В Чувашии в первые месяцы пандемии коронавируса прогнозировалось, что доходы бюджета по итогам года упадут на 15%, или на 6 млрд рублей, но по факту поступления в тяжёлый и для экономики, и населения период удалось нарастить. Этому способствовали три «фактора успеха» и другие преобразования в республике, о которых в интервью ИА REGNUM рассказал первый вице-премьер — министр финансов Чувашской Республики Михаил Ноздряков.

Михаил Ноздряков
Михаил Ноздряков
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Коронавирус в России: вакцинацию необходимо ускорить — трансляция»

ИА REGNUM: Михаил Геннадьевич, пандемия и прошлогодний локдаун изменили и нас, и мир, обнажив экономический кризис. Что вы, как первый вице-премьер и финансист с 25-летним стажем, зафиксировали для себя?

Сегодня уже практически все признают, что прошлогодняя ситуация была абсолютно нестандартной, а генеральный секретарь ООН вообще оценил данный экономический кризис как самый серьёзный за последние 100 лет. И мир, и Россия до этого проходили через различные кризисы, но мы никогда не сталкивались с тем, чтобы первопричиной и наибольшим фактором становилась пандемия.

Год назад, в марте, когда всё это начало разворачиваться у нас и вся страна ушла в режим жёстких ограничений, было трудно спрогнозировать, чем это обернётся и насколько сильно ударит по доходам населения, экономике, бюджету. На тот момент фактор риска был просто сумасшедший! Для прогнозов мы брали за основу кризисы предыдущих периодов, просчитав, что в худшем случае собственные доходы бюджета упадут на 15%, в абсолютных цифрах — на 6 млрд рублей.

Так как раньше мы не сталкивались с пандемией, то на тот момент не предполагали, какими масштабными будут дополнительные расходы, которые мы совершенно не планировали. Я имею в виду средства на перепрофилирование коек, закупку медицинского оборудования, лекарств и средств индивидуальной защиты, доплаты врачам и социальные выплаты населению, затраты на поддержку экономики.

И это состояние неопределённости, турбулентности продлилось около полутора месяцев, затем страна и регионы начали приходить в себя, пошла федеральная поддержка. Что касается финансов и экономики, то я считаю, что и Россия в целом, и Чувашия в частности очень достойно прошли этот период. И выделил бы, наверное, три момента, которые, на мой взгляд, стали факторами успеха.

Во-первых, это ответственная позиция наших предприятий, прежде всего системообразующих. Потому что мы были на грани: с одной стороны, нельзя было обрушить предприятия, но с другой — на кону были здоровье и жизнь наших жителей. Надо было принять экстренные, очень ответственные меры для того, чтобы производство не останавливалось. И все наши крупнейшие предприятия работали, создав условия для защиты и сохранения здоровья своих работников.

Второй фактор — это своевременные решения и очень серьёзная поддержка федерального центра и федерального бюджета. Третий момент, благодаря которому удалось пережить прошлогодний кризис, это консолидация всех органов власти — федеральных, республиканских и муниципальных. Мы достаточно слаженно работали, оперативно принимая решения и запуская различные меры поддержки, начиная с малого бизнеса и населения.

Первый вице-премьер — министр финансов Чувашии Михаил Ноздряков
Первый вице-премьер — министр финансов Чувашии Михаил Ноздряков
Cap.ru

ИА REGNUM: Как вы оцениваете состояние экономики и исполнение бюджета?

Можно сказать, что экономика в целом удержалась, на что оказали влияние принятые меры, да и сама её структура. Потому что на фоне пандемии из-за ситуации на нефтяном рынке значительно пострадали регионы, где представлена нефтехимия. А у нас преобладают обрабатывающие производства.

Что касается бюджета, то у нас положительная динамика по доходам: поступления в консолидированный бюджет выросли за год на 15%, в республиканский — на 20%, превысив соответственно 76,6 млрд и 70,2 млрд рублей. Рост произошёл и по собственным доходам, и по налогам.

