Константин Казенин: Крепок ли тыл России на Северном Кавказе? Часть 3

Москва, 18 сентября 2004, 17:59 — REGNUM  

Предисловие

Дагестан

Ингушетия

Карачаево-Черкесия

Часть 3. Карачаево-Черкесия

Карачаево-Черкесия характеризуется наибольшей среди всех республик Северного Кавказа нестабильностью межнациональных отношений, и все основные риски в этой республике так или иначе связаны с возможностью конфронтации между населяющими ее народами. Что такая конфронтация может иметь место и оказывается весьма опасной, показали события 1999 года, когда в КЧР проходили первые всенародные выборы президента.

Среди причин межнациональной нестабильности необходимо выделить следующие:

1. Ни один народ не составляет в республике абсолютного большинства. Наиболее многочисленны русские (около 40%), на втором месте карачаевцы (около 35%), на третьем - черкесы (около 18%), далее следуют абазины (около 5%). Черкесы и абазины, будучи этнически родственными, чаще всего во внутренней жизни республики выступают единым фронтом. Пятый по численности народ, ногайцы, также регулярно претендуют на "долевое участие" в политической жизни и экономике республики (хотя бы на один пост в республиканском руководстве).

2. Карачаево-Черкесия не так долго, как другие многонациональные республики (Дагестан, Кабардино-Балкария), существовала в качестве единого государственного образования. Во времена СССР длительное время раздельно существовали Карачаевская и Черкесская автономные области. Неслучайно требования восстановить Карачай и Черкесию (с возможным присоединением последней к Ставропольскому краю) звучали и в конфликтном 1999 году.

3. Территориальный раздел Карачаево-Черкесии был бы в наши дни, однако, крайне затруднен. Причины этому были заложены во время возвращения карачаевцев из сталинской депортации во второй половине 1950-х гг. Желая ускоренными темпами наверстать все то, что было упущено за 13 лет ссылки, карачаевцы не в полном составе вернулись в населенные ими ранее горные и предгорные районы. Среди них был популярен лозунг "Хвали горы, осваивай равнину". В результате сегодня в равнинной части республики черкесские и карачаевские "сектора" зачастую располагаются вперемешку. Куда, например, отошла бы республиканская столица Черкесск, которая примыкает к районам, населенным черкесами, но в которой почти половину населения составляют карачаевцы?

4. В республике не выработаны стабильные схемы раздела ключевых постов. Достаточно сказать, что за последние годы в должностях главы республиканского правительства, председателя Народного Собрания и мэра республиканской столицы побывали люди разных национальностей (нечто почти немыслимое, например, в Дагестане).

При этом, хотя в экономическом плане республика отстает от соседних Кабардино-Балкарии и Ставропольского края, в ней сегодня все же "есть что делить". Наиболее привлекательными и перспективными в экономическом плане на сегодня являются:

1. ООО "Меркурий"братьев Деревых, наиболее заметный из которых, Станислав, в 1999 году претендовал на пост главы республики. Это одно из крупнейших в России предприятий по выпуску алкогольных и безалкогольных напитков. В 2004 году фирма "Меркурий-2" приступила также к выпуску автомобилей-внедоржников "Ковбой".

2. Черкесское химическое производственное объединение им. З.Цахилова - крупное предприятие по выпуску лако-красок.

3. ОАО "Кавказцемент" - лидер по производству цемента в Южном федеральном округе.

4. Горные курорты комплекса Архыз-Домбай-Теберда. Здесь пока нет крупного собственника, объекты приватизированы "в розницу", но в скором будущем положение может измениться (см. ниже).

Выборы-2003: формула национального мира

На первых выборах главы республики в 1999 году имела место конфронтация между карачаевцами, с одной стороны, и черкесами и абазинами, с другой. Карачаевцы поддерживали бывшего главкома сухопутных войск РФ генерала Владимира Семенова, а черкесы и абазины - тогдашнего мэра г.Черкесска, основателя ООО "Меркурий" Станислава Дерева. Внутренних ресурсов для решения конфликта мирным путем в республике тогда не нашлось. В результате пришлось активно вмешиваться федеральному центру, который в итоге и отдал победу Владимиру Семенову (наполовину карачаевцу, наполовину русскому). Выборы 1999 года также наглядно показали, что в условиях противостояния карачаевцев и черкесов ни одна из сторон не может победить в одиночку: едва ли не главным "сюжетом" предвыборной кампании 1999 года была борьба за русские голоса.

