Официальный спикер украинской делегации в Трёхсторонней контактной группе Алексей Арестович заявил, что боеспособность вооружённых сил Украины зависит от поставок топлива из России и Белоруссии: 70% топлива Киев покупает у Москвы и Минска, и если «принципиально сказать «нет», то ВСУ на месяц или два могут остаться без топлива. Так Арестович ответил на вопрос о целесообразности полного разрыва отношений с Россией и Белоруссией.

Война на Украине
Война на Украине
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Я понимаю, когда топливо для вооруженных сил Украины, вот уже семь лет (!!!) ведущих карательную войну против мирного населения Донбасса, которое отказалось подчиниться нацизму, которое потеряло столько детей, поставляет лукашенковская Белоруссия. Лукашенковская Белоруссия как минимум делает вид, что нейтральна. Но поставка топлива для карателей — вовсе не нейтралитет, а соучастие в убийстве детей.

Но я искренне не понимаю, как все эти годы Россия поставляет на Украину топливо, которое снабжает военные действия украинских карателей против Донбасса. Я искренне не понимаю, как наша страна, Россия, делает вид, что она не понимает, как стала и продолжает оставаться соучастницей убийства наших детей в Донбассе.

Вагон-цистерна для нефтепродуктов
Вагон-цистерна для нефтепродуктов
Ural-66

Я глубоко убежден, что наше государство прекрасно знает: кто, как, по какой цене, по каким каналам, в каких объемах поставляет топливо на Украину. Это всё-таки таможенный товар. Совершенно очевидно, что наше государство знает: чье топливо и как доходит до вооруженных сил Украины, то есть карателей. И все эти целые годы наше государство лицемерно прячет голову под крыло, делая вид, что не понимает, что снабжает и поддерживает убийц.

Можно было бы понять это снабжение убийц как «странную войну», в которой наши добровольцы жертвуют жизнью в защиту Донбасса, но наше государство по понятным причинам не может предоставить им официального статуса защитников нашей Родины. В государственном управлении и войне есть много таких вещей, которые плохо совместимы с моралью, но бремя государства состоит в том, что оно не только вынуждено, но и обязано брать моральный грех на душу, жертвовать своими белыми одеждами, чтобы защитить большее, защитить людей. В этом — грустная судьба государственного человека.

Но государственный человек не должен врать сам себе. Украина официально, подчеркиваю: официально, официальнейше, непрерывно, многократно, для самых тупых, называет Россию «агрессором». Даже самый тупой, даже самый глухой и слепой российский чиновник не может не знать, что он — «агрессор». Значит, дело в его совести. О совести же тех бизнесменов, которые поставляют наше топливо для убийц наших детей, я просто умолчу.

ВСУ
ВСУ
(сс) Ministry of Defense of Ukraine

Но какова на деле должна быть совесть украинских властей, которые сейчас честно признаются, что подпитывают свою карательную операцию против нас, против нашего народа — нашим топливом, за наш счет, что они ведут войну против России как «агрессора» за счет самой России, я не понимаю. Как президент Украины Зеленский, борющийся за Крым, не признающий его российским, имеет там, в Крыму, квартиру, исправно платит квартирную плату и ведет войну. Пользуется топливом и ведет войну.

Мне бы было легче обвинить в лицемерии нашего неонацистского врага в Киеве, но я с сожалением должен признать, что нашему нацистскому врагу в Киеве вслепую, вглухую, втупую, но помогает наше государство и наш бизнес. Это двойное и взаимное лицемерие не может продолжаться вечно.