Читайте также: Облигации для Чувашии пока не актуальны — вице-премьер

Если сравнивать с соседями, то в целом в Поволжье собственные доходы консолидированных бюджетов субъектов снизились на 7,2%, а у нас исполнены с ростом на 0,5%, и мы занимаем пятое место среди регионов округа по динамике. Налоговые поступления в ПФО упали на 6,9%, а у нас — рост на 2,7%. По итогам года, кстати, у нас сохранены и доходы населения: в целом налог на доходы физических лиц вырос на 5,8% и достиг 14,9 млрд рублей.

ИА REGNUM: Не кажется ли вам парадоксальной ситуация с ростом НДФЛ на 5,8%, хотя многие находились в вынужденных отпусках или вовсе оставались без работы, в результате произошёл многократный рост зарегистрированных безработных?

Я здесь особого парадокса не вижу, потому что нужно смотреть на структуру трудовых ресурсов. Как я уже говорил, у нас крупные предприятия работали, то есть зарплата выплачивалась. Бюджетники работали, то есть были обеспечены заработной платой, хотя часть учреждений (например, культуры и спорта) надолго приостанавливали работу. И здесь сказался рост зарплаты работникам бюджетной сферы, предусмотренный указами президента, что в пандемию стало очень серьёзным политическим, социальным и экономическим фактором. Об этом сейчас мало говорят, но это было важнейшим подспорьем в кризис.

Малый бизнес, помимо налоговых послаблений, также получал государственную поддержку при условии сохранения занятости. Тут, кстати, мы столкнулись с тем, что далеко не все могли получить полный пакет мер поддержки, потому что официально указан один штат сотрудников, а по факту трудились больше. В пандемию были приняты как меры прямого действия — для наиболее пострадавших отраслей, так и долгоиграющие меры, в целом связанные с поддержкой предпринимательства. Кроме налоговых послаблений, достаточно большой объём средств, 3,4 млрд рублей, направлен точечно на поддержку реального сектора экономики.

ИА REGNUM: Возвращаясь к консолидированному бюджету, хотелось бы понять, почему при годовом плановом дефиците в 4,457 млрд рублей он исполнен с профицитом в 547,6 млн рублей?

Как я уже отмечал, доходы у нас выросли, но при этом и расходы увеличились: если мы говорим о консолидированном бюджете, то расходы возросли на 23%, или на 14 млрд рублей, по республиканской казне рост составил 26%, или 14,3 млрд рублей. Из них дополнительно 4,2 млрд рублей было направлено на здравоохранение, 5,5 млрд рублей — на социальную поддержку населения.

Федерация дала регионам дополнительные полномочия, и в течение года мы управляли бюджетом в ручном режиме, оперативно внося изменения в бюджетную роспись и перераспределяя средства. Тем не менее исполнение расходной части тоже было нестандартным, не всё удалось своевременно освоить. В большинстве случаев причины были объективными.

В апреле в связи с неопределённостью доходной базы мы заблокировали практически все расходы инвестиционного характера, за исключением объектов по национальным проектам. Во втором квартале доходы упали на 13,9%, или на 1,306 млрд рублей — это самое большое квартальное снижение по году.

В мае стала поступать финансовая помощь из федерального бюджета — только прямые дотации на выпадающие доходы составили 1,6 млрд рублей. К лету регионы начали оживать, если можно так сказать. И мы по мере пополнения доходной базы постепенно раскрывали инвестиционные расходы. В первую очередь выделялись средства на ремонт школ, потому что это можно было сделать только в летние каникулы. Затем появилась возможность направлять средства на спортивные объекты и благоустройство территорий, другие проекты инвестиционного характера.

С учётом того, что разблокировка инвестиционных расходов происходила уже во втором полугодии, то на конкурсные процедуры оставалось критически мало времени, а уж на выполнение контрактов — и того меньше. В результате в прошлом году остались неосвоенными 3,26 млрд рублей, из них 1,8 млрд рублей — федеральные средства. Как уже не раз говорилось, большая часть, свыше 1 млрд рублей, была выделена на закупку троллейбусов, но уфимский поставщик не смог вовремя поставить транспорт. Около 290 млн рублей остались неосвоенными при реконструкции очистных сооружений на БОС, почти 175 млн рублей — при закупке жилья для детей-сирот и многодетных семей, 76 млн рублей — на благоустройство дворовых территорий. Но все эти средства до рубля мы сохранили, они уже запущены в работу в этом году.

