Банкротство «Томета» — эхо корпоративного конфликта между акционерами ПАО «ТОАЗ» («Тольяттиазот») и принадлежащей олигарху Дмитрию Мазепину объединенной химической компанией «Уралхим», являющейся миноритарием ТОАЗа. На день открытия конкурсного производства «Уралхим» выступает единственным кредитором «Томета», а основанием его требований к «Томету» служит приговор в отношении ряда физических лиц, признанных судом бенефициарами «Тольяттиазота» и «Томета». На «Томет» уголовный суд возложил обязанность возместить ущерб, причиненный обвиняемыми «Уралхиму» и ТОАЗу, в размере более 87 млрд руб. Наряду с «Тометом» солидарными должниками перед «Уралхимом» суд признал самих обвиняемых, а также еще 14 иностранных компаний.

Производство метанола «Томет»
Производство метанола «Томет»
Tolyatti.wikimapia.org

Банкротство компании на основании приговора само по себе является странным, поскольку субъектами уголовной ответственности являются только физические лица. Юридические лица по закону не несут ответственности за действия своих владельцев в любом случае. При этом никто из осужденных не являлся владельцем «Томета», что они сами неоднократно подтверждали. Однако в деле «Тольяттиазота», а теперь еще и «Томета», такие странности стали обыденностью.

«Уралхим» неоднократно заявлял о своей незаинтересованности в банкротстве «Томета», подчеркивал, что с заявлением о банкротстве первым обратился «Тольяттиазот», но 18 февраля на собрании кредиторов именно «Уралхим» принял решение о признании «Томета» банкротом и переходе в конкурсное производство. Предложенное единственным акционером «Томета» мировое соглашение, по которому все кредиторы, кроме «Уралхима», могли получить 100% долга, а сам «Уралхим» — около 20 млрд в течение семи лет, представители компании отклонили. Официальный мотив «Уралхима» — поиск нового, более эффективного собственника для «Томета». Посоветоваться с «Тольяттиазотом», в пользу которого по закону причиталось бы почти 90% от этой суммы, «Уралхим» не посчитал нужным.

Неясно, правда, какие вопросы к эффективности нынешнего собственника есть у «Уралхима». До вынесения приговора «Томет» был довольно успешным предприятием. Согласно публичным источникам, выручка «Томета» за 2019 г. составила 13 млрд руб., а прибыль 2,3 млрд. Но, оказавшись на пути интересов Мазепина, «Томет» превратился в банкрота, а его имущество в ближайшее время уйдет с торгов.

Судебная процедура по признанию «Томета» банкротом была скоротечной. Первая процедура — наблюдение — была введена 25 ноября 2020 года, а уже на 1 марта суд назначил рассмотрение отчета временного управляющего об итогах наблюдения. К заседанию конкурсный управляющий Анатолий Селищев подготовил отчет и финансовый анализ «Томета», выполненный по его заказу консалтинговой компанией из Воронежа.

У «Томета» и других участников дела о его банкротстве к отчету и финансовому анализу Селищева возникло немало вопросов. Так, в отчете Селищев признал недостоверной бухгалтерскую отчетность «Томета» за 2019 г., несмотря на то, что ее достоверность была подтверждена аудитором — КПМГ. Каких-либо выводов о причинах несогласия нового конкурсного управляющего с аудитором из большой четверки финансовый анализ не содержит. По-видимому, у воронежского консультанта с оборотом менее трех миллионов рублей в год куда больше компетенций в вопросах аудита, чем у KPMG International, крупнейшего мирового аудитора с многомиллиардными оборотами. Однако у судьи, рассматривающего дело о банкротстве «Томета», вопросов к отчету Анатолия Селищева не возникло. Ходатайство «Томета» об отложении судебного заседания в связи с недостоверностью отчета и его несоответствием требованиям законодательства было отклонено без удаления в совещательную комнату.

Отклонил судья и все другие ходатайства участников процесса, в том числе ходатайство ТОАЗа об отложении заседания до рассмотрения Арбитражным судом Поволжского округа его кассационных жалоб на решения судьи о введении наблюдения, а также ходатайство «Томета» о приостановлении производства по делу о банкротстве до рассмотрения его кассационной жалобы на приговор суда, явившийся основанием для признания компании банкротом.

Обоснованными и подлежащими удовлетворению судья признал лишь ходатайства «Уралхима». Более того, в заседании 1 марта выяснилось, что Анатолий Селищев не предоставил в суд заключение саморегулируемой организации о своем соответствии требованиям закона для назначения конкурсным управляющим, что являлось однозначным препятствием для его назначения. Однако судом был объявлен перерыв до 3 марта, формально никак не аргументированный. Этого перерыва Селищеву вполне хватило для того, чтобы оперативно представить недостающие документы.

Поведение судьи в процессе, по мнению представителей «Томета» и ТОАЗа, предвзято и нарушает принцип равенства сторон. Однако дважды заявленный ему отвод судья оставил без удовлетворения.

Еще более поражает то, что с представленными управляющим Селищевым материалами в количестве 6 томов, объемом более 1200 не пронумерованных судом листов, судья предложил ознакомиться «Томету» непосредственно перед началом заседания. Это привело к задержке начала процесса на два часа.

По мнению представителя ТОАЗа, было совершенно очевидно, что судья любой ценой намерен завершить заседание и признать «Томет» банкротом именно 3 марта, не допуская никакого отложения, сколько бы оно ни было обоснованным. Неудивительно, ведь именно скорейшего банкротства и прихода «нового эффективного собственника» так страстно желает «незаинтересованный в банкротстве» «Томета» «Уралхим». Скорость же процедур вызвана тем, что в сентябре состоится рассмотрение кассационной жалобы «Томета» на приговор суда, а незаконность возложения на «Томет» ответственности вполне очевидна.

Интересами «Уралхима» обусловлена и скорость работы Анатолия Селищева, который в суде хотя и утверждал, что «Томет» не предоставил ему всех необходимых документов, а лишь незначительные по содержанию документы десятками коробок, тем не менее заявил, что времени и документов ему было вполне достаточно для выводов о несостоятельности должника.

Это тем более удивительно, учитывая, что ни одну из своих прежних процедур наблюдения Селищев не завершал в такие сроки. Так, согласно его отчетам в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, за ООО «ПрофКонсалт» он «наблюдал» без малого два года, хотя размер требований кредиторов данного лица составляет немногим более 1 млрд рублей. На процедуру наблюдения за ООО «Промснаб» с реестром требований кредиторов в 832 тыс. руб. у Селищева ушло полгода.

Выбор «Уралхимом» именно Селищева в качестве арбитражного управляющего «Томета» в принципе не поддается логическому объяснению. Ведь, помимо того, что в абсолютном большинстве его конкурсных процедур требования кредиторов третьей (самой большой) очереди в принципе не были погашены, почти в половине из них Селищевым не была полностью выплачена и заработная плата работникам должника. На вопрос представителя ТОАЗа в судебном заседании, почему так случилось в его прежних процедурах, Селищев ответил: «Да потому, что там жулики такие же, как и вы».

Не смог объяснить свой выбор Селищева и сам «Уралхим». На соответствующий вопрос представитель компании ответил, что выбор кандидатуры — их право, и они его реализовали.

По-видимому, «Томету» предстоит пополнить печальную статистику неэффективных банкротств. А вот за судьбу имущества «Томета» можно «не беспокоиться». В столь «надежных» руках Селищева оно скоро получит нового «эффективного» собственника. Наиболее вероятно, что им станут лица, близкие к олигарху Мазепину.