Единственное, чего действительно хочет Россия, — это чтобы ее воспринимали всерьез. Поэтому Владимир Путин ничего не ждет от встречи с Джозефом Байденом в Женеве. Главное для него заключается в том, что она вообще состоится. Об этом в своей статье написала журналистка шведской газеты Dagens Nyheter Анна-Лена Лаурен.

Владимир Путин и Джо Байден
Владимир Путин и Джо Байден
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Саммит Путин — Байден в Женеве: все новости»

«Послушайте меня, я за время своей работы привык к атакам со всех сторон. По очень многим поводам и разного качества и остроты. Меня ничего это не удивляет. Мы с теми людьми, с которыми мы работаем, спорим на международной арене. Мы не жених и невеста, не клянемся друг другу в вечной любви и дружбе. Мы партнеры и в чем-то соперничаем друг с другом», — заявил Путин в интервью NBC перед встречей с Джо Байденом в Женеве.

«Ключевое слово здесь — партнеры. Путин хочет, чтобы Соединенные Штаты видели в России страну, с которой нужно считаться. Любить необязательно.

Даже неважно, что Байден назвал его убийцей. По общему признанию, этот комментарий привел к тому, что Россия в качестве сигнальной меры отозвала своего посла из Вашингтона. Но для Путина главным по-прежнему является то, что президент США проявляет уважение к интересам России.

Байден продемонстрировал готовность к компромиссу по важному вопросу: газопровод «Северный поток — 2», который позволит экспортировать российский газ в Европу, является совместным российско-германским проектом, в который канцлер Ангела Меркель вложила немалую долю своего престижа. По словам самого Байдена, он больше не настаивает на санкциях против компаний, участвующих в проекте, прежде всего из-за заботы об отношениях с Германией.

Ангела Меркель и Владимир Путин
Ангела Меркель и Владимир Путин
Kremlin.ru

Он утверждает, что с самого начала выступал против строительства газопровода, но сейчас он почти завершен, и введение новых санкций будет «контрпродуктивным для европейских отношений».

Симптоматично и то, что Байден даже не упоминает об отношениях с Россией. Для США Россия перестала быть приоритетом после окончания холодной войны. Во-первых, США ожидали, что Россия станет демократической. Этого не произошло, но возврата к биполярному миру, в котором Москва и Вашингтон решали важные вопросы, не произошло тоже.

Мир уже миновал эту развилку, Китай выступил в качестве новой мировой державы, приоритеты Америки сместились в сторону Азии. Россия рассматривается как проблемная региональная держава, с которой Соединенным Штатам не нужно проводить каких-либо переговоров.

Однако Кремль настаивает на том, что, пока у России есть ядерное оружие, Соединенные Штаты должны прислушиваться к ней. Небрежное отношение к российским интересам в Вашингтоне привело кремлевскую элиту в состояние постоянного раздражения по отношению к США.

Межконтинентальные ракеты РС-24 «Ярс»
Межконтинентальные ракеты РС-24 «Ярс»
Kremlin.ru

Но ядерное оружие само по себе не было в центре внимания, когда между Москвой и Вашингтоном возникли трения. Вместо этого произошли конфликты, когда Россия свирепствовала в непосредственной близости от нее — посылала войска в Грузию, аннексировала Крымский полуостров и оказывала помощь сепаратистам на востоке Украины.

США должны были реагировать на это, но каждый раз принимается какая-то полумера, когда они наказывают Россию санкциями. Соединенные Штаты не готовы к военному вмешательству, потому что они не хотят начинать войну с Россией. Для Кремля это железобетонное доказательство того, что, что бы ни говорили США, там прекрасно понимают, что Россия остается ядерной державой», — написала Лаурен.

Читайте ранее в этом сюжете: DN: что значит «нормализация» отношений между США и Россией?

Читайте развитие сюжета: SVT: ожидания от встречи Байден — Путин чрезвычайно низки