Белые шнурки новосибирских скинхедов означают "пустил кровь нерусскому"

Новосибирск, 21 сентября 2004, 21:53 — REGNUM  Сегодня в областном суде Новосибирска состоялось очередное заседание по процессу над бандой новосибирских скинхедов. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM из зала суда, сегодня в качестве свидетелей предстали следователи РОВД Ленинского района Новосибирска и управления Генпрокуратуры. Суд пытался проверить заявления защиты, что следствие с целью получения нужных показаний оказывало давление на свидетелей и подсудимых.

Суд по делу новосибирских скинхедов начался еще осенью прошлого года. Группа из 9 бритоголовых обвиняется в разжигании межнациональной розни и нескольких избиениях мигрантов из Средней Азии, работавших на рынках и стройках Новосибирска. Кроме того, их подозревали в причастности к убийству одного таджика, однако следствию доказать это не удалось. Три скинхеда - Игорь Быков 1983 г. р., Дмитрий Широкий 1983 г. р. и предполагаемый лидер группировки Михаил Родошкевич 1984 г. р.- находятся под стражей.

За время процесса суд уже успел выслушать как сторону обвинения, так и самих скинхедов и их защиту из 9 адвокатов - по одному на каждого. Кроме того, в суде выступили около ста свидетелей - соседей, знакомых и соучеников обвиняемых, знавших о существовании неофициальной, но организованной группировки бритоголовых и заявивших об этом следствию. Между тем на суде свидетели неожиданно начали отказываться от своих показаний и заявлять, что давали их под давлением следствия.

Кроме того, защита заявила о нарушениях в ходе опознаний скинхедов пострадавшими. По утверждению защиты, сотрудники правоохранительных органов находили в качестве статистов людей, непохожих на подозреваемых. Одна из адвокатов даже подала жалобу, что когда она обратила на это внимание сотрудников прокуратуры, ей заявили, что "не нравится, сама иди ищи статистов". Также, как уверяет защита, на ход опознаний повлияли сюжеты на центральных телеканалах - "Россия" (программа "Честный детектив") и "Дарьял-ТВ". Эти сюжеты, где показывали подозреваемых, вышли в эфир до опознаний. По мнению адвокатов, потерпевшие узнали скинхедов не из-за того, что сталкивались с ними в темном переулке, а потому что увидели по телевизору. Не в пользу обвинения играет и то обстоятельство, что несколько потерпевших уехали из России себе на родину.

Все эти доводы услышал корреспондент ИА REGNUM еще до начала заседания - от матери одного из скинхедов, представившейся Людмилой Прокопьевной (назвать фамилию она отказалась). "Следователи говорили таджикам, кого надо "опознать", показывали им пальцем и говорили - "вот его", - утверждает мама скинхеда. По ее словам, все дело сфабриковано от начала до конца: "Просто это статья модная, 282-ая. Новосибирским милиционерам надо по ней отчитаться, что вот, дескать, и у нас такие есть". По мнению Людмилы Прокопьевны, следователи просто "хотят себе по новой звездочке на погоны повесить".

Сообщив все эти подробности корреспонденту ИА REGNUM, мама неожиданно спросила: "Надеюсь, вы меня на скрытую камеру не снимали?", хотя у него в руках не было ни диктофона, ни даже сотового телефона. Оказалось, что приезжавший из Москвы корреспондент программы "Честный детектив", несмотря на отказ Людмилы Прокопьевны сниматься, записал ее скрытой камерой и показал на всю страну.

Еще одна мама в это время переговаривалась со своим сыном, Дмитрием Широких, находящимся под стражей. "- Дима, ты витамины пьешь? - Пью. - Каждый день? - Да. Одну таблетку в день, не забывай! - Да". Наконец, сидевшему возле клетки судебному приставу это надоело, и он взорвался: "Я вам что, попугай сто раз повторять, что разговаривать с подсудимыми нельзя?"