Подробнее: Вице-премьер Чувашии объяснил неосвоение 174 млн рублей на жильё

Таким образом, профицит сложился за счёт внеплановых доходов и неосвоенных расходов. Но объективно я считаю, что наши ведомства в этих условиях неплохо сработали, потому что, помимо указанных факторов, в органах власти тоже была пандемия, люди болели и отсутствовали на работе целыми отделами.

ИА REGNUM: Многие регионы в прошлом году пошли по пути наращивания резервного фонда. В Чувашии он тоже увеличился?

У нас на начало 2020 года резервный фонд был достаточно приличный, порядка 4 млрд рублей. Одно время чувашских чиновников сильно критиковали за такой объём зарезервированных средств, но в пандемию он нас во многом спас, потому что мы были вынуждены действовать на опережение, не ожидая федеральной помощи. Так, на борьбу с коронавирусом только из республиканского бюджета было направлено порядка 2,1 млрд рублей. В целом из консолидированного бюджета на эти цели выделено почти 8 млрд рублей. В первую очередь речь шла о перепрофилировании коечного фонда, где при нормативных 609 койках по факту было введено свыше 3 тысяч. И мы смогли это оперативно организовать как раз за счёт средств резервного фонда.

На мой взгляд, очень важные меры были приняты для поддержки сельчан. В период низких цен на молоко мы направили 158 млн рублей на сохранение поголовья коров в личных подворьях. Это наша, республиканская инициатива. Также решением главы Чувашии выделялись средства из резервного фонда на подготовку детей к школе, централизованную закупку рециркуляторов, поддержку мукомольных заводов, чтобы сохранить цены на хлеб и хлебобулочные изделия, и другие направления, что в целом помогло нам пережить кризис.

Кроме того, практически ежедневно мониторили ситуацию в муниципальных образованиях, при необходимости оказывая точечную финансовую поддержку. И это тоже находилось на ручном управлении.

ИА REGNUM: Какие муниципалитеты больше всего пострадали в пандемию и были ли риски преддефолтного состояния?

Мы понимали, что доходы упадут не только у нас, но и у муниципалитетов, поэтому только на компенсацию выпадающих доходов трижды выделяли средства — в итоге общая сумма составила 390 млн рублей. А в целом межбюджетные трансферты увеличились на 9,3% (или на 2,2 млрд рублей), достигнув 26,1 млрд рублей.

По итогам года в 19 муниципальных образованиях увеличились собственные доходы, в шести — сократились. Наибольший спад произошёл в Канаше и Чебоксарах. Плановый дефицит муниципальных бюджетов составлял 2,6 млрд рублей, по факту сложился в размере 175 млн рублей. То есть цифры говорят о том, что о преддефолтном состоянии, конечно, речи вообще не было.

ИА REGNUM: Глава Чувашии Олег Николаев, возглавив регион в январе 2020 года, практически сразу задал тренд на централизацию учреждений, процессов и внедрение в работу цифровых технологий. Пандемия ускорила этот процесс. Раньше заявлялось, что на содержание чиновников и административных зданий тратится чуть менее 1 млрд рублей. Что сейчас происходит и сколько удалось сэкономить в результате переходного периода?

Если говорить о численности чиновников, то исторически в Чувашии очень жёстко отслеживался штат государственных и муниципальных служащих, да и по зарплате мы зачастую находились в последней десятке среди регионов страны. Так что в этой части республика никогда не барствовала, поэтому здесь особой экономии и ожидать-то не стоило.

Так и в части централизации учреждений вопрос очень важный не с точки зрения экономии, а с позиции совершенствования системы государственного управления. Потому что многие вещи назрели давно, особенно на фоне масштабных изменений в области цифровой трансформации ключевых отраслей. Это подразумевает и серьёзное изменение концепции деятельности органов власти.

Подробнее: Чувашия начала реформу государственного управления

Поэтому задачи Олегом Алексеевичем были поставлены конкретные, стратегические, мы их начали в прошлом году и сейчас продолжаем. Прежде всего, речь идёт о централизации системы государственных закупок и работы МФЦ, проектирования и строительства объектов капитального хозяйства, подходов к бухгалтерскому учёту и внешнему аудиту в муниципальных образованиях.

