Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах - судьба с нулевой суммой?

Гагра, 22 августа 2004, 23:39 — REGNUM  Чем жарче в Грузии, тем тревожнее соседям. Когда же волнуются все субъекты одного региона, впору говорить о региональной нестабильности. То ли было до "розовой революции" в Грузии. Конфликты тлели, посредники и миротворцы делали свою рутинную работу - "искали решения и примиряли". А если серьезно, то...

Операция с нулевой суммой

Политические и аналитические круги заняты выдвижением гипотез, попытками нащупать причинно-следственную связь между заявлениями и конкретными шагами президента Грузии Михаила Саакашвили. Пытаются спрогнозировать, к чему приведет регион дальнейшее хождение по острию, топорные методы в исключительно деликатных ситуациях. Кто поддерживает этого человека, и кто же, в конце концов, его остановит? Чем завершится поход на Южную Осетию, падет ли Абхазия, если Цхинвали не выдержит, будет ли Москва и далее сохранять нейтралитет, и на какой стадии станет вопиющей роль США - вот некоторые из целого ряда вопросов, ставшие актуальными с тех пор, как начал орудовать Саакашвили. Вот об "аджарском сценарии" говорят уже поменьше - не прикладным он оказался.

Итак, взять Южную Осетию нахрапом не удалось. Удалось наделать много шуму и лишить жизни десятки людей. А развивалась ситуация по нарастающей... Эффективная, на первый взгляд, гуманитарная атака, "грозящая" в долгосрочной перспективе принести Тбилиси вожделенные плоды, на определенном этапе сорвалась. Дело, видимо, было не в том, что сдали нервы, или не хватило средств - Саакашвили не плохо себя контролирует, да и финансовые тылы у него хоть куда. Причина смены тактики и перехода от гуманитарного к огневому штурму заключалась скорее в дефиците времени. Молодому грузинскому лидеру сегодня важно не дать затухнуть общественному куражу. По сути, акции гуманитарного характера лишь прозондировали общественность Южной Осетии на предмет податливости. Вероятно, убедившись, что чуда не произошло, и рейтинг доверия к представителям официального Тбилиси среди осетинского населения ничтожен, Саакашвили и его окружение перешли к более откровенному выражению своих притязаний. Ввод подразделений МВД и МГБ Грузии в зону конфликта в обход договоренностям Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта и мобильная деятельность министров силового блока, особенно, главы МВД Грузии Ираклия Окруашивли, накалили ситуацию до предела. Локальные перестрелки и обоюдные ночные обстрелы обернулись 19 августа стремительным наступлением грузинских подразделений в Джавском направлении и столь же стремительным отступлением, а под занавес и выводом значительной части грузинских военнослужащих из зоны противостояния. Согласно заявлениям грузинской стороны, операция имела целью уничтожить огневую точку "противника" в районе села Тлиакана, с которой периодически подвергалась обстрелу объездная дорога Эредви-Хеити, специально проложенная вглубь Южной Осетии для обеспечения связи с грузинонаселенными селами, расположенным за Цхинвали. Согласно осетинской версии, именно на этой дороге были расположены основные силы грузинской стороны. В данном случае, не столь удивителен факт обстрела дороги осетинской стороной, ибо по данному маршруту в осетинские тылы и доставлялась грузинская живая сила и техника, сколь примечателен факт поспешной сдачи стратегической высоты грузинской стороной и вывода основных сил за пределы зоны конфликта. Таким образом, грузинская сторона свела на нет результаты своей же успешной операции, не имея при этом никаких гарантий, что на данной высоте вновь не обоснуются те силы, которые с нее же были выбиты. Примечательно, что впервые, под руководством главы МВД Грузии в югоосетинские события непосредственно вмешались части, подготовленные американскими инструкторами. Остается только гадать, какая сила вынудила грузин сдать столь выгодную позицию.

На круги своя - переговоры с нулевой суммой?

