Постоянный рост цен на продукты питания в России обусловлен несколькими причинами: продолжением кризисных явлений в экономике, нежеланием российских производителей снижать цены на внутреннем рынке на фоне выгодного экспорта, а также бедностью населения. Такое мнение корреспонденту ИА REGNUM высказал доктор экономических наук, профессор СПбГУ Александр Лякин.

Цены на продукты питания
Цены на продукты питания
Карина Саввина © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: ««Дорожает всё!»: цены в регионах России стремятся ввысь – все новости»

По его словам, цены растут ровно оттого, отчего они росли всегда — Центральный банк напечатал денег побольше, курс рубля обвалился, идет процесс, который называется эффектом переноса валютного курса в цены.

«Растут издержки — это в значительной степени импорт, плюс карантинные меры — а это тоже рост затрат производителя. Однако рост цен сдерживается доходами, которые растут заметно медленнее цен. А дальше получается, что от покупки холодильника можно отказаться, старый еще как-то холодит, на машине можно поездить лишний сезон, а если нет, то походить пешком. А от еды отказаться трудно. Это называется низкая эластичность спроса», — пояснил эксперт.

Поэтому цены на базовые товары в такой ситуации будут расти быстрее, чем цены в целом. Помимо этого, рубль упал, всё стало выгодно продавать за границу. А исходное сельскохозяйственное сырьё мировым рынком востребовано.

«Производитель хочет продавать по единой цене — внутри так же, как снаружи. Его, конечно, можно заставить продавать дешевле, очень захочется, можно и даром забирать. Но вопрос-то в том, а будет ли он выпускать эту продукцию завтра? Как заставлять будем?», — задался вопросом Александр Лякин.

Помимо этого, рост цен на продовольствие так заметен и болезнен, поскольку он бьет прежде всего по людям с низкими доходами. Чем уровень дохода выше, тем ниже доля расходов на продовольствие в расходах.

«Поэтому всегда продовольственная инфляция грабит прежде всего бедных», — отметил он.

Что касается вопроса, насколько эффективны были меры властей по сдерживанию цен перед Новым Годом, то, как считает Александр Лякин, это зависит от того, что считать эффектом. Он напомнил, что рост цен ограничили только на два продукта — подсолнечное масло и сахар. Немаловажен и тот факт, что долю в продовольственной корзине они занимают не слишком большую. Однако благодаря растиражированности данной новости в СМИ информационный эффект был получен.

«Стало быть власть о нас заботится, думает. В этом отношении мера, наверное, эффективная. С точки зрения сдерживания инфляции ограничение цен мера, мягко говоря, спорная. Если этим путем шагать, то завтра просто не будет подсолнечного масла. Будет рапсовое. Или маргарин. А если эти лазейки закрывать — не будет никакого», — считает экономист.

Он уточнил, что можно субсидировать цены, тогда всё будет в порядке — и цены низкие, и масло на полках. Но бюджет дефицитный, и большой вопрос, точно ли приоритет бюджетных расходов — это субсидирование производства масла и сахара. Можно субсидировать потребителя, и этот путь, как кажется эксперту, самый рациональный.

«Мы давно шумим, что бедность в стране растет. Так давайте помогать не всем подряд, включая людей которые сами не только себе помочь могут, а тем, кому это реально нужно, по которым больнее всего бьет продовольственная инфляция. И это не обязательно пенсионеры. Разговоры про социальные карты идут лет десять, а на практике кончается дело потолками цен», — пояснил свою позицию собеседник ИА REGNUM.

Конечное решение вопроса лежит не в плоскости ограничения цен, а в достижении экономического роста и сопряженного с этим роста доходов граждан, считает Лякин. Ведь проблема не в инфляции как таковой, а в снижении реальных доходов населения.

«Если вспомнить «семь тучных лет» с 2000 по 2008 годы, цены росли куда быстрее сегодняшних, а социальный оптимизм зашкаливал. Поскольку доходы росли гораздо быстрее цен, менялась структура потребления, и, что уж совсем удивительно, увеличивалось свободное время. Люди смогли нормально жить, работая на одной работе.
Профессор СПбГУ Александр Лякин
С ценами-то как раз ничего особенно неприятного не планируется. Банк России считает, и ему можно верить, что начиная с марта темп роста цен будет замедляться. Он даже ключевую ставку не тронул. А вот перспективы экономического роста вызывают меньше оптимизма».