Вскоре судья Лариса Чуб пришла в зал и заседание началось. Первой допросили Ирину Гаврину, следователя Ленинского РОВД. Молодая девушка 1980 года рождения заметно волновалась и отвечала на вопросы прокурора и адвокатов очень тихо. Участников суда интересовал порядок подбора статистов для опознаний и сбор показаний свидетелей. Оказалось, что все общение со свидетелями и подозреваемыми происходило в присутствии их родителей. "Вы подозреваемым не угрожали?" - странно прозвучал вопрос в адрес хрупкой и робкой Гавриной на фоне здоровяков-скинхедов. "Нет", - еле слышно ответила она. Никаких нарушений в ходе следствия Ирина Гаврина не заметила.

Дал свои показания и руководитель следственной группы, следователь по особо важным делам отдела Генпрокуратуры Роман Цыганков. Он сообщил, что во время следствия бритоголовые дали признательные показания. Например, они рассказали следователю, что высокие армейские ботинки означают их принадлежность к движению бритоголовых, белые шнурки - что их обладатель "пролил кровь нерусского", а нашивка со сжатой в кулак рукой - отличительный знак группировки Родошкевича. Один из адвокатов поинтересовался у Цыганкова, видел ли он у скинхедов членские билеты или уставные документы движения. Следователь даже удивился: "Нет, оно ведь неформальное". Зато в деле фигурирует фотография одного из знакомых подозреваемых, некоего Родичкина (он проходит как свидетель): скинхед стоит на крыльце управления ФСБ с вытянутой в знаменитом римском приветствии рукой. По мнению следствия, эта улика свидетельствует о наличии целого движения.

"А вы оказывали давление на подозреваемых или свидетелей?", - поинтересовалась у Цыганкова судья. "Нет, наоборот, один из свидетелей, Лукомский, жаловался, что Ненашев (подозреваемый, - прим. ИА REGNUM) ему угрожает. Лукомский даже попросил у меня защиты", - ответил тот. Оказалось, что телефонный разговор Ненашева и Лукомского был записан следователями, и свидетелю обеспечили безопасность силами сотрудников УБОП. "На допросах Родошкевич даже говорил, что дело против них все равно развалится. "У нас в городе 500 сторонников и мы сможем повлиять на свидетелей", - процитировал Цыганков слова подсудимого.

"Как относились родители подозреваемых к ходу следствия?" - спросила судья. "Они не считали, что их дети в чем-то виноваты. "Ничего страшного ребята не сделали, подумаешь, нескольких нерусских побили, это даже хорошо"", - как утверждает Цыганков, так говорили ему родители скинхедов.

На вопрос судьи о возможных нарушениях в подборе статистов, Цыганков пояснил, что статисты подбирались таким образом, чтобы они походили на обвиняемых "по росту, телосложением и лицом". Статистов переодевали в одинаковые куртки и "даже меняли им ремни, хотя некоторые статисты возражали". Если со стороны защиты звучали какие-то возражения, например, статист был слишком взрослым или юным, его заменяли другим. Поиск статистов, "чтобы самим не бегать", проводился силами сотрудников СОБРа. Как правило, для этого выбиралась привокзальная площадь - в силу того, что там многолюдно.

"Получили ли вы после следствия какую-то награду или внеочередное звание?" - пыталась выяснить судья степень заинтересованности следователя. "Нет, наоборот, премию урезали, потому что медленно дела расследую", - заверил Цыганков.

Из всех обвиняемых вопросы следователям задавали только Михаил Родошкевич и его младший брат Иван. Последний отрастил волосы и стал похож на студента престижного вуза. Бросалось в глаза, что и вопросы он задавал грамотные. Сославшись на процессуальный кодекс, Иван Родошкевич сказал, что в ходе следствия должны были исследоваться доказательства не только против него, но и в пользу. Михаил Родошкевич составил целый список вопросов Роману Цыганкову. Вопросов было так много, что среди них попадались и "не по существу". Судья их отклонила. Например, скинхед пытался выяснить у следователя, какой партии и какому госстрою он симпатизирует, а также считает ли он Родошкевича и его товарищей "либеральными людьми". А Родошкевич-младший поинтересовался у следователя, зачем были изъяты его школьные стихи. "Не беспокойтесь, их отношение к делу оценит суд", - заверила скинхеда председательствующая на процессе Лариса Чуб.

Следующее судебное заседание состоится завтра 22 сентября.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.