Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Белый дом подтвердил, что встреча президента США Джо Байдена с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом состоится 14 июня на полях саммита НАТО в Брюсселе. Политические пляски вокруг этой встречи в Турции продолжаются не первый день. Эрдоган рассчитывал, что ему удастся побеседовать с Байденом вскоре после того, как тот вступил в должность президента. Он был даже готов вылететь в Вашингтон. Однако его первый контакт с Байденом состоялся, да и то в режиме телефонной беседы, только в конце апреля, когда американский лидер проинформировал, что намерен признать геноцидом массовые убийства армян в Османской империи в 1915 году. После этого Эрдоган признал, что диалог с Байденом был непростым, в отличие от «очень мирной и непринужденной» телефонной дипломатии с Трампом. «Эрдоган мог делать все что хотел в течение четырех лет, потому что у него был друг в Белом доме, — говорил в беседе с Bloomberg советник по внешней политике одного из сенаторов от Демократической партии США. — Это изменится с приходом администрации, которая будет более ответственно подходить к президенту Турции».

Действительно, Байден стал выстраивать в отношении глав других стран свою «табель о рангах». Как президент лицом к лицу он встретился пока только с японским премьером Ёсихидэ Сугой, который приезжал в Вашингтон. С канадским премьером Джастином Трюдо состоялась двусторонняя встреча в виртуальном формате. Интенсивное общение по телефону с европейскими лидерами было во время учений российских войск у границ Украины, тогда же президент США поговорил и с Владимиром Зеленским, и с Владимиром Путиным. Много раз он беседовал с премьером Израиля Биньямином Нетаньяху во время обострения ситуации вокруг сектора Газа. С Эрдоганом всё иначе. Он ведет заочный спор с Байденом, который никак не реагирует в ответ, и позволяет себе выпады в адрес США, которые демонстрируют охлаждение отношений с Анкарой. Более того, предлагаемый вариант встречи между Байденом и Эрдоганом — «на полях» — обозначает, что для Вашингтона это не станет главным событием, ради чего прилетает в Брюссель американский президент, а значит, речь идет о ни к чему не обязывающем формате. Скорее всего, стороны проведут переговоры о возможных переговорах, тематику которых еще только предстоит проработать. Это, в свою очередь, наводит на мысль, что команда Байдена пока не выработала базовые контуры своей турецкой политики.

Премьер-министр Японии Ёсихидэ Суга.
Премьер-министр Японии Ёсихидэ Суга.
Japan.kantei.go.jp

Судить о ней на основе прежних высказываний и действий Байдена, как это делают в Анкаре под руководством пресс-секретаря Эрдогана Ибрагима Калына многочисленные специально созданные аналитические центры, на наш взгляд, опрометчиво. Пока публикуемая ими информация обозначает только негативный для Турции американский внешнеполитический тренд на Ближнем Востоке. Поэтому в Брюсселе президент Турции будет пытаться выявить намерения Белого дома, чтобы понять, к чему готовиться. В этом сюжете сейчас и заключается главная интрига. Ранее Байден неоднократно поддерживал антитурецкие инициативы Конгресса США, в том числе требования о введении против Турции санкций и ограничений американо-турецкого военно-технического сотрудничества, осуждал «антидемократические шаги» Эрдогана во внутренней политике и призывал к его свержению, предлагал серьезно наказать Анкару за приобретение российских комплексов С-400, постулировал, что политика Турции в Ливии, Сирии, Восточном Средиземноморье и других регионах угрожает национальным интересам США. Поэтому Эрдоган будет пытаться разорвать обозначенный «пакет» американских требований, чтобы хотя бы частично нивелировать или минимизировать возможный ущерб от недружественных шагов новой администрации.

С-400
С-400
Владислав Осипов © ИА REGNUM

Отсюда вопрос: удастся ли президенту Турции выставить в центр переговоров споры по поводу С-400 и хотя бы частично перевести все проблемы в плоскость отношений с Россией? Есть признаки того, что он может предложить Байдену новую формулу: разместить С-400 под американским контролем на авиабазе Инджирлик на юге Турции без участия Москвы в их эксплуатации и обслуживании. Кстати, буквально на днях у Эрдогана появилась серьезная «козырная карта». НАТО предложило Анкаре — и та согласилась — взять под свой контроль международный аэропорт Кабула после вывода в начале сентября сил альянса из Афганистана. Аэропорт рассматривается как важный пункт доступа для международного сообщества, стремящегося сохранить дипломатическое присутствие в Афганистане. Турецкие войска дислоцируются в рамках миссии НАТО в этой стране с 2003 года, но не участвуют в боевых действиях. Это дало основание Эрдогану утверждать, что «НАТО сильно только с Турцией, а без нее альянс не имеет столько мощи». Но, по мнению турецких экспертов, намерение турецкого лидера обсудить роль Анкары в НАТО не только на его саммите, но и в личном общении с Байденом является все же запасным сценарием.

Поднятие флага НАТО
Поднятие флага НАТО
Ian Houlding

Как считает турецкое издание Saвah, даже если после переговоров между Байденом и Эрдоганом «откроется новая страница, в извечной геополитике Запада в отношении Турции ничего не изменится». Основная цель Запада — оторвать Турцию от Азии и Ближнего Востока и снова поставить под контроль Атлантики. Теперь остается дождаться того, что произойдет на самом деле. Президент Турции и его советники хорошо знают Байдена, но это не обязательно плюс для них. Предстоящие несколько дней в значительной степени определят перспективы развития международных отношений на Ближнем Востоке до конца года и дальше, на 2022 год. Поэтому имеет смысл за европейским турне Байдена следить с особым вниманием.