Россия и Польша
Россия и Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Официальный представитель МИД России Мария Захарова в ходе брифинга для журналистов сделала любопытный комментарий относительно состояния польско-российских отношений, отвечая на вопрос о заявлениях нового посла Польши Кшиштофа Краевского. Выделим следующие тезисы Захаровой.

Во-первых, она указала на то, что «отрицательная динамика (товарооборот за последние два года сократился на 35%) и падение продолжаются. Сказываются усилия Варшавы по ограничению импорта углеводородов из России, введенные санкции против России и неблагоприятные условия для российских компаний, пытающихся на легальных основаниях зайти на польский рынок». Во-вторых, «одним из серьезных факторов, мешающих нормализации контактов с Польшей, остаются попытки Варшавы милитаризировать регион Восточной Европы с привлечением американского военного потенциала». Но вот какой заключительный вывод по Захаровой: «Объективно непреодолимых препятствий для нормализации российско-польских отношений нет. Все существующие проблемы могут быть урегулированы при наличии политической воли обеих сторон. Однако пока такой воли с польской стороны мы не видим. Если у К. Краевского есть намерения изменить что-либо в лучшую сторону, мы протягиваем ему руку».

Кшиштоф Краевский
Кшиштоф Краевский
МИД Польши

Это означает, что, по мнению Москвы, Варшава обладает возможностями пересмотреть свою политику на российском направлении: возобновить экономическое сотрудничество, отказаться от поддержки принятых в Европейском союзе санкций, перестать противодействовать строительству газопровода «Северный поток — 2», руководствоваться европейской архитектурой безопасности без опоры на США. Но нуждается ли она в этом? На наш взгляд, да. Прежде всего потому, что это выгодно для политических и экономических проектов Варшавы, которые она запускает с некоторыми европейскими партнерами. Польша сегодня осталась единственной серьезной страной в ЕС, которая демонстративно и нарочито использует в своем арсенале русофобскую карту. Однако в какие столицы она не приходит, а Россия уже там. О Германии и говорить нечего. Франция? Президент Эммануэль Макрон даже во время визита в Варшаву убеждал поляков в необходимости примириться с Москвой. Италия, Венгрия тоже без проблем договариваются с Россией. Поэтому, когда Берлин, Париж, Рим или Будапешт проводят двухсторонние или многосторонние действия, где Москва никак не присутствует, российский фактор не является определяющим в экспертных оценках и медийном освещении.

С Варшавой всё иначе. Любые ее внешние выходы раскалывают общество, а сторонники правящей коалиции во главе с партией «Право и Справедливость» (PiS) и их оппоненты увлеченно обсуждают, откроют ли в Кремле шампанское и порадуется ли Путин или нет, и если да, то кто в этом виноват. Тем самым правящая коалиция сама себе сужает возможности для внешнеполитического маневрирования и вынуждена постоянно оправдываться в том, что не продает родину «зловредным» россиянам. В очередной раз это наглядно проявилось сейчас, когда очередной вал обвинений в адрес PiS посыпался после визита премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого в Будапешт, где он 1 апреля провел переговоры с венгерским коллегой Виктором Орбаном и главой итальянской партии «Лига» Маттео Сальвини. Если в Венгрии и Италии пресса обращала внимание на содержательную часть встречи, то в Польше снова спорили о роли России в процессе, абсолютно далеком от нее. Хотя Моравецкий, Орбан и Сальвини решили бросить вызов влиятельному европейскому социалистическому лобби, что касается прежде всего доминирующих в мировом Социнтерне французских социалистов, лидер оппозиционной польской партии «Гражданская платформа» Борис Будка заявил, что «так строится новое Содружество независимых государств», а экс-премьер Дональд Туск обвинил Моравецкого в организации «пропутинского блока».

Матеуш Моравецкий
Матеуш Моравецкий
Kancelaria Premiera

Между тем выяснение отношений между властью и оппозицией, кто из них «русский агент», не имеет никакого смысла. Потому что если и прогуливался Туск с Путиным по пирсу в Гданьске в сентябре 2009 года, то погибший в Смоленской катастрофе президент Польши Лех Качиньский, брат главы PiS Ярослава Качиньского, должен был 9 мая 2010 года стоять на трибуне мавзолея во время парада, очевидно, рядом с тем же Путиным. Используют российский фактор в своих интересах и внешние игроки, которые хотят сорвать не только восстановление диалога между Варшавой и Москвой, но и помешать инициативам консервативного польского правительства на европейском направлении. Когда газета Financial Times с центральным офисом в Лондоне заявляет, что разное отношение к России участников переговоров в Будапеште может создать им «проблемы с поиском точек соприкосновения», это означает одно: британцы понимают, куда надо нажать, чтобы сорвать попытку Польши создать новое политическое объединение. Без разминирования этой «бомбы» правящей польской коалиции не удастся проводить амбициозную внешнюю политику, на что она претендует. Не поэтому ли посол Краевский декларирует намерение изменить что-либо в лучшую сторону? Посмотрим. В любом случае Москва готова к серьезному разговору.