Сейм Польши вчера, 19 ноября, принял постановление, в котором «приветствует тот факт, что представители Польши заблокировали дальнейшую работу над пакетом бюджетных решений». Речь идет о бюджетах ЕС на 2021—2027 годы и Фонда реконструкции экономики после коронавируса на общую сумму 1,8 триллиона евро. Варшава, как и Будапешт, выступает против увязки одобренного на днях Советом ЕС механизма верховенства права с выделением европейских грантов. За постановление проголосовали 236 депутатов из 460. То есть его поддержала исключительно правящая коалиция во главе с партией «Право и Справедливость» (PiS), чей парламентский клуб насчитывает 235 штыков.

Евросоюз
Евросоюз
Иван Шилов © ИА REGNUM

Одобренный документ не столько служит подпоркой правительству во главе с Матеушем Моравецким, сколько демонстрирует консенсус составляющих правящую коалицию сил — «Права и Справедливости», «Солидарной Польши» и «Согласия». На фоне сильнейшей подковерной борьбы трех партий друг с другом, что вышло на поверхность в этом году, совместное голосование — уже хоть какой-то успех. Однако Польше предстоит теперь выдержать новый тур вальса с Брюсселем и председательствующим в ЕС до конца сего года Берлином. И в первую очередь найти аргументы в диалоге с канцлером Германии Ангелой Меркель. Хотя вето пообещал наложить и Будапешт, он находится в несколько иной позиции. «Наблюдатели сообщают, что она (Меркель — С.С.) часами обзванивала всех своих коллег, — пишет немецкое издание Augsburger Allgemeine, комментируя действия канцлера накануне саммита лидеров стран ЕС, который в режиме видеоконференции прошел 19 ноября. — Цель: переубедить Польшу и изолировать Венгрию».

Матеуш Моравецкий и Ангела Меркель
Матеуш Моравецкий и Ангела Меркель
Bundeskanzlerin.de

Но пока Берлину не удается разбить польско-венгерский альянс и перетянуть Варшаву на свою сторону. Меркель надеется найти компромисс. По завершении виртуального саммита, отвечая на вопросы журналистов, она заявила, что не хочет обсуждать альтернативные варианты действий в том случае, если бюджеты ЕС и Фонда реконструкции экономики будут заблокированы. Проблема в том, что против смягчения условий применения механизма верховенства права выступают Нидерланды и Европейский парламент. Помимо того, Меркель, покидающей пост федерального канцлера в декабре 2021 года, нужно найти решение, которое не подвергнут ревизии в течение следующих семи лет. А это очень непросто. Немецкие «зеленые», чья партия показывает рост и, по некоторым прогнозам, может по итогам следующих парламентских выборов в Германии, запланированных на осень следующего года, войти в правительство, требуют от Меркель не уступать полякам и венграм, апеллируя к ее «восточногерманскому происхождению». То есть, считают «зеленые», она лучше других знает, что такое «авторитаризм».

Между тем в ее роду есть и гданьские корни, что позволяло многим в Польше и Германии утверждать, что не найти другого немецкого канцлера, который так хорошо понимает польский характер и интересы и симпатизирует им. Это означает, что сменщики Меркель будут для Варшавы более сложными партнерами. На что же тогда рассчитывает правящий лагерь? Судя по словам одного из главных идеологов «Права и Справедливости» в сфере внешней политики Пшемыслава Журавского вель Граевского, ставка делается на долгую игру и изменения в самом Европейском союзе, прежде всего, в Германии и Франции. «Политическая сцена в ведущих странах ЕС нестабильна, и неизвестно, что будет мейнстримом, — заявил этот политолог в интервью проправительственному порталу wPolityce. — В 2017 году партии во Франции, существовавшие после Второй мировой войны, голлисты, были маргинализованы, а французские социалисты почти исчезли. Кто знает, что случится в 2024 году или в 2029 году на следующих выборах в Европарламент? В Германии СДПГ ужимается в пользу «зеленых», «Альтернатива для Германии» растет».

Агитация Альтернативы для Германии
Агитация Альтернативы для Германии
Oxfordian Kissuth

Однако это лишь прогноз, который может сбыться, а может и не сбыться, что станет ясно со временем. Решения по семилетнему бюджету ЕС и Фонду реконструкции экономики принимать нужно сейчас. Оппозиция правящему лагерю в Польше раскачивает ситуацию, утверждая, что действия PiS и её союзников — «это уже не переговорная тактика, это открыто заявленный курс на выход из ЕС». Представители «Права и Справедливости» в свою очередь объясняют, что право вето хотя и радикальное средство, но оно должно лежать на столе переговоров, и заранее отказываться от него «непрофессионально». Это позволяет сделать вывод о том, что Варшава готова пойти на уступки, если ей позволят сохранить лицо. Но ясно также и то, что сложившаяся ситуация может подвигнуть Евросоюз на принятие стратегических решений, если Польша и Венгрия продемонстрируют стойкость, а правящие венгерские и польские партии удержат политический контроль в своих странах. Некоторые эксперты предполагают, что в таком случае ЕС может наконец решиться на усиление интеграции зоны евро, оставляя за бортом остальных, что напрямую касается Варшавы и Будапешта.