Кто будет править Литвой в 2005-2008 гг.? Анализ политической ситуации накануне выборов в сейм

Вильнюс, 21 Сентября 2004, 17:22 — REGNUM  

За две недели до парламентских выборов в Литве царит тревожная неопределенность по поводу будущего страны. Победители будут формировать правительство и рекомендовать из своих рядов спикера сейма и премьер-министра страны. Недавно обнародованные "сценарии развития событий", предложенные некоторыми литовскими политологами, напоминают скорее гадание на кофейной гуще. Согласно этим прогнозам, если Рабочая партия (РП) Виктора Успаских получит в сейме 35-37 мандатов, то она будет формировать правящую коалицию c одной из "традиционных" партий - с социал-демократами, социал-либералами или либерал-центристами (а если 38?). Если она получит 49-62 мандата, то пойдет на сотрудничество с коалициями экс-президента Роландаса Паксаса или Казимиры Прунскене (поскольку, мол, последние получат минимум голосов, которых, однако, хватит, чтобы дотянуть до парламентского большинства). Наконец, по третьему сценарию, если РП получит 34-44 голосов, а коалиция социал-демократов и социал-либералов - 29-43, то возможно формирование "широкой коалиции", куда войдут представители РП и всех четырех "традиционных партий" (включая, на этот раз, и консерваторов).

Почему-то из поля зрения политологов выпадают другие возможные варианты: Рабочая партия сама набирает большинство в сейме и единолично правит страной (в этом случае ей нет никакого смысла делиться властью), коалиция Р. Паксаса прорывается вперед и выходит из отстающих на вторые позиции. А что касается В. Успаских, то не стоит забывать, что социологические опросы гарантируют его партии на парламентских выборах не только около 30 процентов голосов избирателей. Имеются еще и одномандатные округа, где выставлены кандидатуры, поддерживаемые В. Успаских. Никто не знает, сколько таких кандидатур пройдет в сейм. Этот человек идет к власти "широким фронтом". И сам он уже не раз заявлял о том, что надеется именно на оглушительную победу, на получение большинства в сейме, а себя видит в роли премьер-министра Литвы.

Почему Литва не боится русского премьера?

Боится. Перспектива иметь в качестве премьер-министра страны русского по национальности, за которым в том или ином виде, если судить по литовским СМИ, скрывается "рука Москвы" (его бизнес связан с Россией), все еще кажется шокирующей для литовского политического истэблишмента. Между тем, для многих рядовых этнических литовцев, составляющих 83% населения Литвы, дело обстоит несколько иначе. По крайней мере около трети избирателей готовы отдать свои голоса за этого человека и созданную на его деньги партию.

Ничего подобного нельзя себе представить в Латвии или Эстонии. Однако в двух других прибалтийских республиках дело объясняется просто: там есть граждане, в основном этнические латыши и эстонцы, которые имеют право избирать, и есть неграждане, в основном русские и русскоязычные, которые этого права лишены. И понятно, что латыши или эстонцы, в своем большинстве, не станут голосовать за партию, созданную русским.

В Литве практически нет "неграждан", за что Литву не раз хвалили в плане соблюдения прав человека. Люди всех национальностей, проживавшие до провозглашения Литвой независимости на ее территории, автоматически стали гражданами Литвы (так называемый "нулевой" вариант). С другой стороны - случилось это не столько благодаря особому пониманию литовцами "прав человека", что постоянно подчеркивается, сколько благодаря удачному для литовской нации демографическому положению, обеспечившему литовцам подавляющее (83%) большинство (каким образом правящим Литвой литовским коммунистам удалось в годы советской власти добиться такого впечатляющего, если сравнивать с положением в Латвии и Эстонии, демографического результата - отдельный вопрос). Нет риска (русские по происхождению составляют сегодня всего 6% населения страны) - нет проблемы. 6%, придя к избирательным урнам, не могут решить судьбу страны, избрать на пост руководителей страны русского.

