Льготные кредиты стали палочкой-выручалочкой для бизнеса. Правда, судя по анализу Центробанка, опубликованному в конце декабря, «палочкой» для слабых. Но, собственно, «споткнувшимся» рука помощи обычно и протягивается. Как-никак на дворе пандемийный кризис. По собранной регулятором финансового рынка статистике, заметим, она собиралась с прицелом под анализ такой взаимосвязи, как производительность и кредитование в кризис, за первые 8 месяцев прошедшего 2020 года объемы вновь выданных рублевых кредитов выросли относительно уровня прошлого года. Общий объем выданных новых кредитов в январе — августе 2020 г. вырос на 22,7% г/г, составив 36 774 млрд руб. При этом возникшие некоторые изменения в структуре выдач говорят о том, что этот рост произошел за счет действия льготных программ кредитования, которые начали действовать в мае-июне 2020 года. Так, в 2020 году сам количественный показатель выданных кредитов вырос опережающими темпами — на 64,6% по сравнению с тем же периодом 2019 года, составив 339 тысяч кредитов, а величина среднего кредита снизилась — на 25%.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Этот тренд, конечно, говорит о том, что в кризис льготные кредиты оказались востребованными. Но также — это другой немаловажный знак — предприятиям не хватало оборотных средств. Понятно, что на момент острой фазы кризиса не хватало из-за снижения спроса и, следовательно, падения выручки. Аналитики регуляторного ведомства объясняют возникший тренд роста числа кредитов при уменьшении их среднего размера потребностями компаний-заемщиков в краткосрочных кредитах для пополнения ликвидности и последствиями реализации государственных программ льготного кредитования, направленных на поддержку предприятий в условиях кризиса 2020. (То есть, исходя из этой логики, можно предположить, что не поступи от государства предложения льготного кредитования, то и не было бы роста выдачи таких кредитов.) Но при этом эксперты ЦБ РФ говорят, что эти факторы являются всё же косвенными. То есть, как и в последующем в конце года докладе аналитиков о том, как пандемийный кризис сказался в целом на экономике страны, настаивая на том, что с рынка уходят неэффективные компании. «Кризисные периоды в экономике — момент, когда с рынка могут уходить низкопроизводительные компании», — говорится в отчете. Но тогда возникает вопрос, стоило ли государству предлагать меры по спасению компаний в виде льготных кредитов, если в первую очередь такими кредитами воспользовались слабые компании, не обладающие оборотными средствами в тех объемах, за счет которых они способны пережить периоды снижения спроса. Под таким углом аналитики, конечно, вопрос не ставят, но именно этот вывод, судя по отдельным тезисам в отчете ЦБ, напрашивается сам собой.

Пачка денег
Пачка денег
Юлия Комбакова © ИА Красная Весна

Однако если обратить внимание на сноску или примечание в докладе, то можно заметить и еще одну причину, из-за которой в кризис с рынка могут уходить не настолько уж и низкопроизводительные компании. Аналитики не исключают, что в этот период могут «гибнуть» и закредитованные компании, заметим, включая и высокопроизводительные, с низкой устойчивостью к шокам спроса, а потому измерять кредитоспособность компаний критерием производительности не вполне уместно в полной мере. Тем не менее аналитики всё-таки предпочитают устанавливать взаимосвязь кредитования с производительностью. Хотя и отмечая также то, что «с точки зрения потенциальных рисков для финансовой стабильности нельзя априори утверждать, что высокопроизводительные фирмы всегда являются наиболее надежными заемщиками. Так, в развитых странах наблюдается неоднозначная зависимость между уровнем производительности и качеством фирмы как заемщика — зачастую высокопроизводительные фирмы делают рисковые вложения и не соблюдают финансовую дисциплину. Однако недавние работы на эту тему скорее склонны подтверждать наличие положительной связи между надежностью фирмы как заемщика и такими ее характеристиками, как добавленная стоимость, капитал и инвестиции (Besley и др., 2020)».

Поэтому, говоря о приоритетах самого банковского сектора, аналитики отмечают, что они были направлены в сторону кредитования относительно более производительных предприятий. Так, высокопроизводительные компании получали кредиты в 2020 году в том же объеме, что и в 2019 году.

Стоит обратить внимание на замечание в докладе о том, что именно доступность кредитования для высокопроизводительных компаний — важный фактор, способствующий восстановлению экономической активности после шока. Между тем сокращение экономической активности привело к существенному падению выручки при повышении спроса на кредитные средства для поддержания операционной деятельности практически во всех (!) отраслях. И в такой ситуации, по мнению аналитиков, важно сохранить доступ к кредитованию для высокопроизводительных фирм, которые могут выступить основными драйверами восстановительного роста экономики. Подтверждают этот тезис аналитики отсылкой на опыт глобального экономического кризиса 2008−2009 годов, говоря, что компании с дефицитом наличности во времена кризиса сокращают инвестиции и теряют производственные мощности, а когда совокупный спрос восстанавливается, такие компании не в силах догнать более «богатых» с точки зрения профицита наличности конкурентов и уступают долю на рынке (Kneer и др., 2019). Таким образом, фирмы с хорошим запасом ликвидности в период кризиса могут стать движущей силой восстановления экономики после кризиса. В связи с этим особенно важно, чтобы такими фирмами оказались высокопроизводительные предприятия. Могут-то они могут, но, смогут ли?

Центральный банк России
Центральный банк России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Как известно, наличности в целом на рынке в 2020 году стало больше: население и бизнес в России получили на руки около 2,5 трлн руб. наличных в дополнение к уже имеющимся, объем наличных в обращении по итогам 2020 года впервые превысит 13 трлн рублей. Вероятно, уверенность регулятора финансового рынка в том, что высокопроизводительные компании смогут стать драйверами развития экономики, держится еще и на том, что структура рыночного (нельготного) кредитования в 2020 г. не претерпела значительных изменений по сравнению с 2019 годом, а банковский сектор, как и было подмечено выше, сохранил приоритетность кредитования относительно более производительных предприятий. При этом поддержанию кредитной активности способствовали: смягчение денежно-кредитной политики ЦБ РФ в течение всего 2020 года, а также регуляторные меры, позволившие банкам сохранить капитал и расширить кредитование. Более того, по данным ЦБ, без учета льготных кредитов разница между спредом для самых производительных компаний в 2019 и 2020 годах практически исчезла, что позволяет делать вывод о том, что в 2019 году наиболее производительные компании получали крупные кредиты также по низкой льготной ставке. Но за рамками льготного кредитования относительная средняя стоимость кредитования для всех категорий компаний, кроме самых низкопроизводительных, в 2020 году стала выше.