Президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе обсуждений «Южный Кавказ: перспективы регионального развития и сотрудничества», организованных в видеоформате Международным центром Низами Гянджеви, выступил с очень важным заявлением: «США могут внести вклад в нормализацию отношений между Арменией и Азербайджаном». «Во время встречи с сопредседателями Минской группы ОБСЕ я сказал, что жду от них новых предложений, — сказал он. — Поэтому я думаю, что в настоящее время эта организация находится в поиске новых предложений. Могут быть выдвинуты новые предложения по нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном, сосуществованию людей обеих стран». И еще цитата: «Армянское общество должно адаптироваться к этой новой реальности. Это был триумф справедливости. К сожалению, сегодня в армянском обществе царят реваншистские тенденции и азербайджанофобия. Мы должны смотреть в будущее. Мы уже предлагали, я неоднократно говорил, что хотим подписать мирное соглашение с Арменией. Но всё это требует совместных усилий».

Госсекретарь США Энтони Блинкен
Госсекретарь США Энтони Блинкен
U.S. Department of State

Чуть ранее Баку заявлял, что после второй карабахской войны, которая «завершила нагорно-карабахский конфликт», практической надобности в деятельности МГ ОБСЕ не существует и она «свою историческую роль выполнила». Она заключалась в том, чтобы не допустить новый вооруженный конфликт на протяжении четверти века. Это единственное, что ей удалось сделать, но всё равно вопрос решился военным путем. Теперь, как видим, ситуация изменилась, как и риторика Алиева. Судя по всему, произошло это после того, как президент США Джо Байден уведомил Конгресс о том, что администрация продлевает срок действия поправки, позволяющей США оказывать помощь Азербайджану, которая изначально была ограничена в связи с конфликтом Баку с Ереваном и напряженности, вокруг, по «Голосу Америки» (СМИ — иностранный агент), «спорной территории Нагорного Карабаха». А чуть ранее госсекретарь США Энтони Блинкен побеседовал по телефону с Алиевым и, как отмечалось в заявлении Госдепартамента, «подчеркнул значение уважения к правам и фундаментальным свободам человека и указал на важность продолжения усилий сопредседателей Минской группы по продвижению переговорного процесса, направленного на достижение долгосрочного политического решения конфликта вокруг Нагорного Карабаха в интересах всех народов региона». То есть Вашингтон не считает нагорно-карабахский конфликт «урегулированным», и если судить по реакции Алиева, Баку принял эту позицию, что вызывает определенные вопросы.

Ильхам Алиев
Ильхам Алиев
Kremlin.ru

Дело в том, что после затянувшейся четырехмесячной паузы сопредседатели МГ ОБСЕ решили активизироваться и выпустили заявление. Они позитивно отметили режим прекращения огня в зоне нагорно-карабахского конфликта, приветствовали «значительные достижения, касающиеся возвращения останков погибших и продолжающийся прогресс применительно к возвращению на свои места перемещенных в результате конфликта лиц», также поддержали «конструктивные дискуссии, направленные на разблокирование транспортных и коммуникационных связей по всему региону». Помимо этого, они специально подчеркнули, что «учитывая положения утвержденного ОБСЕ их мандата и надежды всех жителей региона на стабильное, мирное и процветающее будущее, необходимость уделить особое внимание достижению окончательного, всеобъемлющего и устойчивого урегулирования на основе известных сторонам элементов и принципов». Они также призвали стороны «возобновить при первой возможности политический диалог на высоком уровне под эгидой сопредседателей», выразили готовность «организовать под своей эгидой прямые двусторонние консультации в целях рассмотрения и согласования сторонами без предварительных условий структурированной повестки дня, отражающей приоритеты сторон», а также обозначили свою готовность «возобновить рабочие визиты в регион, включая Нагорный Карабах и районы вокруг него, для оценки ситуации и выполнения посреднических функций». Правда, до сих пор о какой-либо «структурированной повестке» МГ ОБСЕ ничего неизвестно, кроме того, группа не выбросила на свалку истории известные Мадридские принципы, на основе которых осуществлялся ранее переговорный процесс.

