«Перевод градусов в рубли», «нет нетто-поглощению», «зачем сжигать овин, чтобы поджарить свинью», «чтобы руки не пахли рыбой, их не надо мыть керосином» — лишь часть образных сравнений, которые прозвучали в выступлениях участников встречи ученых РАН с министром экономического развития РФ Максимом Решетниковым.

Выбросы
Выбросы
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Мы стартуем мягко», — подчеркнул на встрече в Москве по проблемам низкоуглеродной стратегии глава Минэкономразвития.

Речь шла об обсуждении позиции России, которая в 2019 году подписала Парижское соглашение по климату. По этому документу все страны должны сократить выбросы углерода, чтобы удержать рост средней температуры в пределах 1,5−2°Ϲ.

Однако декарбонизация несет риски экономике стран. В этой связи Россия, выполняя соглашения, должна учитывать интересы развития своей экономики и на этой основе строить низкоуглеродную стратегию. Минэкономразвития РФ подготовило Стратегию долгосрочного развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года в развитие Парижского соглашения, сообщил на встрече глава Минэкономразвития. В этой стратегии во главу угла ставятся интересы экономического развития при учете требований международного соглашения о сокращении выбросов и уменьшении парникового эффекта.

По занимаемой площади Россия — крупнейшее государство в мире, а леса занимают почти половину ее территории, поглощая углекислый газ всей Земли. Это обстоятельство, увы, не учитывается в требованиях мировых климатологов. Более того, наша страна оказывается не первой в мире по поглощающей способности СО2, в чуть ли не во второй десятке!

Лес
Лес
Анна Рыжкова © ИА REGNUM

С таким положением необходимо бороться, считают в РАН. Однако надо точно определиться с критериями оценок, а также наладить систему мониторинга ресурсов, выбросов и т.п. Другими словами, ученым предстоит дать научное обоснование перехода на низкоуглеродные технологии без нанесения ущерба экономике страны.

Конкретно речь идет о создании так называемых карбоновых полигонов, где можно было бы отслеживать выбросы, а также вред и пользу от тех или иных видов технологий, энергетики и промышленности.

Существует такое понятие, как «климатическая справедливость», отметил в сообщении ученый-физик из Томска Сергей Твердохлебов. Он обратил внимание участников заседания на отсутствие такой справедливости по отношению к России.

«Надо предъявить мировому сообществу иную цифру поглощения, — слова докладчика. — Это оценивается в полтора-два миллиарда рублей. Но есть более важная задача — создание Системы мониторинга поглощения. Мы будем в ближайшие годы соревноваться по этим показателям и вести дискуссии. Наш актив — неплохая энергоемкость наших энергоактивов. Наша задача — доказать эффективность. Безуглеродный статус энергетики доказать и организовать возможно».

Прямые выбросы наших предприятий сравнимы и даже лучше, чем у конкурентов, сообщил Сергей Твердохлебов. Это важно показать в низкоуглеродной стратегии. Скажем, болота, которые являются важным элементом поглощения углерода и которых много в России, не учитываются в Парижском соглашении.

«В чем сложность с болотами? Это не антропогенный фактор. Как вы можете это использовать? Это природный фактор. Но Россия может это использовать, почему нет», — уверен докладчик. По его словам, мы являемся легкими планеты. А значит, наш углеродный след меньше, чем у стран, не имеющих такого количества лесов и болот. «Именно поэтому мы аккуратно относимся к постановке амбициозных целей в низкоуглеродной экономике и промышленности». Заявить легко, но это будет закреплено международными документами. И, в конечном итоге, будет вредить экономике России.

Кулиные болота (Бурятия)
Кулиные болота (Бурятия)
(сс) Vasiliy Tatarinov

Что касается ядерной энергетики, на которую делает сегодня ставку не только Россия, но, прежде всего, Китай, то Европа не относит этот тип энергоносителя к зеленым. Всему причина — радиофобия. Однако, как заявил советник президента НИЦ «Курчатовский институт» Виктор Цибульский, термоядерный синтез — та самая эффективная и абсолютно зеленая в смысле безопасности и нулевых выбросов технология, которая может дать не только выполнение задачи соглашений, но и двинуть промышленность и экономику вперед.

«Можно жарить яичницу в ядерных реакторах» — так образно оценил ученый безопасность атомной энергетики и добавил, что при аварии на Фукусиме от радиации никто не погиб, а жертвами стали те, кого смыло волной цунами, «как корова языком слизнула» — еще один образ ученого.

«Разобрать фобии на атомы и перейти от режима «все или ничего» в режим более или менее опасных реакторов», — призывает и глава Минэкономразвития, считая, что в Глазго на международный форум по климату Россия должна поехать именно с этим тезисом.

Беда в том, что Парижское соглашение не учитывает не только леса России, но и почвы. А почвы, особенно болота, поглощают огромное количество углерода. Вообще по поглощающей способности мы впереди планеты всей — 2,5 миллиарда тонн углерода в год! Из них значительная часть поглощается почвой. Но это не принимается в расчет.

Президент РАН Александр Сергеев призвал коллег по цеху дать точные цифры по поглощению лесами и почвами, учесть, так сказать «вершки и корешки». Чтобы в Глазго доказательно отстаивать позицию страны по цифрам.

Президент РАН Александр Сергеев
Президент РАН Александр Сергеев
Kremlin.ru

Прозвучали слова и о лукавстве Запада. Оказывается, никакой нулевой стратегии в большинстве стран не существует. А нетто-углеродная политика — это лишь бумажный фетиш, который навязывается другим странам. Сами же Британия, Германия и Швейцария в своих национальных стратегиях низкоуглеродного развития говорят лишь о сокращении к 2050 году выбросов СО2. Причем не более, чем на 50%, а то и меньше. Так что лукавит Запад. И не намерен реально выполнять то, к чему под угрозой санкций и штрафов призывает Россию, Китай, Индию и другие страны.

Получается, нетто по углероду — это не нетто, а что-то НЕ ТО! Декларация, но с далеко идущими последствиями для экономик стран, особенно развивающихся, если они решат взять на себя нетто — читай, не те — обязательства по выбросам. А на самом деле нужно все подсчитать. Не только выбросы, но и леса, болота, другие факторы, которые обычно не учитывают при оценке углеродного следа стран. Именно такой подход и будет научным и справедливым по отношению к миру, природе, странам и людям.