В поселке Боровский Тюменской области 9 января сгорел частный дом престарелых. В результате пожара погибли семь человек. За последнее время это уже четвертый пожар в частных домах престарелых, так, в Москве, Московской области и Башкирии также горели частные дома престарелых в 2020 году. В общей сложности погибли более 30 человек, десятки пострадали.

Сгоревший дом престарелых
Сгоревший дом престарелых
СУ СК России по Тюменской области
Сгоревший дом престарелых
Сгоревший дом престарелых
Сгоревший дом престарелых
СУ СК России по Тюменской области
Сгоревший дом престарелых
СУ СК России по Тюменской области

Глава комитета Госдумы по безопасности Василий Пискарёв («Единая Россия») сегодня, 13 января, запросил в Генеральной прокуратуре данные о ситуации в частных домах престарелых. Пискарёв пояснил, что законодатели хотят понять, какие проблемы существуют в законодательстве, и устранить их, чтобы впредь граждане были защищены в любом доме престарелых. Возможно, нужно принять дополнительные законодательные меры. У Генпрокуратуры депутат просит в том числе прислать предложения по совершенствованию законодательства в данном вопросе.

Главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров прокомментировал сложившуюся ситуацию с частными домами престарелых в России:

«Возникшая необходимость специального закона, регулирующего частные дома престарелых, яснее всего свидетельствуют о том, что действующая практика такого контроля не создает. И что на местах, по разным причинам: глупость, лень, коррупция, наплевательство — все это не дает возможностей, не дает оснований государству адекватно контролировать частные дома престарелых. А они забирают до 70% пенсии у стариков. То есть это бизнес. Это грабительский, варварский рабовладельческий бизнес. И если наше «социальное» государство не справляется с элементарным контролем за малокомплектными домами престарелых, это значит, что оно вообще ни на что не годно.
40% населения, как показал коронавирус, находится вне зоны действия здравоохранения. Эти ФАПы, мне пришлось, к сожалению, столкнуться с ними, ФАП — это маленькие точки в крупных городах, населенных городах, которые фактически работают как диспетчерские, посылают на фиг пришедших туда или посылают в другую клинику. Там, в этой очереди, которая стоит в эти ФАПы, вперемешку до 50% алкоголиков, приходящих за справкой на похмелье, и вообще всех остальных больных. И если мы имеем систему здравоохранения, о чем ярко пишет Андрей Маленький, не способную осуществлять элементарный медицинский надзор, то совершенно очевидно, что там, где частные деньги, дома престарелых, то это вообще бизнес на крови. Частные дома престарелых — это бизнес на старческих смертях».

Читайте также: Почему модернизация здравоохранения в России удается только на бумаге

Читайте также: Модернизация здравоохранения — порочный круг лжи или злостная маниловщина?