Если гуманитарный штурм можно назвать первым этапом плана Саакашвили по решению осетинского вопроса, а вылазку в направлении Джава - вторым, то третьим этапом вновь предстает банальный завоз муки и "Кока Колы" в грузинонаселенные села конфликтной зоны. Причем, такого рода акции упорно выдаются за оказание гуманитарной помощи всему населению Южной Осетии. Руководство непризнанной республики неоднократно выступало с заявлениями о том, что осетинская часть региона не принимает "подачки Тбилиси", ибо акции такого рода попахивают явной пропагандой - население, мол, это чувствует и понимает. Тем не менее, на фоне по настоящему дерзких выходок Тбилиси, как захват грузовиков с боеприпасами российских миротворцев, введение тяжелой техники в зону конфликта, обстрел столицы Южной Осетии в ответ на противодействие югоосетинской стороны, возврат к политике гуманитарного давления впечатляющим прогрессом никак не назвать. Не назвать прогрессом особенно в контексте утверждений грузинской стороны, что вопрос Южной Осетии будет решен до ноября текущего года, а, в крайнем случае, в течение зимы. Как именно будет решен вопрос? Во всяком случае, для президента Саакашвили решение может быть одно - возвращение Южной Осетии, или, как называют ее в Грузии - Цхинвальского региона под юрисдикцию Тбилиси. Дальше - больше. Цель жизни грузинского лидера - Абхазия. Одним словом, как говорит Саакашвили, право на поражение у него нет. Действительно, грузинский лидер не лукавит - такого права у него нет. Его просто не поймут сами грузины, не говоря уже о стоящих за ним силах.

Пока грузинские силовики ждут дальнейших указаний, а смешанный миротворческий контингент увеличивает посты - сопредседатели Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию конфликта, а также новенький формат - секретари сопредседателей СКК пытаются нащупать пути преодоления эскалации. На самом деле, речь идет об организации встречи премьер-министра Грузии Зураба Жваниа с президентом Южной Осетии Эдуардом Кокойты. О возможности такой встречи говорят довольно давно, но, несмотря на то, что грузинский премьер в последний период неоднократно посещал зону конфликта, а однажды и переночевал там, кроме как побывать свидетелем обстрела собственной колонны (единственным?), ему ничего интересного сделать не удалось. О заочно подписанном между Жвания и Кокойты протоколе (обмен документами состоялся посредством факса), предполагающем прекращение огня и говорить не стоит, поскольку он был нарушен сразу же после подписания. По сути, акции с силовым акцентом стали некоим зондажем на предмет боеготовности югоосетинских и поддерживающих их формирований. Вероятно, убедившись, что чуда не произошло, и грузинская армия пока не в состоянии силой решить задачи регионального масштаба, Саакашвили и его окружение перешли к тому, с чего и следует начинать решение конфликтов с этнической подоплекой. Довольно "неожиданно", примерно также "неожиданно", как сдача контрольной высоты в районе села Тлиакана, Тбилиси выступил с готовностью обсудить ключевой вопрос, с позволения сказать, заварухи - вопрос статуса Южной Осетии. Остается только гадать, когда начнутся и как долго продлятся переговоры по решению вопроса вопросов, результатом чего станет исчезновение самой сути конфликта. Учитывая прагматичность Саакашвили и все тот же дефицит во времени, приходится надеяться, что произойдет это до конца зимы. Причем, гадать каким именно будет исход переговоров довольно сложно, исходя из некоторых особенностей грузино-осетинского конфликта, здесь, действительно, все будет зависеть от политической воли сторон и их желания идти на компромиссы.

Запад нам поможет - помощь с нулевой суммой!