Собственно, позволившие "нулевой" вариант гражданства литовские власти не ошиблись. На парламентских выборах, которые предстоят 10 октября, ни 6% русских, ни приблизительно столько же поляков ничего не решат. Не они ведут к власти "партию русского". Произошло нечто совершенно другое, которого никто не ожидал. Основная избирательная база Виктора Успаских - литовскоязычное население. Причем В. Успаских - даже не из тех русских, которые родились и прожили свою жизнь в Литве, что делает событие еще более впечатляющим. Он - из "приезжих" русских, прибывших в страну накануне провозглашения независимости и успевших получить литовские паспорта по "нулевому" варианту. Он "пришелец", и он сегодня претендует на пост руководителя страны. Ситуация немыслимая для Латвии или Эстонии.

Этот феномен можно и нужно рассматривать с разных сторон. Во-первых, мы должны иметь в виду более тесную, чем в отношении двух других прибалтийских наций, историческую связь литовцев и русских, русскоязычных (старославянский язык даже был официальным языком Великого литовского княжества). При всем различии - общность многих мировоззренческих, психологических, душевных черт.

Во-вторых, демографическое положение в Литве, о котором говорилось выше, создало в Литве, как выражаются литовские правые, отсутствие "иммунитета" по отношению к "русской угрозе": большинство литовцев, готовых отдать В. Успаских и созданной на его деньги Рабочей партии свои голоса (около 30% населения), не видят ничего страшного в том, что он русский. Нет в Литве того противостояния "коренной нации" и "русскоязычных", которое имеет сегодня место в двух других прибалтийских государствах. Правда, русофобия существует на политическом олимпе, в среде правых партий и их электората. В последнее время, особенно после вступления Литвы в ЕС и в НАТО, стала более жесткой и позиция официальных властей, контролируемых левой коалицией. Но и здесь мы должны различать исторические, доходящие порой до невротических, страхи литовцев в отношении возможной потери ими независимости ("угроза с Востока"), особенно возросшие в связи с ужесточением централизованной власти в России в последнее время, и отношение к русским на бытовом уровне. Так вот, если на политическом олимпе русофобия имела и имеет место, то на бытовом уровне русскоязычные в целом не испытывают никакой враждебности к себе со стороны титульной нации.

В-третьих, не имеем ли мы права здесь говорить уже о таком феномене, как формирование чувства национальности по "западному" типу? В. Успаских, уезжая на Запад, не только имеет все основания представлять себя как литовца, но иначе он представлять себя и не может, потому что во многих странах Запада, скажем, во Франции, гражданство и национальность стали синонимами. А какие у тебя национальные корни - не имеет значения. Литовская культурная историческая традиция, кстати, тоже играет в этом деле большую роль: великие литовские князи, особенно Гедиминас, вели политику "открытых дверей" в отношении инородцев, приглашая их селиться на литовских землях, создавая им для этого привлекательные условия. Правда, некоторых инородцев, например, во времена Витаутаса, привозили насильно, но затем интегрировали в литовское общество, не уничтожая национальных особенностей, а вбирая лучшее. Один лишь пример: в Тракае под Вильнюсом появились представители татарской народности, караимы, чьи потомки живут там до сих пор, а национальное караимское блюдо, кибинай, вид печеных пирожков с мясом, воспринимается сегодня в Литве как изюминка литовской кухни. Не забудем и евреев и славу Вильнюса как "второго Иерусалима", а также наличие белорусского, польского "присутствия" в истории Литвы. Все эти факторы, умноженные на эффект от членства Литвы в Евросоюзе с его понятием "еврогражданства", не могут не благоприятствовать выработке нового понятия литовской общности. В свете этого становится более понятным "безразличие" немалой части литовских избирателей к "корням" лидера Рабочей партии, который является таким же гражданином Литвы, как и они. Можно допускать, что литовцы в этом смысле, в смысле освоения нового понятия "нации" и "национальности", гораздо быстрее стали "западными" людьми, чем две другие прибалтийские нации, оставшиеся на позициях герметической закрытости и враждебного противостояния (о некоторых причинах такого их поведения, включая и демографический фактор, упоминалось выше).