Уже за год до новых президентских выборов, в 2002 году, стало ясно, что основная часть политической и экономической элиты республики не желает повторения межнациональной конфронтации. При этом президент Владимир Семенов, в целом сумевший установить в республике межнациональный мир, не справился с задачей консолидации элит и не приобрел стабильного авторитета в верхних слоях общества. Во многом эта его неудача была связана с неоднозначной репутацией в республике ближайшего окружения Семенова, в первую очередь руководителя администрации президента Саламбека Кипкеева и секретаря Совета безопасности КЧР Бориса Батчаева (последний в начале 90-х был одним из руководителей карачаевского национального движения и впоследствии часто - хотя и без бесспорных оснований - обвинялся в связях с местными ваххабитами и с чеченскими сепаратистами). В этих условиях примерно за год до президентских выборов 2003 года все "недовольные" из числа республиканских политиков и бизнесменов решили выдвинуть в президенты главу Управления Центробанка РФ по КЧР Мустафу Батдыева. Существенно, что, будучи карачаевцем по национальсности, Батдыев с самого начала имел многонациональную поддержку. Стоявшие за ним накануне выборов "человеческие ресурсы" можно условно разделить на три группы:

1. Карачаевские и русские политики, в 1999 году поддерживавшие Владимира Семенова, но затем отошедшие от него. Среди них наибольшую роль играли лидеры общественно-политического движения "Возрождение" - бывший бизнесмен Мурат Каракетов (ныне руководитель аппарата президента и правительства КЧР) и редактор газеты "Возрождение республики" Владимир Панов (скончался в марте 2003 года).

2. Черкесские и абазинские лидеры, в том числе черкесы - глава "Меркурия" Станислав Дерев, доверенное лицо последнего на выборах-1999 Хаджи-Мурат Хатукаев (в 2003 был одним из руководителей предвыборного штаба Батдыева, в первом правительстве Батдыева - министр промышленности, транспорта, связи, топлива и энергетики КЧР); абазины - один из руководителей абазино-черкесской оппозиции генералу Семенову в 1999 году, герой Абхазии Мухамед Килба (ныне советник президента КЧР), председатель абазинской общественной организации "Адгылара" Кахун Гожев (после победы Батдыева на выборах некоторое время занимал пост начальника Управления по информационной политике президента и правительства КЧР).

3. Команда самого Батдыева. Со стороны "карачаевского" бизнеса, надежным "тылом" Батдыева было ОАО "Кавказцемент". Кроме того, Батдыев известен хорошими связями среди энергетиков - как на региональном (Кавказская Энергетическая управляющая компания), так и на федеральном уровне. Неслучайно на его инаугурации в сентябре 2003 года присутствовал Анатолий Чубайс.

"Противоядием" от повторения конфронтации 1999 года и стал многонациональный состав сил, стоявших за Батдыевым. Кандидат-карачаевец, поддержанный черкесским бизнесом и имеющий крепкие связи в крупном бизнесе общероссийского уровня - такой "джентельменский набор" делал Батдыева весьма серьезным кандидатом, несмотря на то, что он так и получил во время выборов однозначной поддержки Кремля.

Однако у интернациональной поддержки Батдыева был один немаловажный аспект: поддержка каждой из сторон была необходимым условием его победы над административным ресурсом Семенова. В частности, Батдыев вряд ли победил бы без черкесской поддержки. Это особенно четко проявилось во втором туре президентских выборов, когда Батдыев, опередивший Семенова суммарно менее чем на 2% голосов, больше всего голосов получил в Хабезском районе, населенном преимущественно черкесами (явка там тоже была рекордной по республике - она составила 92%). Таким образом, будучи карачаевцем по национальности, Батдыев пришел к власти с достаточно внушительным "грузом благодарности" перед черкесами - народом, еще четыре года назад бывшим основным противником карачаевцев в борьбе за власть в республике.

Национальные проблемы после президентских выборов

Завершившееся первое полугодие пребывание Батдыева у власти хотя и стало периодом практически полной смены ответственных чиновников в республике (как на республиканском уровне, так и на уровне назначаемых президентом глав районов), однако не характеризовалось обострением межнациональных отношений. Тем не менее, определенный вектор "карачаевизации" в политике нового руководства заметен.

Он проявился, в частности, во время кампании по выборам Народного Собрания КЧР. На выборах, прошедших в марте 2004 года, впервые половина мест распределялась по партийным спискам, и лишь половина - по одномандатным округам. Общая численность одномандатных округов составляла 36 - меньше, чем на всех предыдущих выборах Народного Собрания. Часть депутатов предыдущего созыва выражала недовольство предложенной "нарезкой" округов, предсказывая, что она обеспечивает в Народном Собрании большинство карачаевцам. Эти опасения в полной мере оправдались - национальный состав депутатов-одномандатников оказался таким: карачаевцев - 23 депутата, черкесов - 5 депутатов, русских - 4 депутата, абазин - 2 депутата, ногайцев - 1 депутат, армян - 1 депутат. Примерно такие же пропорции и среди депутатов, избранных по партийным спискам.

Весной 2004 года возникла также определенная острота в связи с положением абазин - верных союзников черкесов. Она связана с образованием нового муниципального округа на территории Усть-Джегутинского района, большинство населения которого составляют карачаевцы. Жители абазинского аула Кубина отказались участвовать в референдуме по созданию муниципального округа, утверждая, что его создание противоречит интересам абазинского народа. В качестве альтернативного варианта предлагается создать единый Абазинский район. Батдыев в обращении к жителям Кубины заверил, что их интересы в новом муниципальном округе будут учтены, а также пообещал в будущем способствовать созданию Абазинского района. Его обращение, однако, не пошатнуло решимости жителей аула бойкотировать референдум.

В контексте национальной политики президента Карачаево-Черкесии представляется важным и формирование в апреле 2004 года нового правительства. В своих публичных выступлениях Батдыев обосновывал отставку прежнего кабинета стремлением привести структуру республиканского правительства в соотсветствие со структурой правительста РФ, изменной месяцем раньше. Однако источники, близкие к администрации президента КЧР, называли и другой мотив отставки правительства: Батдыев был недоволен работой прежнего кабинета и потому решил создать команду, свободную от людей, которым он был "обязан" за поддержку в ходе предвыборной кампании. Премьер не сменился - им остался черкес Руслан Казаноков, тем самым "наверху" был сохранен межнациональный баланс. Однако достаточно примечательно, при сохранении большим количеством министров своих портфелей в новом правительстве, увольнение министра промышленности, транспорта, связи, топлива и энергетики Хаджи-Мурата Хатукаева - одного из активных сторонников Батдыева на выборах именно со стороны черкесского национального движения. Увольнение Хатукаева из правительства показывает, что союз с черкесскими лидерами сейчас менее важен для Батдыева, чем в период предвыборной кампании. Правда, в случае с его назначением формальный национальный баланс был также сохранен: Хатукаева сменил черкес.

Весьма примечатлен и новый состав республиканского избиркома, сформированный Народным Собранием в конце июня - там теперь вовсе нет черкесов и абазин. Заметим, что роль избиркома в республике весьма велика, так как выборы почти всех уровней проходят с конфликтами.

Вскоре после увольнения Хатукаева, в июне 2004 года грянул "гром" в виде отставки Станислава Дерева с должности представителя исполнительной власти КЧР в Совете Федерации. Это событие окончательно "оформило" конфликт между Батдыевым и Деревым, последний в интервью для СМИ после отставки и не скрывал, что у него возникли противоречия с президентом КЧР. Возможно, следующим витком конфликта будет "выход" подконтрольного Дереву бизнеса за пределы КЧР: по данным наших источников в фирме "Меркурий", сейчас прорабатывается вопрос о перерегистрации ряда структур "Меркурия" в Адыгее. Это вряд ли существенно отразится на экономическом состоянии республики: хотя "Меркурий" дает более 30% налоговых поступлений в бюджет КЧР, сам этот бюджет держится в основном за счет федеральных дотаций, а не налогов (см. ниже). Однако политические последствия такого развития событий очевидны: если наиболее видный представитель черкесов "уйдет" из республики, его соплеменники воспримут это как национальное поражение.

Таким образом, при общем сохранении в республике межнационального мира, очевидно планомерное увеличение "удельного веса" карачаевцев "в верхах", а также, по крайней мере частичный, отказ президента от союза с черкесскими лидерами, заключенного накануне выборов. Если линия на "тихую" карачаевизацию сохранится, новое межнациональное обострение весьма вероятно.

Заметим, что "полигоном" для него могут оказаться выборы мэра Черкесска. Нынешний столичный градоначальник, близкий к КПРФ Михаил Якуш на выборах-2003 поддерживал одного из противников Батдыева, и отношения Якуша с новой республиканской властью весьма непростые. По неофициальным данным, руководство республики ищет сейчас приемлемую замену Якушу и готово при этом оставить пост мэра Черкесска за русскими. Но кому-то наверняка "вспомнится", что до Якуша мэром столицы был черкес. Само по себе выдвижение кандидатов разных национальностей не повлечет межнациональных конфликтов - но лишь при условии, что предпосылки к ним не будут созданы независимо от выборов. Впрочем, в силу ряда обстоятельствв настоящий момент неясно, когда состоятся очередные выборы мэра столицы КЧР.

Вместе с тем, ни у карачаевцев, ни у черкесов сейчас нет общепризнанного политического лидера. Говоря о карачаевцах, необходимо признать, что активисты, поддерживавшие Владимира Семенова, утратили какой-либо вес в республике. Это стало окончательно ясно, когда один из наиболее ярких членов бывшей семеновской команды Борис Батчаев крайне неудачно выступил на выборах в Госдуму от Карачаево-Черкесского одномандатного округа в декабре 2003 года. Не попали "семеновцы" и в новый состав Народного Собрания КЧР в марте 2004 года. Сменены также карачаевцы - главы районов, поддерживавшие Владимира Семенова, в частности такой заметный в республике человек, как бывший глава Усть-Джегутинского района Наполеон Борлаков. (Политическая нейтрализация сподвижников Семенова была необходима Батдыеву не только для укрепления своего положения внутри КЧР. Как уже было отмечено выше, за рядом сторонников Семенова закрепился ярлык "ваххабитов", что, вкупе с карачаевской национальностью исполнителей терактов в Москве и Волгодонске, создавало образ карачаевцев как якобы "ваххабитского народа". Как бы впротивовес этому образу (созданному в значительной степени усилиями СМИ), новый президент-карачаевец подчеркивает свою максимальную лояльность Москве. Это проявляется и в мероприятиях по борьбе с исламским экстремизмом в республике, а также, например, в готовности Батдыева обеспечить победу на выборах в Госдуму от КЧР "привозному", никогда ранее не связанному с республикой кандидату от "Единой России".)

Однако сохраняет позиции другой видный и независимый от Батдыева карачаевский лидер - председатель Верховного суда КЧР Ислам Бурлаков, в 2003 году неудачно претендовавший на президентство. Он имеет достаточные финансовые и людски ресурсы и, по-видимому, не скрывает недружественных отношений с Батдыевым. В республике упорно циркулируют слухи, приписывающие Бурлакову рассказ о том, как его противники из президентского лагеря "дошли до Путина" в надежде лишить его поста председателя Верховного суда, однако своего не добились.

У черкесов сейчас тоже несколько центров влияния. Помимо Станислава Дерева, серьезные позиции в республике имеет Назир Хапсироков, бывший управделами Генпрокуратуры РФ. Считается, что два района республики с преобладанием черкесского населения - Хабезский и Адыге-Хабльский - возглавляют близкие Хапсирокову люди. Хапсироков - по-видимому, наиболее влиятельный в федеральных органах власти черкес, и, по данным наших источников в черкесском движении, у него никогда не было единства с Деревым, два этих лидера оказывались в одной "связке" только в силу обстоятельств. Еще одним потенциальным черкесским лидером является Рауль Арашуков. Он возглавляет в Ставрополе предприятие "Ставропольмежрегионгаз", однако имеет в КЧР определенные людские ресурсы и самостоятельное влияние.

Таким образом, в случае нового межнационального обострения и у карачаевцев, и у черкесов будут проблемы с выбором национального лидера.

В заключение следует отметить одно довольно опасное обстоятельство: в республике сейчас практически не ведется открытого обсуждения национальной (как и любой другой) политики властей. При Владимире Семенове в КЧР выходил ряд оппозиционных изданий - газеты "Возрождение республики" (бывшая с весны 2003 года ее главным редактором Фатима Чикунова возглавляет сейчас Информационно-аналитическое управление администрации президента), "Я - русич" и некоторые другие. Сейчас осталось лишь одно издание, сохраняющее некоторую независимость от республиканских властей - газета "Черкесск", однако и ее трудно назвать оппозиционной. Сказанное не имеет целью противопоставить "авторитариста" Батдыева "либералу" Семенову - у новой власти, возможно, просто больше ресурсов для контроля над СМИ. Но в любом случае отсутствие в многонациональной республике нормального политического диалога вряд ли способствует положительной динамике межнациональных отношений.

Экономика и национальный фактор

Несмотря на наличие нескольких "точек роста", перечисленных в начале данного раздела, в целом экономика КЧР остается крайне депрессивной. На сегодняшний день республика дотируется из федерального бюджета на 90%, доля убыточных предприятий составляет 44,3%. Здесь самый высокий в России уровень безработицы - 57% и самая низкая в стране средняя зарплата - 2,2 тысячи рублей. Около 70% сельхозпредприятий республики признаны банкротами, при том, что 60% населения живет в сельской местности. На апрель 2004 года долги КЧР за электроэнергию и газ составляли около миллиарда рублей. Общая сумма долга Карачаево-Черкесии - более 2 миллиардов рублей, при годовом бюджете республики в 3 млд. руб.

На этом фоне буквально каждое нормально функционирующее предприятие обречено играть немалую роль в жизни республики. Причем, чисто психологически, в экономике большое значение имеет национальный фактор - все, что работает и приносит прибыль, в восприятии местного населения принадлежит не только отдельным бизнесменам или компаниям, но через них и народам.

Важным "нервом" для межнациональных отношений в республике являются взаимоотношения между Мустафой Батдыевым и Станиславом Деревым - по-прежнему самым влиятельным представителем черкесского народа. Влияние Дерева имеет в первую очередь экономические корни: основанное им ООО "Меркурий" дает около 40% налоговых поступлений в бюджет КЧР, что обеспечивает Дереву большой вес в республиканских делах.

Как уже было сказано, одним из крупнейших предприятий в республике является основанное Станиславом Деревым ООО "Меркурий" (с "отпочковавшейся" от него фирмой "Меркурий-2"). В контексте сложных взаимоотношений президента республики Мустафы Батдыева с Деревым примечательно стремление нового руководства республики максимально консолидировать республиканскую собственность, находящуюся вне сферы действия "Меркурия". комиссия под председательством руководителя аппарата президента КЧР Мурата Каракетова призвана "определить соответствие градостроительному и земельному законодательству порядка предоставления земельных участков, выдачи разрешений на строительство объектов недвижимости" на территории курортных поселков. Логика распоряжения вполне понятна: необходимо разобраться, кто и на каком основании владеет сегодня землей и прочей недвижимостью в курортной зоне Карачаево-Черкессии. При этом примечательно, что в принятом недавно Народным Собранием КЧР Законе о туристско-рекреационном комплексе "Архыз - Домбай" нет ни слова о защите интересов сегодняшних многочисленных собственников туристических объектов. Так что вполне возможно, что новое руководство КЧР готовит пересмотр сложившейся на сегодня в курортной зоне структуры собственности и управления, основа которой - многочисленные мелкие собственники. О том, в каком направлении пойдет этот пересмотр - сказать трудно. По состоянию на март 2004 года результаты работы комиссии не разглашались. При достаточном инвестировании курорты могут стать основным источником доходов для бюджета КЧР, "отодвинув" на второй план ООО "Меркурий". Что касается национального аспекта, то курортная зона находится в районе расселения карачаевского народа и права карачаевцев на контроль над ней сейчас вряд ли кто-то оспаривает.

При активном вмешательстве республиканских властей развивается и конфликт вокруг знаменитого "химзавода" - Черкесского химического ПО им. З.Цахилова. Конфликт начался прошлой осенью, когда был отстранен от работы директор завода Николай Сапига. Он был отстранен решением основного акционера предприятия Марины Цахиловой, которая получила контрольный пакет акций предприятия по наследству от своего покойного отца Захара Цахилова, создавшего одно из самых мощных в стране предприятий по производству лако-красочных изделий на базе небольшого цеха по производству олифы в Черкесске. Однако отстранение Сапиги было опротестовано прокурором Карачаево-Черкесии Владимиром Ганночкой. После протеста прокурора новый директор Казбек Амбалов был удален с предприятия с помощью сотрудников силовых структур, Сапига вернулся в свой кабинет. Будущее предприятия так и не прояснено, собрание акционеров постоянно откладывается. Сам по себе конфликт вокруг химического завода не носит межнационального характера, однако подтверждает стремление руководства республики активно регулировать распределение собственности, не имеющей отношения к "черкесскому" ООО "Меркурий".

Таким образом, в случае, если проводимая в республике национальная политика реально приведет к новому обострению межнациональных отношений, достаточно солидную экономическую "базу", по-видимому, будут иметь обе стороны конфликта - и карачаевцы, и черкесы.

С другой стороны, нельзя исключать, что усилиями нового президента республики в обозримом будущем удастся увеличить поток инвестиций в КЧР. Однако это, наряду с благотворным влиянием на жизнь, создаст и проблемы, поскольку вновь "будет что делить" между национальными элитами. Особенно это касается деревообрабатывающей отрасли - республика богата лесами. (Сейчас данная отрасль практически отсутствует - из республики в основном нелегально вывозят "кругляк".)

***

Подведем итог. Политическая конструкция, выстроенная в Карачаево-Черкесии для избрания ее президентом Мустафы Батдыева, была призвана объединить вокруг этого кандидата многонациональный электорат и прежде всего - республиканские элиты разных национальностей. Эта задача была с успехом выполнена, вследствие чего выборы-2003 и не вызвали нового витка межнационального противостояния. Однако полученная Батдыевым многонациональная поддержка делает особо важной задачу по сохранению межнационального мира в период между выборами. Батдыева поддерживали на выборах и карачаевцы, и черкесы с абазинами - все они, стало быть, теперь в праве претендовать на долю властного пирога, все имеют определенный "пакет акций" в нынешней республиканской политической системе. Тем опаснее намечающийся в некоторых шагах новой власти крен в сторону приоритетного учета интересов карачаевцев: в отличие от 1999 года, в случае конфликта "обиженные" смогут теперь предъявить власти неоплаченный счет за поддержку на президентских выборах. При этом ресурсов, необходимых для очередного межнационального противостояния, у обеих сторон потенциального конфликта достаточно. Поэтому, констатируя общее снижение межнациональной напряженности в Карачаево-Черкесии, федеральным властям необходимо со всем вниманием относиться к национальной политике, проводимой Мустафой Батдыевым и его администрацией. Только если эта политика будет гарантирована от опасных перегибов, можно будет утверждать, что перспектива превращения Карачаево-Черкесии во "вторую Чечню", весьма реальная в 1999 году, окончательно сведена на нет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.