Говоря о сторонах, имеем в виду, прежде всего, Тбилиси и Москву. Справедливости ради стоит признать, что в заявлениях Саакашвили о том, что Москва перестала быть миротворцем или посредником - как угодно, поскольку явно выступает на стороне осетинской стороны, есть доля правды. Другое дело, что Саакашвили осознает: Москва просто не может не выступать в этой роли, поскольку грузинский удар по Цхинвали - тем более вероятный, чем менее здесь российское присутствие - придется точь-в-точь по российским гражданам, которых в Южной Осетии добрых 90%. Осознает это и Запад, столь часто призываемый грузинским лидером к вмешательству во внутренние дела своей страны. Здесь палка о двух концах - грузинская сторона утверждает, что из-за Грузии Россия не будет портить отношения с Западом, российская, что из-за Грузии Запад не пойдет на обострение отношений с Россией. В данном ракурсе, весьма поучительно рассматривать отношение Запада к персоне Саакашвили, так сказать, в динамике. Восторженные статьи ведущих западных СМИ о Саакашвили - молодом юристе, получившем образование в США, демократе, который осмелился бросить вызов соседу-империалисту, который выдворил из Грузии империалистом взращенного местного феодала Аслана Абашидзе, неожиданно сменились материалами с несколько иным акцентом.

"Новый лидер Грузии не в ладах и с Россией, и со Штатами" - заголовок статьи влиятельной американской "The New York Times" о последних событиях в Грузии.

"С того самого момента, как нью-йоркский юрист Михаил Саакашвили стал президентом Грузии, он ведет свою нацию дорогой, которой не так легко пройти до конца", - отмечает газета. Перечисляя все новообразования, проведенные грузинским лидером, после того как он "спихнул" своего предшественника, газета пишет, что "двигатель народной поддержки начал "чихать", причем связано это с центральным вопросом для грузинского государства: воссоединением с двумя отколовшимися в свое время регионами - Абхазией и Южной Осетией".

"Наделает ли он глупостей - это, по-моему, вопрос уже решенный, - считает доктор Кристофер Уотерс (Christopher Waters), эксперт по Грузии в Центре Евроазиатских исследований (Center of Euro-Asian Studies) Редингского университета Англии, - он их уже наделал. Дорога к воссоединению страны предстоит опасная. У России и Соединенных Штатов на Кавказе противоборствующие интересы, поскольку Кавказ - это пересечение Европы и Азии, причем Россия в открытую поддерживает сепаратистов. В одной из российских газет Саакашвили, как лидера маленькой нации, не дающего крупным державам спокойно спать по ночам, даже сравнили с Фиделем Кастро", - подчеркивает газета.

"В Южной Осетии правительство Михаила Саакашвили использует смесь политического торга с мерами по усилению охраны границы, чтобы препятствовать контрабанде, за счет которой этот регион главным образом держится на плаву. Саакашвили считает, что под впечатлением от его жесткости в сочетании с цивилизованностью осетины, скорее всего, сдадутся уже зимой. Но пока никто не понимает, что будет дальше", - отмечает "The New York Times". При этом, газета неразрывно связывает политику Грузии в отношении Южной Осетии с перспективами развития абхазской проблемы. "Абхазскую проблему этим все равно не решить, и ее руководство заняло бескомпромиссную позицию. - Мы готовы к войне, - подчеркнул спикер абхазского парламента Нугзар Ашуба. Когда президента Грузии спросили, какие планы у него в отношении Абхазии, фактически он признал, что находится в тупике - "честно говоря, конкретного ответа у меня нет", - сказал Саакашвили. Тем временем, почти каждый день приносит с собой все новые проблемы", - говорится в статье.

"Посол США в Грузии Ричард М. Майлз в одном из своих интервью заявил, что США призывают противоборствующие стороны отвести войска и сесть за стол переговоров. Вашингтон в последние десять лет сильно поддерживал Грузию, передав ей за этот период 1,2 миллиарда долларов в качестве финансовой помощи. Местные политические силы до сих пор гадают, какова реальная позиция Вашингтона с учетом возможности конфликта. Скажем, жесткие выражения, которые не стесняется использовать абхазское правительство, могут кое-что сказать о том, каков на данный момент политический расчет в отношении позиции Америки: Вашингтон лишь до поры до времени готов поддерживать молодого грузинского президента. - Я не думаю, что за объединение Грузии будут сражаться американские солдаты, - заявил от лица абхазского законодательного собрания господин Ашуба", - пишет в заключении "The New York Times".