В-четвертых, сам В. Успаских, со своей стороны, сделал и делает все, чтобы интегрироваться в систему и стать "литовцем". Здесь, так сказать, налицо движение навстречу с обеих сторон: со стороны общества и со стороны "русскоязычной личности". Почему он, прибывший в страну уже вполне взрослым человеком, воспринимается литовским избирателем как "свой", в то время как, например, спонсор избирательной кампании и советник экс-президента Роландаса Паксаса, проживший, в отличие от В. Успаских, почти всю жизнь в Литве, Юрий Борисов, воспринимается литовской средой как чуждый элемент? Потому что Ю. Борисов до сих пор говорит с литовцами через переводчика. В. Успаских, вчерашний сварщик, сумел (захотел) выучить литовский язык. Он говорит с литовским избирателем на его языке. Он клянется, что будет работать на благо Литвы. Наконец, не последнюю роль играет и личный план. В свое время он был женат на русской, однако сегодня его жена - литовка.

В-пятых, популярность В. Успаских объясняется также его яркой харизмой. Он высокий, крупный, молодой, улыбающийся, отвечающий шуткой на нападение (а накануне выборов его атакуют со всех сторон). Он играет на баяне и поет. Он "свой парень". Пока что мало кто обращает внимание на аналогии между восхождением на политические вершины В. Успаских и движением к власти американских президентов. Имидж "своего парня" эксплуатировали Роберт Кеннеди и Билл Клинтон (вспомним саксофон Клинтона), и очень удачно. В среде других литовских лидеров вряд ли найдешь политиков, которым был бы близок такой имидж и которые бы его взяли на вооружение. Другая "американская аналогия" - судьба В. Успаских. Это "американская мечта", а США для литовцев - центр притяжения. Недавно главная газета Литвы Lietuvos rytas напечатала статью о первой жене В. Успаских, проживающей сегодня в небольшом белорусском городке. Из нее мы узнаем, что еще совсем недавно русский паренек работал обычным сварщиком и жил со своей семьей в строительном вагончике. Сегодня он - долларовый миллионер и почти что первое лицо в Литве. Он - не ставленник советской номенклатуры, как нынешний премьер Литвы Альгирдас Бразаускас, не порождение местной, "оторванной от народа", национальной элиты. Он как ветер ворвался в политическую жизнь Литвы и, улыбающийся, уверенный в своей полной победе (недавно заявил, что его партия будет иметь в сейме большинство), летит на распрямленных крыльях к высотам политического олимпа. Как такого человека не любить? Чем более беден избиратель, тем больше ему нравится "выходец из народа", ставший принцем из сказки. Вот литовцы, прежде всего "простой народ" (известно, что не литовская интеллигенция - главный электорат В.Успаских), и отдают ему свои голоса. Причем не только в опросах. На выборах в Европарламент его партия уже добилась оглушительной победы.

Интересно, что такое положение полностью подтверждается данными последнего социологического опроса, проведенного по заказу Фонда открытой Литвы и Института гражданского общества компанией Vilmorus. Согласно опросу, наибольшее влияние на результаты голосования по партийным спискам на выборах в литовский сейм окажут лидеры партий, их качества. Наибольшее влияние на решение голосовать или нет за ту или иную партию, по мнению опрошенных, окажет не предвыборная агитация (5,1%), а то, насколько "привлекательными" будут сами кандидаты (19,1%).

В-шестых, В. Успаских - не просто "человек с улицы", он долларовый миллионер, только что задекларировавший вместе с женой имущества на 152 млн. литов (более 50 млн. долларов). А в его партии - еще 9 миллионеров. Надо быть исключительно наивным, чтобы не понимать, какую роль играют деньги в создании партии, в раскручивании имиджа ее лидера. Безусловно, наличие больших средств - еще один важный фактор, благоприятствующий успеху. Ни одна другая литовская партия не может похвастаться такими богатствами.

В-седьмых, создатель Рабочей партии - человек сознательно "медийный". Он - персонаж не только последних теленовостей, но и чуть ли не всех дискуссионных передач на всех литовских телеканалах. Он не боится ни камеры, ни дискуссии. Думается, это сознательная, оправдавшая себя, тактика. Сегодня его знают в лицо в каждом доме.

