Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Одним из важных итогов состоявшихся переговоров в Москве между российским лидером Владимиром Путиным, премьер-министром Армении Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым является заявление о создании трехсторонней группы на уровне вице-премьеров, которая призвана практически решать вопрос о разблокировании транспортного сообщения. До 30 января она должна провести первую встречу, «по результатам которой будет сформирован перечень основных направлений работы».

Судя по всему, прежде всего будет решаться главный для Баку вопрос о транспортном коридоре, который соединит основную часть азербайджанской территории с находящимся по ту сторону Армении эксклавом — Нахичеванью. Правда, Азербайджан расширяет представление об этом коридоре, заявляя, что комиссия будет заниматься не прокладкой транспортного коридора в его узком понимании, а созданием и железнодорожного сообщения между Арменией и Россией через территорию Азербайджана. В этом случае Россия получает прямой выход в Турцию. По словам Алиева, соседние страны, в частности Иран, а не только Турция, получат дополнительные возможности в рамках транспортного коридора Север — Юг для выхода на российский рынок и к железной дороге до Каспия. Главным в этих заявлениях является то, что обозначается тренд по формированию архитектуры экономического развития и экономической интеграции в масштабах всего региона, который должен отразиться на дальнейшем развитии в политическом, социальном и гуманитарном сегментах.

Кстати, уже в конце 2020 года стало известно, что Баку приступил к разработке технико-экономического обоснования доведения железной дороги до границы с Арменией. Но сразу появились проблемы, о которых поведал депутат азербайджанского парламента Расим Мусабеков. Он сообщил, что Ереван выступает против того, чтобы железная дорога и трасса из западного Азербайджана в Нахичевань проходили через приграничный с Ираном Мегри, а не шли через Иджеван. Мусабеков напомнил, что в советское время была железная дорога Газах — Иджеван, которая вела из Азербайджана в Армению. Она проходит через всю территорию Армению и дальше на Нахичевань, Иран и Турцию. Именно ее, по мнению депутата, армянская сторона и хочет восстановить. Причины понятны и во многом объективны. Армения при таком варианте получает возможность задействовать большую часть своей железной дороги. Она получает расширенную зону контроля над этой коммуникацией. Что до автомобильной дороги, то, по словам Мусабекова, в советское время автомобильная дорога через Мегри практически не использовалась и даже не была достроена. По этой территории проходила только железная дорога, а автомобильная шла через Лачин, Горис, Шахбуз и выходила на Нахичевань.

Мегри
Мегри

При этом легко заметить, что наряду с возможно грамотными экономическими расчетами в походах Баку и Еревана просматриваются элементы сохраняющегося конфронтационного политического мышления, недоверия друг к другу, с чем на первых этапах столкнется трехсторонняя группа. Пока же Баку предполагает, что Москва станет оказывать соответствующее давление на Ереван, так как она в случае реализации проекта получает самостоятельный выход на Турцию. В то же время у Баку нет принципиальных возражений против дороги через Иджеван, но восстановление этого коридора он относит на потом. Это наводит на мысль, что реализация с позиции чисто технократического подхода проекта разблокировки коммуникаций в регионе без соответствующих определенных политических решений, снимающих уровень конфронтации между Баку и Ереваном, будет затруднительна. Не случайно сейчас пресс-служба МИД Армении стала увязывать «связь между Нахичеванью и остальной частью с проблемой обмена пленными».

Но это только одна сторона проблемы. Дело в том, что на реализацию коммуникационного проекта отводятся сроки от двух до четырех лет. В этот промежуток времени буду втискиваться острые политические дискуссии по проблемам границы между Азербайджаном и Арменией, определению будущего статуса Нагорного Карабаха (скорее всего, в формате Минской группы ОБСЕ), статуса российских миротворцев в Нагорном Карабахе. Это неизбежно будет сказываться на работе трехсторонней комиссии Россия — Азербайджан — Армения на уровне вице-премьеров, которая может получить благоприятный политический фон, а может столкнуться и с негативными факторами. Ведь Армения сейчас в таком политическом состоянии, когда разговоры о грядущих «миллионах» доходов от разблокировки коммуникаций для нее выглядят вторичными или третичными, а любые решения в пользу региональной интеграции могут рассматриваться только как «односторонняя уступка Азербайджану».

Как прогнозирует американское издание Eurasianet, в «закавказскую игру» могут также активно вступить США, которые сейчас «выявляют уязвимые места маленьких северных соседей Ирана — Азербайджана, Армении и Грузии». Важно отметить, утверждает издание, что Ереван «получает серьезную политическую и экономическую поддержку со стороны США», и «такой ресурс Вашингтон может задействовать в своих интересах». Задача проста: сорвать Армению с позиции союзнических отношений с Россией, укрепить в Грузии проамериканскую позицию, а Азербайджан сбить с политики балансирования между Турцией и Россией. В случае реализации задуманного сценария либо сорвать, либо «заморозить» проекты разблокировки коммуникаций в Закавказье. Не случайно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на встрече с послами европейских стран выступил с резкой критикой в адрес стран ЕС за отказ поддерживать Анкару в карабахской войне, хотя эти государства на словах заявляют о приверженности принципам сохранения территориальной целостности Азербайджана.

Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев
Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев
President.az

Так что на пути реализации проекта «Туран» (так в Баку называют коридор между Азербайджаном и Нахичеванью) может возникнуть немало препятствий. Тут свое слово должен сказать прежде всего Баку, отказываясь от информационной войны с Арменией или попыток диктовать Еревану свои условия с позиции победителя. Свою роль должна сыграть и Россия, которая впервые за многие годы стала вплотную заниматься проблемами Закавказья и взяла на себя роль гаранта исполнения всех пунктов мирного соглашения по Карабаху. Детали дальнейших действий пока не прописаны, они требуют дополнительного соглашения, чтобы можно было по коммуникационным проектам приступать к работам. Так что впереди новые встречи Путина с Алиевым и Пашиняном.