Утро 9 марта в этом году случилось не томным, как того можно было ожидать после традиционного праздничного «дуплета» мужского и женского дней. Так, сразу пополуночи сайт газеты «Известия» сообщил о возможном введении в России уголовной ответственности за провоцирование роста цен на продукты питания. Такой законопроект, сообщает авторитетное издание, разработал депутат Госдумы от «Единой России» Анатолий Выборный. Новыми нормами предлагается ввести наказание для физических и юридических лиц за распространение ложной информации, которая ведет к стихийному ажиотажу. Наказание предусматривает драконовские (до полумиллиона рублей для граждан) штрафы, а также лишение свободы сроком до трех лет. Представители бизнеса инициативу раскритиковали, а эксперты пока ничего толком не поняли.

Пшеница
Пшеница
Иван Шилов © ИА REGNUM

Но что-то делать, конечно, надо, ведь иначе придётся вспомнить, чем знамениты даты мужского и женского дней в отечественной истории. А ведь именно 8 марта, то есть — 23 февраля (какое символичное совпадение!) по старому стилю в Российской Империи началась Февральская революция, на Западе больше известная как Мартовская. И началась она с праздничных гуляний актива сторонниц женского равноправия из числа работниц столичных мануфактур по случаю Международного женского дня, отмечавшегося в стране уже четвертый год подряд. И вполне предсказуемо переросшего в беспорядки при попытке прорыва не вполне трезвыми «активистками» полицейского кордона, преградившего путь толпе на Невский проспект. Большинство примкнувших к последующим протестам женщин были низкооплачиваемыми работниками, часами стояли в очередях за хлебом — не выдвигали политических лозунгов. Основной их бедой были сложности с приобретением продуктов питания, обычные для населения всех воюющих стран. И расхожая фраза, приписываемая участникам революции, про «отсутствие хлеба» в то время означала либо отсутствие пшеничного хлеба, либо неритмичность работы продовольственных магазинов той поры, собиравшей большие очереди, при целенаправленном подзуживании превращавшиеся в «стихийные» неуправляемые толпы. Что органы госбезопасности тех лет пытались мониторить и всячески тому противодействовать, но силы были явно неравны, и жёсткость мер — весьма относительна: осадного положения в Петрограде на тот момент введено не было. До предательства прогнившими элитами государя-императора, погруженного в семейные проблемы в ущерб управлению войсками в не самый благоприятный, но и отнюдь не безнадёжный период Отечественной войны 1914 года, оставались считанные дни.

Хлеб всему голова
Хлеб всему голова

Но вернёмся в наше время. Так, ближе к обеду 9 марта текущего года ведущие СМИ сообщили о введении премьер-министром мер по постоянному мониторингу стоимости отдельных категорий товаров и услуг. Новый инструмент призван наладить системный анализ ситуации на рынке и способствовать своевременному принятию мер по сдерживанию цен.

Среди принятых ранее мер — введение с 1 марта 2021 года запретительной пошлины на вывоз пшеницы из России, повышенной с 25 до 50 евро за тонну. Последствия от таких действий для окружающего мира, не привыкшего к столь самостоятельному «поведению» России, непредсказуемы: в прошлый раз, в 2011 году, они окончились «Арабской весной», о чём ИА REGNUM уже писало. Поэтому стоит рассмотреть текущую ситуацию с российским участием на мировом рынке зерна немного поподробнее.

Прежде всего, следует напомнить читателю важный параметр оценки социальной устойчивости государства, то есть его продовольственной безопасности, почерпнутый автором материала из курса Университета марксизма-ленинизма и прочих, весьма и весьма серьёзных. Если коротко, то суть упомянутого параметра в том, что на одного жителя страны должна приходиться минимум одна тонна зерновых в год. В эту тонну входит как зерно для хлебобулочных изделий, так и фуражное (а это — молоко и мясо) и прочее (масличные и прочие культуры). И только лишь то, что свыше 1 тонны на человека — может быть направлено на экспорт.

Уборка пшеницы
Уборка пшеницы

И вот тут начинается самое интересное: как известно, Россия в 2020 году показала рекорд по поставкам продовольствия за рубеж. И основная доля экспорта — зерно: всего в 2020-м за рубеж было отгружено 49 млн тонн зерна, что на 25% больше в натуральном выражении, чем годом ранее. Экспорт подсолнечного масла, с ростом цен на которое страна столкнулась в новом году, в 2020-м составил 3,7 млн тонн; здесь, правда, следует заметить, что годом ранее, в 2019 году, был рекордный урожай подсолнечника, что позволило нарастить экспорт в первой половине 2020 года.

По данным Росстата, урожай зерна в России в 2020 году составил 132,9 миллиона тонн, увеличившись на 9,7% по сравнению с показателем прошлого года. Численность же населения страны в том же году составила 146,7 млн человек. То есть «дефицит» зерновых, согласно методике «1 тонна зерна на человека», составил 13,8 млн тонн.

Рекордный же урожай — 135,54 млн тонн — российские аграрии собрали в 2017 году. Население РФ на конец того же года составляло 146,8 млн человек. Соответственно, «дефицит» зерновых составлял 11,3 млн тонн — на 2,5 млн тонн меньше, чем в 2020 году.

Урожай зерна в России и его экспорт на фоне мировых цен на пшеницу, по сводным данным сайта «Фактограф»
Урожай зерна в России и его экспорт на фоне мировых цен на пшеницу, по сводным данным сайта «Фактограф»

Как видим из статистики, и не только государственной, дела с урожайностью и самообеспечением зерновыми (не говоря уже ни о каком экспорте), столь пессимистичные на исходе советских времен, начинают стремительно исправляться. К тому же западные «санкции» привели к возрождению животноводства. А значит и к росту потребности профильных сельхозпредприятий в фуражном зерне, на что, как смогло, отреагировало предложение. А значит, внутренние его поставки и производство будут нарастать.

С учётом того, что численность населения России на 2021 год составила 146,8 млн человек (не считая мигрантов), хочется верить в соответствующий размер урожая. А про экспорт, сокращённый в текущем году, до достижения урожая в 150 млн тонн следовало бы пока забыть. Равно как — в идеале — и о выводе выручки отечественных предприятий за рубеж. Иначе все попытки управления экономикой нашего государства будут по-прежнему напоминать попытки утолить жажду, мужественно не обращая внимание на свой простреленный желудок. И заставлять наших иностранных стратегических партнёров-доброжелателей ждать из Москвы приятных для них новостей о здоровье «режима».