Наконец, в-восьмых, мы не можем игнорировать и тот факт, что Рабочая партия - это вовсе не партия русских. Там русскоязычный только лидер, да его заместитель с армянской фамилией. Характерно, что Союз русских Литвы не только не вошел в партию В. Успаских, но даже не вступил с ней в коалицию. Если мы посмотрим на список кандидатов в депутаты сейма от РП, то мы там увидим практически одни литовские фамилии. Другое дело, что все это "новые люди", еще не попробовавшие себя во власти. Но и это как раз является положительным фактором для избирателя.

Логика литовского избирателя

Если мы обратим внимание на поведение литовских избирателей на протяжении последних лет, то в глаза бросится очевидная вещь: избиратель в Литве всегда голосовал против тех, кто был у власти. Вначале у него был выбор между двумя "традиционными" партиями - левыми и правыми. Контролировавшие сейм консерваторы уступили место партии А. Бразаускаса, что тогда шокировало не только Литву, но и весь регион ("бывшие вернулись"). Вскоре, однако, те же процессы начались и в других странах бывшего социалистического блока. На следующих выборах в сейм избиратель опять выбирает тех, кто был в оппозиции - консерваторов, а затем вновь проявляет недоверие к правящей партии и голосует за блок левых, который и правит сегодня.

Однако с появлением на политической арене Литвы партий "нового" поколения, которые литовские политологи предпочитают называть "несистемными" или "антисистемными", а СМИ - попросту "популистскими", ситуация изменилась. Поскольку обе "традиционные" силы, левые и правые, уже по два раза побывали у власти, то литовский избиратель склонен искать "третью" силу, еще "не запятнавшую" себя властью. Первой такой силой был Союз либералов, который, под руководством Р. Паксасом, имел успех на последних выборах, однако вынужден был стать оппозиционной партией после того, как социал-демократы и социал-либералы сумели объединить голоса в сейме и создать правящую коалицию. Тогда Р. Паксас, под президентские выборы, создал Либерально-демократическую партию, куда переманил часть либералов. Ведомый этой партией, он завоевал сенсационную победу на президентских выборах, оставив позади главного фаворита - Валдаса Адамкуса. Уже тогда "народ" голосовал за него в пику "традиционным" партиям, "элите". И на протяжении всего президентского скандала, который окончился импичментом Р. Паксаса и избранием В. Адамкуса, избиратель, судя по опросам и акциям протеста, поддерживал "своего" президента и его партию. С огромной долей вероятности можно утверждать, что будь Р. Паксас допущен к участию во внеочередных президентских выборах 2004 г., он победил бы В. Адамкуса и во второй раз.

Сегодня Р. Паксасу запрещено заниматься политической деятельностью. Он не может быть избран на руководящие посты. Но электорат затаил обиду. Это проявило себя неожиданным образом во время последних президентских выборов, когда до этого шедшая на последнем месте по данным опросов кандидат в президенты К. Прунскене вдруг вышла во второй тур после того, как Р. Паксас призвал своих избирателей голосовать за нее (из кандидатов в президенты она была единственной, кто так или иначе поддерживал и даже защищала Р. Паксаса во время скандала). Более того, она чуть не стала президентом Литвы, проиграв В. Адамкусу всего несколько процентов.

Нужно ли после этого удивляться ошеломительному успеху Рабочей партии В. Успаских сегодня? Электорат Р. Паксаса - это не электорат Р.Паксаса, это те избиратели, которые не любят "коррумпированную" политическую элиту. Именно этот конек, противопоставление "народного" президента находящейся во власти "прогнившей элите", использовал Р. Паксас как во время своей президентской избирательной компании, так и, особенно, разъезжая по Литве в последние месяцы своего правления и консолидируя избирателя на этой почве. Эта работа не прошла бесследно, и сегодня можно допускать, что В. Успаских во многом пожинает плоды работы Р. Паксаса и его команды. В большой мере избиратели В. Успаских - это избиратели Р. Паксаса.