Кстати, во время недавнего визита в регион главы МИД России Сергея Лаврова посол Франции в Армении Джонатан Лакотт сообщил, что «в скором времени президенты Франции и России Эммануэль Макрон и Владимир Путин выступят с конкретными инициативами, направленными на прочное урегулирование карабахской проблемы». Что это за инициативы, неизвестно, кроме того, что Москва и Париж как сопредседатели МГ ОБСЕ не дезавуировали это сообщение. В этой связи можно предполагать, что Блинкен в разговоре с Алиевым высказал какие-то новые предложения в связи с возобновлением работы Минской группы и не случайно тема нагорно-карабахского урегулирования обсуждалась во время встречи Лаврова с Блинкеном в Рейкьявике. Других подробностей нет, хотя ясно, что США не намерены действовать на этом направлении как оппортунисты и не создавать внутри МГ ОБСЕ критическую массу. Похоже, что действительно МГ ОБСЕ готовит или уже подготовила новые предложения по урегулированию конфликта, и именно их ждет Алиев.

Если оценивать ситуацию в широком политическом контексте, то азербайджанский президент оказывается на конечной, но промежуточной точке, как всегда, закулисного процесса, и подвигнуть на фактическое признание незавершенности нагорно-карабахского конфликта его должны были какие-то супервыгодные новые предложения Минской группы или определенные важные обстоятельства. Потому что фактом становится то, что он обозначает прежде всего США в качестве востребованного актора для всех участвующих и конфликтующих сторон. Это первый момент. Второй. Если судить по некоторым заявлениям американских и европейских политиков, в которых проскальзывает стремление переиграть ситуацию, чтобы вернуть хотя бы часть прежнего своего эксклюзивного статуса в карабахском урегулировании, они приступили к реализации в регионе своего проекта, параллельного мирным соглашениям от 9 ноября 2020 года, положившим конец карабахской войне. Не исключено, что в будущем будет ставиться вопрос о статусе российских миротворцев в Нагорном Карабахе или замене их международным миротворческим корпусом. Причем соглашение от 9 ноября 2020 года создает для МГ ОБСЕ заметный зазор возможностей.

Российские миротворцы в Нагорном Карабахе
Российские миротворцы в Нагорном Карабахе
Mil.ru

Дело в том, что его позиции отличаются от обновленных Мадридских принципов, много лет служивших своеобразной «конституцией переговоров». Например, принципы четко отделяли сам Нагорный Карабах от занятых Арменией районов вокруг него. Фактически речь шла о двух вопросах — возвращении этих районов (а также беженцев) под контроль Баку и определении статуса спорного Карабаха. В соглашении о статусе Нагорного Карабаха ничего нет, а некоторые пункты выглядят просто как график возвращения ряда районов Азербайджану. В такой ситуации важное значение будет иметь предлагаемая Минской группой новая переговорная повестка. Тут могут быть самые неожиданные комбинации. Готов ли к такому ходу событий Ереван, судить сложно. Пока он на «академическом уровне» приветствует активизацию работы МГ ОБСЕ, поддерживает восстановление так называемых субстантивных переговоров, в центре внимания которых, как он полагает, должен находиться вопрос статуса Нагорного Карабаха. Однако в настоящее время правительство Армении не признает его независимости. Эта бывшая автономия не является стороной переговоров, и именно на этом направлении могут появиться сюрпризы. Не случайно Алиев заговорил о мирном соглашении с Ереваном и перестал рассуждать об изменении мандата ОБСЕ по Минской группе, что предполагает новые подходы к урегулированию конфликта.

Что касается Москвы, то она и после победоносной для Азербайджана второй карабахской войны продолжает «играть в секретность», не дезавуируя работу Минской группы, и не выступает против возможного продолжения работы в рамках этого формата. Но сможет или пожелает ли она оказывать в новых условиях воздействие на Баку и Ереван с целью возобновления работы МГ ОБСЕ, говорить сложно. Если исходить из прежних акцентов совместного заявления сопредседателей Минской группы, то дело шло к обострению информационно-политической и дипломатической ситуации вокруг Нагорного Карабаха. По всем признакам, именно решением этой проблемы занимаются сейчас сопредседатели МГ ОБСЕ, которые проводят между собой закрытые встречи. Правда, вряд ли сейчас удастся вернуться к обсуждению Мадридских принципов, на этом направлении сопредседателям предстоит структурировать продолжение мирного диалога, четко разделить их на две линии, отдав естественный приоритет проблемам войны и мира, и во вторую очередь — остальные гуманитарные дела. Если не будет устойчивого прогресса по первой линии, обсуждение остальных вопросов теряет смысл. Ситуация замерла на некоем промежуточном моменте. А что будет дальше, если кому-то удастся перевести принятый дипломатический сленг на понятный политический язык, если вдруг, как считает Jamestown Foundation, деятельность МГ ОБСЕ «станет обрастать новой идеологией»?