На днях азербайджанская государственная нефтяная компания SOCAR подписала с «Роснефтью» соглашение о праве экспорта нефтепродуктов на Украину, в Польшу, Прибалтику и другие страны Восточной Европы. По словам официального представителя SOCAR Ибрагима Ахмедова, компания таким образом намерена усилить свои позиции в международной нефтегазовой торговле. Эту новость активно обсуждали пользователи российских соцсетей. Многие посчитали заключенную сделку примером современного политического абсурда, когда «страны-противники демонстративно закупают энергоресурсы через посредника», чтобы продолжать конфронтацию. Другие напомнили, что российская нефть неминуемо станет топливом для украинской военной техники, которая, в свою очередь, активно применяется для убийства мирных жителей Донбасса. Некоторые иронизируют, что из-за подобных сделок Россия «станет сырьевым придатком Азербайджана».

Нефть
Нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM попросил российских экспертов оценить сделку, которую «Роснефть» заключила с азербайджанской компанией SOCAR.

Эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков полагает, что сделка между российской «Роснефтью» и азербайджанской SOCAR обусловлена потребностью снабжать именно украинский рынок. Такая сделка удобна как для «Роснефти», так и для украинских покупателей, так как она снимает проблему политизации данного вопроса, считает он.

«Если ты сотрудничаешь с российской, тем более государственной компанией, тогда на Украине тебя обвиняют в предательстве родины, и это усложняет работу самим украинским потребителям. Им сложно закупать нефть напрямую у «Роснефти». Для российской компании тоже безопаснее работать через посредника, потому что она рискует транспортировать нефтепродукты до территории Украины, а потом их могут арестовать там по какой-то надуманной политизированной причине», — пояснил эксперт.

Нефтепровод
Нефтепровод
tpsdave

Юшков считает, что для такой сделки российская сторона выбрала именно SOCAR, потому что в этом случае торговля нефтепродуктами на украинском рынке станет лишь одним из элементов взаимодействия между SOCAR и «Роснефтью».

"По всей видимости «Роснефть» дальше рассчитывает выйти через эту сделку на НПЗ, которые принадлежат азербайджанской компании. В частности, SOCAR является крупнейшим акционером НПЗ «Стар» в Турции. Однажды SOCAR уже подписывал годичный контракт на поставку нефти от «Роснефти» на этот турецкий НПЗ в размере один миллион тонн в год. Но это был годичный контракт, и он уже завершен. Чтобы выйти дальше на подобное сотрудничество, один из элементов — это подписать договор с SOCAR о сбыте нефтепродуктов на украинском рынке. Насколько широко сделка будет реализовываться в других странах Восточной Европы, сказать сложно, потому что у «Роснефти» там есть свои трейдеры», — рассказал эксперт.

При этом Юшков оценил как беспочвенные опасения по поводу того, что российская сторона, выбирая азербайджанскую компанию в качестве трейдера для продажи своих нефтепродуктов на Украину, может попасть в зависимость от Азербайджана или Турции на нефтяном рынке.

«Само это сотрудничество довольно ограничено, потому что SOCAR является компанией, которая и добывает, и реализует нефть, и поэтому на глобальном рынке он все-таки конкурент «Роснефти». Но есть сегменты, где эти две компании могут сотрудничать», — сказал Юшков.

Эксперт также отметил, что Азербайджан, который и сам производит газ и нефть, ничем не отличается по зависимости своей экономики от продажи углеводородов от России. Что касается Турции, в эту страну Россия поставляла 2—3 млн тонн сырой нефти и около 5 млн тонн нефтепродуктов, добавил Юшков. «Ситуация поменялась в 2020 году, когда Турция закупила чуть ли не 10 млн тонн российской сырой нефти, а нефтепродуктов значительно меньше. Турция довольно большой клиент России, она закупает у нас нефть. Это обычный рынок сбыта. Зависимости ни у нас от них не возникает, ни у них от нас», — полагает он.

Цистерны с нефтью
Цистерны с нефтью

Юшков добавил, что вопрос моральной оправданности поставок нефтепродуктов на Украину, которая воюет против русских в Донбассе, обсуждается уже не первый год, и при этом Россия остается поставщиком дизельного топлива Киеву.

«Мы продаем туда очень мало нефти, потому что на Украине просто нет работающих НПЗ. Все НПЗ на Украине остановлены даже не по причине войны, а просто по экономическим причинам. Основное предприятие, которое работает, — это Кременчугский НПЗ, и то он работает не на полную мощность. Лисичанский НПЗ, который был хорошим, модернизированным заводом, разрушен в результате боевых действий. И он как раз принадлежит «Роснефти». Сейчас Украина фактически все потребляемое топливо импортирует в основном из России и Белоруссии», — напомнил Юшков.