Действительно, чем дальше, тем очевиднее становится, что Михаилу Саакашвили придется уповать на собственные силы, ну и отдачу от тех 1,2 миллиарда долларов, о которых вскользь упомянул сценарист "Вардебис(роза -груз.) революции" посол США в Грузии Ричард Майлз. Послу и его руководству, вероятно, уж очень не хочется, чтобы помощь Запада была потрачена в холостую.

А что же соседи? Интеграция с нулевой суммой....

Южный Кавказ терзаем навязчивой идеей - идеей движения. Трем признанным (Азербайджан, Армения, Грузия), а временами даже трем непризнанным (Абхазия, Нагорный Карабах, Южная Осетия) государствам мерещится некое движение на Запад или на Восток - не суть важно. Идея засела довольно основательно - ее можно сказать засели. Мозги рядового южнокавказца обрабатываются евроинтеграцией с завидным упорством, как местными деятелями, так и заезжими интеграторами. Их усилия привели уже к ощущению некоторого пространственного движения - вот еще немного и станет ближе Кавказ к Европе, да так, что рукой подать. Ничего плохого конечно, наоборот - мечтать, как говорится не вредно. Новый толчок к Европе призвана дать программа Евросоюза "Расширенная Европа: новые соседи". Вся соль этой инициативы заключается в том, что в условиях расширяющейся Европы, Южный Кавказ, на свое счастье, станет ее соседом. Весь Южный Кавказ? Ан, оказывается, нет. Отвечая на вопрос корреспондента ИА REGNUM о том, могут ли считать себя соседями и наши непризнанные братья по региону, специальный представитель ЕС на Южном Кавказе Хейки Талвитие вразумительного ответа дать не смог. Видимо, не задумывались пока над этим евроинтеграторы. Логика европейской бюрократии в данном направлении иногда и вовсе убийственна. Предполагая возможность соседства с Арменией и Азербайджаном, перспектива соседства с Нагорным Карабахом полностью отметается, что, впрочем, не мешает генеральному секретарю Совета Европы Вальтеру Швиммеру по-соседски намекнуть карабахцам, что выбирать органы своего же управления на местах - не гоже. А как же быть, недоумевают они, создать безальтернативную власть - взращивать авторитарный режим?

Сегодня со всей ужасающей очевидностью предстает следующий факт. Сколько бы не твердили о тотальной несхожести югоосетинского конфликта с абхазским, и абхазского с нагорно-карабахским, их всех объединяет одно весьма существенное обстоятельство - все три горячие точки расположены в одном регионе. Эскалация ситуации в Южной Осетии приводит к широкомасштабным военным учениям в Нагорном Карабахе, руководство которого видит, с каким особым вниманием следят в Баку за развитием событий вокруг Южной Осетии. Бдительны и в Ереване. Министр иностранных дел Армении Вардан Осканян как никогда категорично высказался о перспективах решения карабахского вопроса. "Нагорный Карабах никогда не будет в составе Азербайджана, а Степанакерт не будет подчиняться Баку", - заявил он в ходе встречи с учителями (!).

Таким образом, не вдаваясь в детали, делающие схожими и наоборот разительно отличающие эти три конфликта, можно с уверенностью сказать, что любая попытка их решения силовым методом приведет к бессмысленному кровопролитию и далее возвращению в исходное положение - к вопросу о статусе. Процесс интеграции Южного Кавказа в настоящее общежитие, а лишь затем поступательного движения региона в приоритетном направлении, лишь тогда принесет плоды, когда здесь будут четко определены жители и модель сожительства. В лучшем случае ее должны определить сами жители региона, в худшем - заочные и новые "соседи". Опасную же привычку ворошить осиное гнездо палкой, завезенной из Нью-Йорка, необходимо отбивать всем кавказцам, ибо острые укусы им придется испытывать на собственном теле.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.