Новой администрации США, которую 20 января возглавит бывший вице-президент Джо Байден, следует продолжить довольно конструктивную стратегию уходящего главы Белого дома Дональда Трампа в отношении Ближнего Востока, пишет бывший спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри в статье, вышедшей 15 января в Foreign Affairs.

Следите за развитием событий в трансляции: «Инаугурация президента США и режим ЧС в Вашингтоне — все новости»

Джеффри отметил, что, как и в случае с предыдущими восемью американскими президентами США, во внешней политике президента Дональда Трампа ключевую роль играл Большой Ближний Восток. Несмотря на разговоры о прекращении «вечных войн» и повороте в сторону Азии, основные национальные интересы раз за разом заставляли США возвращаться к региону. И во многих отношениях приоритеты Трампа на Ближнем Востоке мало чем отличались от приоритетов двух его предшественников: ликвидация оружия массового уничтожения, поддержка партнеров США, борьба с террором и содействие экспорту углеводородов.

В остальном, однако, его администрация, в которой Джеффри был спецпредставителем Вашингтона по Сирии и посланником в Глобальной коалиции по разгрому ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), пошла на заметное изменение парадигмы в подходе США к региону. Если и президент США Джордж Буш — младший и его преемник Барак Обама проводили трансформационные кампании на Ближнем Востоке, основываясь на ошибочном убеждении, что, вплотную занявшись политическим и военным переустройством государств региона, США смогут устранить глубинные причины исламистского террора и вечной региональной нестабильности.

Хотя истинные взгляды Трампа на стратегию зачастую было трудно предугадать, его администрация пошла по другому пути и добилась очевидных результатов. Ограничив цели США, реагируя на неминуемые региональные угрозы, но в остальном работая в основном через партнеров на местах, Трамп избежал тех ловушек, с которыми столкнулись его предшественники, продолжая продвигать американские интересы.

«Несмотря на всю межпартийную непримиримость в сегодняшних дебатах о внешней политике, эта новая парадигма должна и, вероятно, будет и дальше определять политику США. Она предлагает лучший вариант для сдерживания вызовов на Ближнем Востоке и определения приоритетов геополитических проблем в других местах», — отметил дипломат.

Дипломат обращает внимание на то, что за последние четыре года администрация Трампа добилась двух крупных успехов на Ближнем Востоке — заключения «Соглашений Авраама» и уничтожения территориального халифата ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке и Сирии. Ей также удалось противостоять дальнейшей экспансии России в Сирии и других странах, осознать непреходящую и многогранную угрозу Ирана региональной стабильности и мобилизовать коалицию для противодействия злонамеренному поведению Тегерана. Хотя Трамп не решил иранскую ядерную проблему, не удалось это сделать и Обаме: всего за каких-то пять лет ограничения на объем и степень обогащения урана в Иране сошли на нет.

«По современным стандартам Ближнего Востока все это вместе является достойным результатом. Трамп смог сократить прямые обязательства и расходы США, при этом работая в тесном сотрудничестве с региональными союзниками. Тем не менее следующей администрации может быть трудно придерживаться этого подхода при переориентации на ядерную сделку с Ираном», — отметил дипломат.
«В настоящее время многие региональные союзники хотят продолжения давления США на экономику Ирана и борьбе с его авантюризмом в регионе, а не немедленного возврата к сделке. Байдену нужно будет тщательно сбалансировать эти приоритеты», — заключил Джеффри.