Однако и самого Р. Паксаса, в свете предстоящих выборов в сейм, нельзя сбрасывать со счетов. До последнего времени коалиция Р. Паксаса (сам он не имеет права избираться, но имеет право возглавлять коалицию) не выглядела, согласно опросам, солидным конкурентом Рабочей партии В. Успаских и коалиции премьера Альгирдаса Бразаускаса и спикера сейма Артураса Паулаускаса (КАБАП) "За работу во благо Литвы". Набиравшая около 30% РП занимала первое место, идущая за ней коалиция левых имела всего 10-12%, далее шли оппозиционный Союз либералов и центра и правый Союз Отчизны.

На сегодняшний момент, за две недели до выборов, картина существенно изменилась. Если верить последнему опросу, проведенному компанией Vilmorus в сентябре, разница между первой и второй позицией уменьшается и перестает быть столь значительной. Сегодня за РП готовы голосовать 26,2% опрошенных, а за КАБАП - 16,4%. Сенсацией, похожей на ту, когда во второй тур внеочередных президентских выборов вышла К. Прунскене, стал неожиданный выход на третье место коалиции Р. Паксаса "За порядок и справедливость". Причем эта коалиция находится уже совсем недалеко от КАБАП - за нее готовы голосовать 9,8% избирателей. Правый Союз Отчизны оказался позади коалиции Р. Паксаса с 8,6%, а коалиция К. Прунскене "Коалиция общественных лидеров" набирает 6,8%. Второй сенсацией можно считать полный крах возглавляемого мэром Вильнюса Артурасом Зуокасом правоцентристского Союза либералов и центра (бывшего Союза либералов, объединившегося с Союзом центра), поддержавшего на последних президентских выборах В. Адамкуса. Согласно данным опроса, Союз либералов и центра даже не преодолевает пятипроцентный барьер и, следовательно, вообще не попадает в сейм. Не является ли это еще одним выражением отношения "паксасовского" избирателя к В. Адамкусу и поддержавшей его партии? Вспомним также, что В. Зуокас был один из главных "врагов" Р. Паксаса во время президентского скандала.

Литовский избиратель любит и умеет "мстить", нередко руководствуясь при этом эмоциями, а не здравой логикой. Какие сюрпризы он преподнесет в этот раз, мы узнаем 10 октября.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
11.12.16
Азербайджан грозит Нагорному Карабаху новой войной
NB!
10.12.16
Новак: РФ не будет заключать с Украиной дополнительные соглашения по газу
NB!
10.12.16
Выборы в Приднестровье: давление исполнительной власти началось
NB!
10.12.16
СМИ: Пальмира находится под контролем сирийских войск
NB!
10.12.16
Почему Россия позволяет унижать и дискредитировать себя?
NB!
10.12.16
«Вольсбург» продолжает опускаться в зону вылета
NB!
10.12.16
Государство намекает Церкви на важность идти путем милосердия
NB!
10.12.16
Порты: Россия хочет повоевать с Прибалтикой за белорусский нефтетранзит
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: о чём на самом деле идёт речь
NB!
10.12.16
«Фараон» Ортега, «мутный» миллиардер и никарагуанская авантюра
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: Эксцесс исполнителя? Кому это выгодно?
NB!
10.12.16
Официальный Минск преследует ИА REGNUM за критику дрейфа властей на Запад
NB!
10.12.16
Мининформ Белоруссии признал политическими свои репрессии против СМИ
NB!
10.12.16
Православные России выступили против политических репрессий в Белоруссии
NB!
10.12.16
«Помните же – не верьте отступлению»: Крымская война
NB!
10.12.16
Австрия: Что будет, если Трамп договорится с Путиным о Крыме и Донбассе?
NB!
10.12.16
Грузия: Мечты сбываются?
NB!
10.12.16
Уголовщина в московском ЖКХ: «Для вас закон — платить!»
NB!
10.12.16
«Не устал, не ухожу» — президент Гамбии передумал отдавать власть
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию