Как говорят, когда готовятся написать что-то, что людям не понравится? «Это непопулярный пост». Как-то так должен был бы начинаться текст под названием «Султан Эрдоган оказал честь Урсуле». К сожалению, дело обстоит именно так. Глава важнейшего органа Евросоюза, выражаясь более схематично, «премьер-министр ЕС», приняла столь оскорбительную позицию со стороны лидера Турции и никак не отреагировала.

Фернан Кормон. Гарем
Фернан Кормон. Гарем

Европа пребывает в смятении с того самого эпизода, когда Эрдоган так унизил Урсулу фон дер Ляйен. А с ним и председатель Евросовета Шарль Мишель, который не решился сделать то, что стоило сделать, — уступить место президенту Еврокомиссии и спасти ситуацию.

Придется сказать правду. Мы не ожидали ничего меньшего от президента Турции. Он доказал, что он великий лидер (для своей страны) и ни перед кем не преклоняется. Показал, что может унизить любого, как ему вздумается, и на это никак не отреагируют — за некоторыми исключениями, как недавно сделал Эммануэль Макрон, не промолчавший в ответ на атаку.

Эрдоган, помимо силы и власти, которые он хотел показать своим отношением к Урсуле фон дер Ляйен, также нацелился на свою собственную аудиторию внутри своей страны, в турецкой культуре. А эта культура резко контрастирует с западным образом жизни, она глубоко консервативна, не имеет ничего общего с буржуазной вежливостью, уважением к собеседнику, когда он является противником. Но главное: с уважением к женщине. И вот в этом беспрецедентном инциденте большая проблема. Что президент Европейской комиссии — женщина, которая не среагировала на недостойное поведение. Это важнее, чем если б на месте фон дер Ляйен был мужчина, который заставил бы Эрдогана сесть на диван, не считая его равным. Это женщина, достигшая самых высоких постов в Европе, ставшая примером для миллионов женщин, сломавшая стереотипы о том, что в Европейском союзе доминируют мужчины.

Она — человек, который вместе с Ангелой Меркель, Кристин Лагард, Камалой Харрис и многими другими показала миру: да, женщины могут достигать больших высот. Да, у власти может быть женское лицо, а неравенство в политике, в профессиональной сфере и в обществе в целом может быть уменьшено. Повышение Урсулы фон дер Ляйен до должности, которую она занимает, также означало, что западное мировосприятие может принимать женщин в равной степени с мужчинами — или, по крайней мере, разбить представление о мире, где доминируют мужчины, утвердить отличия западных обществ от обществ, подобных турецкому, которое по большей части считает женщину неполноценной, приложением к мужчине и, конечно же, неспособной стать кем-либо, кроме домохозяйки.

Урсула фон дер Ляйен
Урсула фон дер Ляйен

Можно сказать: «Да, но в Турции уже много лет назад премьер-министром была женщина, а вот в Греции или других странах до сих пор обсуждают, должны ли женщины работать или сидеть дома и ждать босса». Так и есть. Даже Турция может нарушить табу, которые не могут нарушить другие, более развитые общества. И это проблема Европы — и одновременно послание Урсулы фон дер Ляйен с ее отношением к грубому султану. Президент ЕС, представитель западной культуры и образа жизни, особенно женщина-политик, должна была встать и уйти. Демонстративно вызвать конфликт, задать встряску всем, включая Шарля Мишеля, который выглядел неспособным адекватно среагировать. Он должен был защитить женщину — в ее лице борьбу, которую он вел, и завоевания, которых он достиг за эти годы.

Когда целая Урсула никак не реагирует на мужчину-начальника, чего ожидать от маленькой девочки где-нибудь в Европе? Чего мы можем ожидать от женщины, которая принимает консервативные патриархальные взгляды, потому что она видит, что у нее нет силы изменить их? Чего мы можем ожидать от сотрудницы, которая терпеливо переносит неравенство на рабочем месте?

Когда модель и символ настолько проблематичны и расплывчаты, чего нам ждать от всех женщин, которые ищут поддержки, чтобы занять свое место в обществе, где доминируют мужчины? Так что, вопрос один: почему ты не встала и не ушла, Урсула?