Президент Литвы Гитанас Науседа поведал, что Вильнюс готовится к приему саммита НАТО в 2023 году. Об этом же говорится и в совместном заявлении, согласованном странами — членами Североатлантического альянса на саммите в Брюсселе в понедельник: «Мы с нетерпением ждем нашей следующей встречи в Испании в 2022 году и следующей встречи в Литве». Как отмечает в этой связи австрийское издание Die Presse, проведение саммита в Вильнюсе будет первым сбором «в бывшей советской республике с момента захвата Россией украинского Крыма, резко усилившего напряженность в отношениях между Россией и Западом», и может быть воспринято Москвой «как провокация».

Литва
Литва
Иван Шилов © ИА REGNUM

Основания так считать есть. Науседа накануне встречи в Брюсселе сделал ряд заявлений. Сначала во время переговоров с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом он сообщил, что «необходимы очередные шаги по реагированию на быстро изменяющуюся ситуацию на восточном фланге НАТО, где Литва выступает за укрепление сил сдерживания и оборонных средств». При этом он подчеркнул, что «Россия присутствует не только в регионе Балтийского моря, но и в регионе Черного моря, поэтому союзники должны координировать свои действия». Отсыл к Анкаре понятен, но в Черноморском регионе литовских интересов до сих пор не просматривалось и Вильнюс никак себя не проявлял на этом направлении. Затем после встречи в составе делегации лидеров прибалтийских республик с президентом США Джо Байденом от Науседы поступили следующие оценки. Он назвал Москву «главной долгосрочной угрозой НАТО» и заявил, что Литву «очень беспокоит усиление военной интеграции между Россией и Белоруссией».

Саммит НАТО в Брусселе. 2021
Саммит НАТО в Брусселе. 2021
Tccb.gov.tr

Но многие ли в Североатлантическом альянсе разделяют это суждение? Не похоже. Ведущее немецкое информационное агентство dpa считает, что на саммите в Брюсселе основной спор велся относительно того, в какой степени страны — члены НАТО должны поддержать США в их борьбе с Китаем. Многие европейские союзники скептически относятся к усилению концентрации альянса на Пекине, в том числе из-за опасений, что это может «поставить под удар важные экономические отношения с огромной страной», замечает агентство. Канцлер Германии Ангела Меркель после саммита призвала не переоценивать угрозу, исходящую от Китая, который «является соперником по многим вопросам» и «одновременно является партнером по многим вопросам». Но «никто не захотел наложить вето на значительное ужесточение курса в отношении Китая, как страна, которая по-прежнему тратит на оборону в два раза больше средств, чем все остальные союзники вместе взятые, последнее слово в НАТО обычно остается за США».

В этом контексте роль Литвы в американской политике на китайском направлении может заиграть новыми красками, особенно по сравнению с соседней Польшей. Если в начале сего года Варшава пошла на активизацию контактов с Пекином, то Вильнюс, напротив, начал проводить откровенно антикитайскую политику. Польский портал Kresy отмечал, что комитет Сейма Литвы по иностранным делам проголосовал за выход из формата «17 + 1», который объединяет страны Центрально-Восточной Европы и Балкан с Китаем. Глава комитета Жигимантас Павилёнис, ссылаясь на «идеологические критерии», даже предложил Литве сотрудничать с Тайванем. Как подчеркивало издание, это очередной «признак антикитайского политического сдвига в Литве» и является «результатом крайне проамериканской политики». Поэтому, когда Науседа по итогам саммита НАТО, отвечая на вопрос, не угрожает ли Литве сосредоточение дискуссий альянса на Китае, а не России, заверял, что этого не нужно бояться, такой ответ может говорить о возможном вовлечении Вильнюса в «большую игру» против Пекина на стороне Вашингтона.

А это в свою очередь меняет геополитический статус Польши, которая после июльского саммита НАТО в Варшаве в 2016 году всё это время воспринимала себя лидером учрежденного на том мероприятии так называемого восточного фланга Североатлантического альянса. На тот момент предполагалось, что Польша будет координировать сдерживание Москвы после ее «вторжения» на Украину, защищая от «российской агрессии» саму себя и республики Прибалтики. С этой концепцией согласилась или по крайней мере не стала возражать администрация президента США Барака Обамы. Спустя пять лет все начинает приходить в движение и меняться. Администрация Байдена уже не делает ставку на Польшу. Многих польских аналитиков и политиков смутили последние заявления Вашингтона, в которых они усматривают желание договориться с Москвой поверх их голов. Их большое внимание привлек тот факт, что встреча с прибалтийскими лидерами на саммите НАТО в Брюсселе была указана в календаре президента США, в то время как краткая беседа Байдена с президентом Польши Анджеем Дудой выглядела импровизацией и прошла на бегу.

Президент Польши Анджей Дуда
Президент Польши Анджей Дуда
(сс) Kancelaria Sejmu. Aleksander Zieliński

Если Вашингтон сейчас принял решение переформатировать так называемый восточный фланг НАТО, заострив его внимание на «китайской угрозе», для Польши это означает, что она становится глубокой и неинтересной американцам провинцией. Вместе с тем не факт, что и Вильнюс, как новый фаворит США, сможет добиться от них помощи в борьбе с Россией и Белоруссией. По итогам саммита НАТО в 2016 году было принято решение, что Литву станет курировать Берлин, а в республике разместят немецких военных. С учетом переориентации Вашингтона на китайском направлении не исключено, что вся Прибалтика в целом будет передоверена европейским странам — членам НАТО, что выведет на первый план Германию и Францию. Для Литвы это означает, что ее усилят дополнительными подразделениями бундесвера, но и только. Что касается политических приобретений, то их Вильнюс не получит.