В рамках 17-го Рижского международного кинофорума "Арсенал", что проходит в столице Латвии с 18 по 26 сентября, сегодня, 22 сентября, с журналистами встретился известный грузинский кинорежиссер Отар Иоселиани, отметивший, кстати, в Риге свое 70-летие. Воспользовавшись случаем, художник поведал масс-медиа о "русификации Грузии", тяжелой ситуации в связи с мусульманским окружением, невзгодах грузинского кинематографа и дал любопытную оценку террористического акта в Беслане. Казалось бы причем здесь латвийский "Арсенал"? Но у грузинского кинематографиста, ныне живущего и работающего во Франции, свои соображения. Так, встречу со СМИ он начал с краткого исторического экскурса в контексте восстановления государственной целостности Грузии. Для чего представил еще одного члена грузинской делегации - кинорежиссера, выступающего одновременно в ранге государственного министра по урегулированию чрезвычайных ситуаций Георгия Хаиндраву.

"Его целью является всячески способствовать восстановлению целостности страны, - пояснил О. Иоселиани. - Задача очень трудная и тяжелая, но мне кажется, есть основания для оптимизма. И хотя Грузия пока еще не входит в состав Европы, но мы государство гораздо более древнее, чем Прибалтика и христианство в Грузии существует с начала IV века". Напомнив прибалтам их историческое место, художник подчеркнул, что духовно и культурно Грузия вообще является форпостом Европы среди мусульманского мира. "Вокруг нас громадный Иран, Турция, Азербайджан, и весь мусульманский Кавказ, - обратился он к географической карте. - Очень тяжелая ситуация и на этом фоне мы еще умудрялись заниматься кинематографом". После чего О. Иоселиани напомнил немо внимавшим ему нескольким десяткам журналистов об отрицательных аспектах пребывания Грузии "в лоне России", о заинтересованности русских иметь военных, о том, как они считали, что грузины обожают воевать, а последние обучались в различных военных заведениях царской России. А также, что с 1918 по 1921 годы Грузия на короткий период "избавилась от российской доминанты и стала независимой страной". "Интеллигенция у нас сложилась довольно давно, еще до прихода русских войск, - подвел итог этого экскурса режиссер. - Да и в начале XIX века у нас процветала очень серьезная литература, живопись, только произошла русификация школ и мы перешли на русский язык".

Что касается нынешнего состояния грузинского кинематографа, то, по словам О. Иоселиани, оно очень тяжелое, много проблем с государственным финансированием. В качестве примера он привел свою страну обитания Францию, где, как рассказал режиссер, еще во время де Голля кинематограф причислили к категории национального достояния - им занималось государство, поддерживая финансово. "Чем больше молодежи, воспитанной на голливудском кино, посещало местные фильмы, тем больше отчислений от доходов с проданных билетов получал французский кинематограф, - пояснил О. Иоселиани. - Средства шли на поддержку французского авторского кино. Я не могу сказать, что французский кинематограф сегодня процветает, но все-таки из 125 фильмов в год можно порадоваться трем-четырем картинам". В Грузии, по его словам, по такому же образцу был создан Национальный центр кинематографии, однако там другие проблемы: "Дело в том, что у нас нет кинотеатров, которые раньше существовали в каждом городе - по два, иногда и по три, а в Кутаиси даже было шесть - все они сегодня распроданы и превратились в игорные дома". Наличие кинотеатров в советское время О. Иоселиани объясняет тем, что в СССР кинематограф субсидировался, так как "при большевистском режиме он служил инструментом пропаганды". При этом он поименно перечислил тех, кто через кинематограф служил самому режиму: "Фридрих Эмлер, Иосиф Хейфиц, к сожалению, и Михаил Ромм, со своей серией про Ленина, не говоря о Сергее Эйзенштейне с его "Октябрем", "Броненосцем Потемкиным" и пр.". Досталось от О. Иоселиани и его нынешнему французскому коллеге Люку Бессону, которого, уже отвечая на вопросы журналистов, он назвал дельцом от кинематографа. Грузинский режиссер не доволен римейком Бессона на тему знаменитого "Фанфана-Тюльпана", в котором сыграли Жерар Филипп и Джина Лолобриджида. "Для чего снимать второй раз то, что уже было хорошо снято, ведь получилось из этого все равно дрянь, - недоумевает О. Иоселиани. - Хотя может быть молодое поколение, которое не видело того фильма, клюнуло на эту удочку, потому что денежки этот Бессон собрал, и даже очень себе доволен".

С прибытием О. Иоселиани в Латвию в местных СМИ прошла информация, что он весьма благодарен этой стране за прокат в свое время фильмов, которые во всесоюзном масштабе были отправлены "на полку". Корреспондент ИА REGNUM попросил уточнить, о чем речь. "Один мой приезд в Латвию совпал с первым серьезным конфликтом между мною и чиновниками, - рассказал режиссер. - Фильм "Листопад" сначала выпустили на экраны, две недели он шел, однако затем был запрещен. Но когда в Советском Союзе что-либо запрещали, то большей популярности нельзя было и ожидать". По словам О. Иоселиани, о запрете фильма он узнал уже в Латвии, куда приехал делать субтитры к картине. "Фильм запретили в СССР, но в Латвии в это время был какой-то микрокосмос, - вспоминает художник. - У меня была копия ленты и, не смотря на всесоюзный запрет, фильм раз шесть демонстрировали в Риге, местные критики написали ряд статей, что для меня явилось просто элементарной поддержкой. Я прожил здесь несколько месяцев, причем за то, что мой фильм был запрещен, ко мне относились с большим уважением". Добавим, к господину Иоселиани в Латвии по-прежнему относятся с большим уважением, а организаторы "Арсенала" даже называют живым человеком-легендой. Правда, похоже, не только за талант кино художника - мотивы так называемой "русификации" и ненавистного "большевистского режима" очень созвучны латвийскому национальному официозу. У гостя кино форума поинтересовались, могли бы стать темой его творчества события, подобные недавней трагедии в Беслане? "Ни в коем случае. Не задача художника анализировать безобразия, которые могут происходить в психически болезненном состоянии людей, - признался режиссер. - Люди, взявшие в заложники детей - это просто безобразие и хамство, но такое же хамство и действия тех, кто стал стрелять. Российское государство надолго запятнало себя тем, что оно совершило в Беслане".