Действительно ли всё, что Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) считает подходящим для человечества, полностью подходит для России?

Слайд из доклада Олега Анисимова на низкоуглеродном диалоге СКОЛКОВО «Моделирование сценариев декарбонизации и адаптации: роль в принятии политических и экономических решений»
Слайд из доклада Олега Анисимова на низкоуглеродном диалоге СКОЛКОВО «Моделирование сценариев декарбонизации и адаптации: роль в принятии политических и экономических решений»

Ответ на этот вопрос дал Олег Александрович Анисимов, руководитель отдела исследований изменений климата Государственного гидрологического института Росгидромета, представитель научной школы М. И. Будыко, на мероприятии под названием «Низкоуглеродный диалог СКОЛКОВО: «Моделирование сценариев декарбонизации и адаптации: роль в принятии политических и экономических решений» 28 мая 2021 года.

По его словам, МГЭИК — организация очень политизированная, у которой есть свои интересы, есть лидирующие группы, продвигающие свои идеи, поэтому тезисы, доказывающие положительные последствия изменения климата, блокируются. Тем не менее потенциальные выгоды и позитивные эффекты от изменения климата были зафиксированы в официальных документах МГЭИК. К числу благоприятных изменений, в частности, для России относятся:

  • увеличение летней температуры на 0,4 °С за 10 лет и увеличение зимней температуры на 0,9 °С за 10 лет;
  • сокращение отопительного сезона на 5 дней за 10 лет;
  • увеличение вегетационного периода на 3−5 дней за 10 лет;
  • расширение к северу зоны устойчивого земледелия;
  • увеличение стока сибирских рек на 10%, зимнего стока на 40%;
  • снижение количества заторных наводнений;
  • сокращение ледового периода на 1,2−4,5 дня за 10 лет;
  • сокращение морских льдов в Арктике на 13,7% за 10 лет.

К неблагоприятным последствиям глобального потепления для России Олег Анисимов относит:

  • таяние мерзлоты и риски для инфраструктуры (прогнозируемый ущерб до 2050 года составляет $93−105 млрд);
  • увеличение числа экстремальных погодных явлений;
  • учащение лесных пожаров.

Он справедливо отметил тот факт, что мы должны сами знать, что для населения России «зло, а что не зло».

Он также выразил недоумение решением международных организаций, что для борьбы с изменением климата нужна декарбонизация, так как он не понимает, кем и на каком основании это решение было принято. Он допускает, что в ЕС оценили свои допустимые риски и нашли величину максимального повышения температуры в 2 °C. Но при этом в России никто не просчитал допустимые риски, выгоды и потери от глобального потепления. Он высказал предположение, что России выгодно потепление на 4 °C.

Олег Анисимов сделал вывод, что необходимо применять специальные принципы для принятия решения о выборе национальной политики адаптации к изменениям климата.

О высказал уверенность в том, все принимаемые в России климатические решения делаются несамостоятельно.

«Мы идем под диктовку выводов, которые делает МГЭИК. Это, на мой взгляд, неправильный совершенно подход. Мы должны, прежде всего, понять, что хорошо для нас, а потом уже присоединяться или настаивать на том, чтобы изменять какие-то условия глобальных соглашений, которые устанавливают раздел меду тем, к чему нужно адаптироваться, и тем, чего нужно избегать посредством декарбонизации», — заявил Олег Анисимов.

Читайте ранее в этом сюжете: В Сколково объяснили, зачем строить климатические модели по образцу ЕС