Эксперт согласился с тем, что действительно сложно контролировать, на какие нужды уходит дизель, который российские компании продают украинским потребителям. Но при этом он отметил, что определенная процедура контроля все-таки существует.

«Сложно сказать, насколько она эффективна. Если захотеть, то можно через цепочку продаж все-равно продать горючее вооруженным силам. Но Россия в этом плане хотя бы сформировала первичный инструмент оценки. Министерство экономического развития выдает лицензии на продажу дизельного топлива, которое идет по нефтепродуктопроводу. Труба идет из России в Белоруссию, в Белоруссии она сворачивает на юг и идет транзитом через Украину и приходит в страны Юго-Восточной Европы. Для того чтобы использовать эту трубу, компания обязана предоставить лицензию. Какова процедура ее выдачи, мне сложно сказать. Может быть, есть определенный круг компаний, которые снабжают вооруженные силы, и если ты им хочешь продать нефтепродукты, то лицензию тебе не дадут», — рассказал Юшков.

По мнению эксперта, у российского руководства достаточно развита бизнес-логика: если у страны существует возможность продать свое топливо, почему бы этого не сделать.

«Зачем оставлять рынок для конкурентов? Да, есть определенные оговорки — давайте сделаем так, чтобы напрямую топливо войскам не поставлялось. Хотя все прекрасно понимают, что кто-то другой поставит это топливо войскам. Мы не можем контролировать весь топливный рынок. Торговля будет идти», — подытожил Игорь Юшков.

В свою очередь, член президиума Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько, допустил, что сделка была обусловлена наложением американских санкций на белорусские предприятия. По его словам, ряд компаний не работает с белорусским «Нафтаном» из-за опасения попасть под удар этих санкций, и поэтому это тоже могло быть одной из причин переориентации на SOCAR.

«Белнефтехим»
«Белнефтехим»
Belneftekhim.by

«Это с точки зрения бизнеса. А с точки зрения морали, поддержки русских на Украине, стоило бы вообще отказаться от продажи нефтепродуктов Киеву. Особенно если часть из этих нефтепродуктов идет на нужды вооруженных сил Украины, которые по-прежнему находятся на линии разграничения и которые по-прежнему ведут боевые действия малой или средней интенсивности против Луганской и Донецкой народных республик. Но в то же время Россия зависит от продажи углеводородов, и любой рынок, за который сейчас так отчаянно борются и США, и страны ЕС, и Россия, действительно может быть важен для выживания нашей страны и нашей политической системы. В том числе и наших вооруженных сил», — заявил Безпалько.

Эксперт напомнил, что подобного рода ситуации, когда противники воюют друг против друга и при этом продолжают друг с другом торговать, возникали и раньше. Самой яркой из них является ситуация во время Второй мировой войны, когда те же США интенсивно торговали с нацистской Германией, но при этом находились с ней в состоянии войны, считает он.

«Поэтому для нас главное — победить украинский национализм. Если при этом мы будем с ними торговать в силу необходимости, это, конечно, плохо, но, возможно, это неизбежно», — подытожил Богдан Безпалько.

С другой стороны, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Андрей Марчуков считает, что «с помощью таких странных схем поддерживается человеконенавистнический украинский режим».

По его словам, всем известно, что бизнесмены за высокий процент готовы пойти на что угодно, переступить через мораль и через национальные интересы страны.

«Но все равно, эта ситуация — странная, поскольку продажа или перепродажа нефти на Украину поддерживает экономику этой страны, поддерживает тот политический режим, который существует в этом государстве, а этот режим абсолютно тоталитарный, человеконенавистнический, абсолютно недемократический. На протяжении уже семи лет никаких тенденций, что этот режим будет меняться. И как раз поддержка энергоносителями этого режима идет только на укрепление нынешних властей в Киеве, в том числе на питание горюче-смазочными материалами украинской армии», — заявил Марчуков.

АЗС
АЗС
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Эксперт отметил, что на Украине очень сильны реваншистские настроения, сильно желание захватить Донецкую и Луганскую республики и, если получится, то и вторгнуться в Крым. «Естественно, танки, бронеавтомобили и прочая техника работают на дизельном топливе, на бензине, на керосине, а это все — продукты переработки нефти. Поэтому эта схема фактически является схемой поддержки нынешнего украинского режима», — полагает он.

«Понятно, что Азербайджан рассматривает Украину как свою союзницу, потому что у каждой из этих двух стран есть свой Карабах. Азербайджан разгромил Карабах и большую часть его себе вернул. Украина лелеет такие же реваншистские планы. Между ними в этом плане есть что-то общее. С точки зрения российских компаний эта схема — странная, и она требует прояснения», — резюмировал Андрей Марчуков.