Например, на протяжении последних лет в Чувашии при строительстве объектов, особенно на муниципальном уровне, острой проблемой являлось отсутствие проектно-сметной документации, либо её некачественная разработка. В результате мы теряли федеральные средства, а некоторые объекты строились с большими трудностями и срывами графиков. Чтобы снять этот вопрос, в прошлом году началась централизация функций заказчика по строительству и реконструкции объектов капитального характера.

Масштабные направления намечены в IT-сфере, координирующим центром которого выступает министерство информационной политики Чувашии. Большая работа началась по централизации системы закупок, которая, на мой взгляд, в республике была несколько запущена, отсутствовала даже региональная контрактная система. Пересмотрены подходы к централизации бухгалтерского учёта органов власти и бюджетных учреждений, которые подразумевают смену технологий и принципа работы.

Ещё одно ключевое направление касается централизации системы МФЦ, которое начато в прошлом году и запущено в 2021-м. Также началась централизация муниципального аудита на базе контрольно-счётной палаты Чувашии. На уровень республики передаются функции муниципального финансового контроля, которые возложены на контрольно-счётную палату Чувашии.

По многим направлениям 2021 год является переходным. В целом реально выстроенную систему мы получим к концу года, и уже в 2022 году это будут действующие процессы.

ИА REGNUM: Федеральные власти осторожно говорят о восстановлении экономики. Каковы ваши прогнозы?

Я бы дал позитивный прогноз. Как мировые, так и российские эксперты сегодня склоняются к обнадёживающим прогнозам, но расслабляться рано. Я считаю более важной задачей и для нашего правительства, и для себя лично постараться сработать чуть лучше, чем в целом по стране. Есть позитивная динамика, и мы должны воспользоваться этой благоприятной тенденцией, постаравшись на полшага, на шаг идти быстрее России, в целом по России.

Можно, конечно, двигаться в общем тренде, но тут сверхусилий не нужно, главное, как говорится, не мешать. Но чтобы развиваться быстрее, нужно увидеть точки роста и поддержать всеми возможными способами. Для этого у нас есть социально-экономические меры, в том числе бюджетной политики, мы готовы рассматривать и новые формы поддержки, включая точечного, адресного характера.

К примеру, мощный потенциал и серьёзные компетенции имеет строительство — это преимущество нашей республики, мы не можем его не использовать. Если пройтись по всем основным отраслям, то точки роста можно найти везде. И такая задача стоит. Особое внимание, конечно, будет уделено созданию условий для привлечения инвестиций и реализации крупных проектов.

Так что, как я уже говорил, сегодня наша цель — постараться сработать на шаг лучше. Понятно, что быстрых видимых результатов не приходится ожидать, но стратегически эта цель достижима.

Справка ИА REGNUM. Михаил Геннадьевич Ноздряков родился 26 октября 1970 года в Чебоксарах. В 1992 году окончил Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «Политическая экономия», в 1998 году — Академию народного хозяйства при правительстве РФ по специальности «Современный руководитель коммерческого банка».

Трудовую деятельность начинал в чувашском отделении Сбербанка с ведущего экономиста отдела ценных бумаг, поднявшись до руководящего поста: более 10 лет, с октября 1999 года до марта 2010 года, занимал должность первого заместителя управляющего. 18 марта 2010 года был назначен руководителем филиала ВТБ в городе Чебоксары.

С января 2011 года по февраль 2014 года руководил министерством финансов Чувашии в статусе заместителя председателя Кабинета министров. Затем перешёл работать в АКБ ПАО «Чувашкредитпромбанк» в качестве советника председателя правления банка, где трудился до июля 2015 года. С августа 2015 года по январь 2020 года работал первым заместителем директора департамента финансов города Севастополя. В Чувашию вернулся в феврале 2020 года, получив пост первого заместителя председателя кабинета министров республики — министра финансов.

Имеет почётное звание «Заслуженный экономист Чувашской Республики», удостоен благодарности губернатора Севастополя.