администрация принимает на себя дополнительное финансовое бремя обслуживания оздоровительного комплекса - но возникает справедливый вопрос, что же все-таки дешевле: ездить на Алтай или в Минусинский район?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.