Президент России Владимир Путин 15 февраля 2021 года встретился с главным исполнительным директором, председателем правления ПАО «НК «Роснефть» Игорем Сечиным. В ходе встречи были обсуждены итоги деятельности компании за 2020 год, а также организация работы в период пандемии коронавирусной инфекции.

Российская нефть
Российская нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

В этот же день, 15 февраля, у президента России Владимира Путина состоялся телефонный разговор с наследным принцем Королевства Саудовская Аравия Мухаммедом Бен Сальманом Аль Саудом. Он прошёл по инициативе Саудовской Аравии. Обсуждалось двустороннее сотрудничество стран, соглашение ОПЕК+ и стабильность нефтяного рынка.

В заявлении по итогам разговора указывается, что «подчёркнут настрой на продолжение тесной координации России и Саудовской Аравии в интересах поддержания стабильности на мировом рынке энергоносителей». В ходе беседы были затронуты вопросы региональной проблематики, в том числе ситуация в Сирии и зоне Персидского залива.

Эксперты по нефтяному рынку отмечают, что данный телефонный разговор является первым в 2021 году, а также делают акцент на тот факт, что он состоялся за две недели до полноценной министерской встречи ОПЕК и союзных стран, не входящих в ОПЕК, на которой будут согласованы квоты на добычу нефти на апрель 2021 года.

Специалисты по энергетическому рынку выявили весьма важную закономерность. Мухаммед Бен Сальман Аль Сауд разговаривает с Владимиром Путиным в преддверии каждого системного решения в пакете ОПЕК+. Таким образом, можно констатировать, что между двумя странами налажено системное взаимодействие по регулированию рынка энергоносителей, и идут рабочие контакты на самом высоком представительском уровне.

Вернёмся к встрече президента с Игорем Сечиным. В ходе разговора глава «Роснефти» озвучил один важный показатель — операционные затраты компании (затраты на непосредственное извлечение нефти из недр) на баррель нефтяного эквивалента. В настоящее время для «Роснефти» они равны 2,8 доллара. Речь идёт об одном из лучших показателей в мировой нефтедобыче.

Президент России Владимир Путин c главным исполнительным директором, председателем правления компании «Роснефть» Игорем Сечиным
Президент России Владимир Путин c главным исполнительным директором, председателем правления компании «Роснефть» Игорем Сечиным
Kremlin.ru

Следует заметить, что в 2019 году себестоимость добычи саудовской нефтегазовой компании Saudi Aramco составляла 2,8 доллара на баррель нефтяного эквивалента. Получается, что российская и саудовская компании имеют одинаковые себестоимости по добыче одного барреля нефтяного эквивалента.

Данный очевидный факт объясняет, почему длительная ценовая война Саудовской Аравии с Россией на рынке нефти потенциально невозможна. Что практически и продемонстрировала ситуация весны 2020 года, когда КСА попыталось за счёт демпинга вышибить Россию с её традиционных нефтяных рынков, однако быстро выдохлось и откатило назад.

По данным международного ценового агентства Argus, российский экспорт нефти в дальнее зарубежье в 2020 году продемонстрировал самое низкое значение за последние шестнадцать лет и составил 3,89 млн баррелей в сутки. В 2004 году этот показатель был равен 3,76 млн баррелей в сутки. Причиной такого падения в 2020 году называется пандемия коронавируса и сделка ОПЕК+.

В основе сделки ОПЕК+ лежат показатели добычи нефти. Конечно же, российские эксперты правы, когда говорят, что на мировые цены на нефть оказывают влияние именно объёмы её экспорта, а не объёмы её добычи, и что формат ОПЕК+ не является справедливым, в частности для России.

Это правда. Россия расходует на внутреннее потребление значительную часть нефти: в апреле 2020 года данный показатель был равен около 5 млн баррелей нефти в сутки, что составляло почти половину от уровня добычи.

Нефтедобыча
Нефтедобыча
Павел Редин © ИА Красная весна

А вот Саудовская Аравия на внутреннее потребление тратит незначительный объём добываемой нефти, в среднем около 2 миллионов баррелей в сутки. В октябре 2020 года королевство добывало 8,98 млн баррелей нефти в сутки, в ноябре 2020 года — 8,972 млн баррелей в сутки.

В то же время надо понимать, что политика — это искусство возможного. И лучше иметь пусть несовершенное, но работающее соглашение, обеспечивающее стабильность энергетического рынка, чем мечтать об идеальном. Кстати, за январь 2021 года, по данным Bloomberg, страны в рамках сделки ОПЕК+ сумели достичь соблюдения соглашения по сокращению поставок нефти на 99%.

Есть основания полагать, что скоро наступит время, когда Россия сможет поставить вопрос о пересмотре формата ОПЕК+: в основу сделки будет положен справедливый показатель — объём экспорта нефти, а не объём её добычи. Задача, конечно, архисложная. Надо будет в первую очередь убедить крупнейшего игрока — Саудовскую Аравию, которая в определённой степени должна будет поступиться своими интересами.

Однако для проведения любых изменений нужен удобный момент. Подходящая ситуация — это складывающаяся обстановка вокруг так называемой ядерной сделки с Ираном (СВПД — Совместный всеобъемлющий план действий). Можно говорить о двух базовых вариантах развития событий: первый — США возвращаются в СВПД и снимают экономические санкции с Ирана, второй — потенциальный военный конфликт в регионе между Ираном и Израилем при последующей поддержке США и их союзников.

При первом варианте на мировой рынок со временем поступит до 1 миллиона баррелей иранской нефти в сутки, что может дестабилизировать цены и создать проблемы для ОПЕК+. Данный фактор окажет прямое влияние на интересы Саудовской Аравии, России и Объединённых Арабских Эмиратов. Придётся заново договариваться.

В этом случае Королевству Саудовской Аравии в условиях ослабления хватки мирового гегемона в лице США, грядущего экономического подъёма Ирана из-за снятия экономических санкций и ожесточённого соперничества с Ираном за региональное лидерство сохранение хороших отношений с Россией будет совершенно не лишним.

Мухаммед ибн Салман Аль Сауд
Мухаммед ибн Салман Аль Сауд
Kremlin.ru

При втором варианте развития событий мир ожидает резкий рост цен на нефть. Сохранение целостности нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии окажется под большим вопросом из-за наличия военных баз США на территории королевства и возможного прямого участия в военном конфликте против Ирана.

Всё это для Эр-Риада в перспективе означает слабую переговорную позицию при определении дальнейших правил игры на мировом нефтяном рынке и усиление позиций России, которая, естественно, не будет вмешиваться в военный конфликт, но может принять активное участие в послевоенном урегулировании.

Таким образом, в перспективе у России есть хороший потенциал для улучшения своего положения на рынке экспорта нефти. Главное — правильно воспользоваться складывающейся ситуацией. Данный прогноз, конечно же, не отменяет стимулирование более глубокой переработки нефти на своей территории, а также работы по расширению своей ниши рынка в других странах, например в Индии, которая в ближайшие 20 лет должна увеличить потребление нефти на 4 млн баррелей в сутки.