Политическая конъюнктура не должна вмешиваться в языкознание, поэтому активные попытки «со стороны» изменить установленные в конкретном иностранном языке правила названия стран или городов выглядят некорректными. Об этом профессор филологического факультета Латвийского университета русист Игорь Кошкин сообщил delfi.lv.

«Понятно, что для представителей национальных государств, особенно если они молодые и национально ориентированные, название страны — тоже символ национальной идентификации», — сообщил он. Отсюда, говорит Кошкин, и слишком трепетное отношение к собственным терминам и названиям, которое активно вменяется другим иностранным языкам, чтобы ни в коем случае не «покушались» на символ.

Кошкин отметил, что, как правило, такой идеологический спор ведут бывшие республики Советского Союза, а требования касаются написания этих республик и их столиц в русском языке.

Говоря о правильном написании в русском языке названия Белоруссии, Кошкин напомнил, что для белорусов называть свою страну «Беларусь» — логично и правильно, таковы правила белорусского языка. «Если бы мы говорили на белорусском языке и использовали бы при этом русское название Белоруссия — это было бы нарушением норм белорусского языка. Но мы пишем название в русскоязычном тексте, а значит все передаем по принципам русского языка».

Поэтому, отметил русист, «Беларусь» в русском тексте — это транслитерированное белорусское название страны, а «Кыргызстан» — транслитерированное название с киргизского языка. Тут полная аналогия с переносом имен-фамилий из другого языка в русский — это делается по системе правил русского языка. По-русски же эти республики называются по-другому.

Кошкин заметил, что, если в 90-е годы на волне отделения независимых государств в российских СМИ чаще использовалось название «Беларусь», но теперь СМИ возвращаются к привычному названию республики — Белоруссия.

«Нарушение устоявшихся норм своего языка с целью, чтобы кого-то не обидеть и не задеть, выглядит немного наивно — у каждого языка есть своя история, территория употребления», — так охарактеризовал Кошкин стремление некоторых российских СМИ писать «Беларусь». Он привел в качестве примера Германию.

«Возьмем Германию. Внутри страны ее называют Deutschland, но правительство никогда не выказывало заинтересованности, чтобы в русском языке использовалось название «Дойчланд». Такого рода требования — это неправильный путь. К примеру, как бы тогда мы должны были на русском языке называть Швейцарию, у которой четыре официальных названия — немецкое die Schweiz, французское Suisse, итальянское Svizzera, ретороманское Svizra?» — задал вопрос профессор латвийского университета Игорь Кошкин.