Минздрав России продолжает менять правила обязательного медицинского страхования, приводя их в соответствие с принятыми Госдумой в прошлом году поправками к Федеральному закону N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации». Эти поправки были отражены в законе от 08.12.2020 N 430-ФЗ. Их прозвали реформой ОМС, к слову, которую довольно недружелюбно встретили представители страховых организаций.

Полис ОМС
Полис ОМС
Екатерина Чеснокова © ИА Красная Весна

Автоматическое урезание бюджетных доходов, которое повлекла реформа, не могло априори повлечь молчаливого согласия страховых компаний, впрочем, как и экспертов, представляющих интересы частной медицины. По сути своей провокационные разговоры нет-нет да и возникают и сегодня: утверждается, что медицинские учреждения теперь могут отказать пациентам в бесплатном приеме, в бесплатном лечении в рамках ОМС. Хотя на самом деле подобной формулировки, подразумевающей отказ пациенту, нет ни в самом законе, ни в правилах, которые Минздрав приводит в соответствие закону.

Однако если закон трактуется довольно однозначно, не вызывая каких-либо опасений, то правила Минздрава, касающиеся порядка оплаты медицинским организациям оказанной в рамках ОМС помощи пациентам, на практике могут оказаться не такими уж бесспорными. Не бесспорными, но всё же не дающими сегодня оснований утверждать, что всё пропало, и что правила однозначно играют на руку платной медицине. Скорее, правильнее было бы утверждать, что регулирование бесплатных медицинских услуг получает более ручной режим со стороны государства, и, думается, поэтому впереди будет еще много разговоров, как и спорных ситуаций, компрометирующих этот режим.

Но и прежний режим, как известно, вызывал много вопросов, когда, например, для лечения простейшей простуды назначаются довольно сложные обследования, при этом простуда может перерасти в какое-нибудь хроническое заболевание, а по пути вам могут удалить аппендицит. И хорошо, если это безумие оплачивалось только из бюджета, то есть за счет средств системы ОМС. Поэтому всё-таки более верным было бы утверждать, что именно практическое применение новых правил Минздрава покажет, на что заточена система здравоохранения в рамках проводимой реформы и насколько эта реформа имеет человеческое лицо.

Пока же правила Минздрава в части финансового обеспечения медицинских организаций, размещенные на официальном правовом портале, обсуждение которых завершится 26 марта, больше напоминают систему Минфина по распределению из бюджета средств регионам под решение тех или иных задач.

Листок нетрудоспособности
Листок нетрудоспособности
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Напомним, законодательные новшества, вступившие в силу с началом этого года, предполагают расширение взаимных возможностей федеральных клиник, то есть медучреждений, подведомственных федеральным органам исполнительной власти и пациентов, то есть всех нас. Теперь такие клиники могут оказывать не только высокотехнологичную, специализированную помощь, на предоставление которой они заточены, но и первичную медико-санитарную и скорую помощь. Таким образом, в теории (!) у подобных медорганизаций расширяются финансовые возможности, то есть доступ к бюджетным деньгам, а у нас с вами — застрахованных в системе ОМС — расширяется доступ к услугам этих клиник. Причем из схемы финансирования федеральных клиник выбыли посредники — страховые организации. Такие клиники будут получать финансирование напрямую из федерального фонда обязательного медицинского страхования. При этом эти клиники могут одновременно участвовать и в территориальных программах ОМС.

Закон предоставляет пациентам право выбрать себе не только поликлинику, но и федеральную клинику. Но, как мы понимаем, реальность или действительность, как правило, всегда расходятся с желаниями и возможностями. Высококлассных федеральных медцентров, согласитесь, меньше, чем желающих в них попасть, так же, как и хороших поликлиник. Хотя время не стоит на месте, всё-таки пандемия изменила взгляд на российскую медицину, уделять внимание ее развитию стали несравнимо больше прежнего. Тем не менее, судя по правилам Минздрава, именно принцип финансирования и может являться тем самым ситом, которое будет отсеивать лишнюю нагрузку на медицинские организации.

С одной стороны, усматривать в этом факторе что-то страшное и крамольное — не имеет ни смысла, ни поводов. Просто потому, что не может одна клиника принять всех жителей страны. Возможности той или иной медицинской организации, как и любого предприятия в принципе, всегда ограничены. Есть какой-то предел. Соответственно, есть и какие-то ограничители, есть, так сказать, то самое сито. Здесь, скорее всего, стоит поднимать другой вопрос. Вопрос справедливого доступа к услугам тех или иных клиник: почему я, а не он, почему он, а не я имею или имеет возможность попасть в хорошую клинику на бесплатной основе.

Районная поликлиника
Районная поликлиника
Павел Редин © ИА Красная весна

Так из правил, представленных Минздравом к обсуждению, следует, что оплата медицинской помощи, оказанной застрахованному лицу, осуществляется на основании представленных медицинской организацией счетов и реестров счетов на оплату медицинской помощи в пределах объемов предоставления и финансового обеспечения медицинской помощи, установленных решением Комиссии, по тарифам на оплату медицинской помощи и в соответствии с порядком, установленным настоящими правилами. То есть по сути у каждой медорганизации будет некий объем каких-то финансовых лимитов. Нельзя при этом сказать, что их превышение однозначно невозможно. Правила допускают некоторые «оговорки» при определенных условиях. Но некоторые эксперты предполагают, что клиники, превышая сверхобъемы медицинской помощи, не получат финансового возмещения в рамках оказанных услуг. Правда, эксперты при этом говорят, что такие сверхобъемы появляются, когда клиника принимает больше пациентов, чем было запланировано на год по специальному тарифному соглашению. Хотя, как известно, сверхобъемы могут появиться и в том случае, когда, условно говоря, вместо простуды лечат аппендицит. И лечить его могут не потому, что хотят вылечить, не зная, что лечить, а потому, что хотят получить больше денег.

С одной стороны, действительно, из правил проглядывают риски того, что пациенту в силу завершения лимита финансового обеспечения в клинике могут отказать в помощи, но с другой — эти же правила предусматривают перераспределение как неисчерпанных лимитов внутри одной же клиники, так и перераспределение пациентов между клиниками, что и дает основания полагать о появлении в российском здравоохранении ручного режима управления со стороны государства. Так что пациенты без помощи, в теории, остаться не должны, тем более закон как таковой запрещает отказывать застрахованным в помощи. Как же оно будет на практике, предстоит еще увидеть.