ИА REGNUM продолжает исследовать следы гитлеровской агрессии и геноцида на территории современной России. Наш новый шаг на этом пути — cерия очерков о концентрационных, трудовых, пересылочных лагерях на территории субъектов Российской Федерации в пределах ее нынешних границ.

Население приветствует советские войска
Население приветствует советские войска
Иван Шилов © ИА REGNUM

Проект реализуется совместно с Фондом Александра Печерского.

Материал создан по открытым источникам.

В середине августа 1942 года в станицу Курскую Ставропольского края пригнали колонну военнопленных. Вид у них был ужасный: оборванные, голодные, многие с открытыми ранами. Пленных разместили во дворе бывшего райисполкома. Территорию лагеря обнесли колючей проволокой, поставили охрану. Тяжелораненых определили в помещение, где до оккупации находилось правление колхоза имени Сталина, ныне улица Набережная.

Местные женщины тут же стали оказывать помощь солдатам. Включились в это дело и подростки. Стирали бинты, гимнастерки, поили пленных водой, пытались хоть немного накормить, хотя сами голодали.

А исхудавшие бойцы, по большей части молодые мужчины, страдали от голода, им требовалась калорийная пища, а не одни овощи и фрукты.

«И тут мы нашли выход, — вспоминает жительница Курской Евфросиния Васильевна, которая в период оккупации района была подростком. — На базе бывшей Политотдельской МТС немцы развернули производство колбасных изделий. Пригоняли сюда скот, забивали его, мясо пускали на колбасы, а внутренности выбрасывали. Этим и воспользовались женщины Курской: перебирали, мыли, чистили внутренности, а после их варили, и получался вкусный хаш. Немцы посмеивались над нами, но не препятствовали нашему занятию. Пищу в лагерь приносили в ведрах, раздавали ее во что попало: в котелки, в банки и даже в пилотки, если это была кукурузная каша. Воду солдаты набирали во фляжки».

Мемориал воинам. ст. Курская. Здесь находился концларерь времен Великой Отечественной Войны
Мемориал воинам. ст. Курская. Здесь находился концларерь времен Великой Отечественной Войны
Memory.stavmuseum.ru

«Однажды во время кормления пленных один из них передал маме записку, где просил назвать его нашим родственником и вызволить из зоны. Так мама и сделала. Комендатура не стала возражать, и раненный в руку боец стал нашим помощником: молол кукурузу, топил печь, варил и доставлял пищу в лагерь. Кроме нас так поступали многие станичные семьи. Были случаи, когда узников лагеря расстреливали или жестоко избивали. Было больно смотреть на такую расправу. Но мы были бессильны чем-то помочь бедолагам, лишь глотали слезы», — рассказывала Евфросиния Васильевна.

Воспоминания Евфросинии Васильевны Гончаровой о лагере военнопленных дополняются рассказом местного жителя Константина Михайловича Лященко:

«…Всё было предусмотрено по устройству лагеря военнопленных с немецкой аккуратностью. Одно только «забыли» оккупанты — организовать пищеблок. Расчет был на голодную смерть военнопленных и на устрашение жителей станицы, то есть на моральное их подавление. На вторые сутки многие солдаты уже не поднимались. Видя эту картину, к изгороди потянулись женщины с узелками. Кому такая смелость сходила с рук, а некоторые расплачивались за милосердие жестокими побоями. Подобную участь испытала Екатерина Максимовна Молчанова. Во время одной из передач продуктов она была схвачена и до полусмерти избита».

Лагерь ответил на эту садистскую акцию всеобщим возмущением. В свою очередь охранники отреагировали на вызов кровавой расправой. Они отобрали шестерых «бунтовщиков», вывели их на середину двора и приказали раздеться догола. Непокорных раздевали сами, разрывая одежду руками и с помощью ножей. После такой экзекуции многих солдат вывели из лагеря и расстреляли. Голод и болезни уносили много жизней. С умершими не церемонились. Их выносили за ограду и неподалеку зарывали в ямы. В одной из них потом было обнаружено 32 трупа».

Бесчинства в лагере военнопленных творили комендант Курской Адольф Кель и его сподручные из команды СС Иоганн Крон и Макс Михель.

Советские войска вошли в станицу Курскую утром 4 января. 5 января 1943 года станица была освобождена частями 217-й Горловской дивизии.