«Легче сражаться с тем, кого можно представить в качестве противника», — именно это сказал мне 8 ноября один из высокопоставленных членов правого лагеря Израиля после объявления о том, что тогдашний кандидат от Демократической партии Джо Байден победил на президентских выборах. Байден, объяснил он, может быть хоть старейшим другом Израиля, но его, Байдена, в случае необходимости будет очень легко изобразить как недруга. Потому что Трамп дал Израилю так много, что бороться с ним будет трудно.

Биньямин Нетаньяху
Биньямин Нетаньяху
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «В США выбирают президента — все новости»

Разговор был красноречивым. Во-первых, он показал, в каком направлении развивается поствыборный нарратив в некоторых правых кругах. Цахи Ханегби, ветеран партии «Ликуд», внес свой собственный вклад в дискуссию, когда выразил серьезную озабоченность по поводу влияния назначения Байдена на Иран, и предупредил, что это может привести к израильско-иранскому конфликту.

А потом появился мем, выпущенный 20-м каналом: на рисунке ХАМАСовец обнимает за плечи улыбающегося человека, протестующего против Нетаньяху. Оба мужчины размахивают флагами Байдена-Харрис. Посыл ясен: ХАМАС и протестующие против Нетаньяху счастливы, что Байден победил.

Важно отметить, что 20-й канал — это «домашний» канал Нетаньяху, израильская версия того, чем Fox News был для Трампа — беззастенчиво правый и полностью поддерживающий премьер-министра и его партию. Это также единственная станция, на которой он регулярно дает интервью.

Визит вице-президента Джо Байдена в Израиль, март 2016 г. Встреча с премьер-министром Биньямином Нетаньяху
Визит вице-президента Джо Байдена в Израиль, март 2016 г. Встреча с премьер-министром Биньямином Нетаньяху
U.S. Embassy Tel Aviv

Почему всё это так важно? Потому что, если Нетаньяху захочет, он способен разжечь кризис с Байденом. Все дело в том, что он сочтет более важным — образ того, кто может противостоять враждебному президенту, или сохранение израильско-американских отношений.

Но даже если бы политика была исключена из этой смеси, у Израиля всё равно была бы глубоко укоренившаяся проблема с администрацией Байдена. Дело не в том, как относятся к Израилю лично Байден или Камала Харрис, а в чем-то более глубоком, в институциональной проблеме Израиля с Демократической партией. Трудности Израиля с Демократической партией не являются секретом и являются результатом двух тенденций, одна из которых берет свое начало в Израиле, а другая — в Соединенных Штатах. Бесчисленные научные статьи, опросы и симпозиумы были написаны и проведены для обсуждения этой проблемы; суть в том, что Израиль сегодня воспринимается в прогрессивных кругах как государство правое, националистическое, популистское, расистское и чрезмерно религиозное.

Просто посмотрите, как подавляющее большинство американских евреев (70−75%) проголосовало за Байдена, в то время как в Израиле было подавляющее большинство, которое предпочитало Трампа.

Поговорите с демократическим членом Конгресса — чего вы только не услышите: и критику того, как Нетаньяху заигрывал с Трампом, и про продолжающуюся тупиковую ситуацию с палестинцами, и про дискриминацию прогрессивных евреев в вопросах религии и государства в Израиле.

Каждый (!) разговор также в конечном итоге дойдет до речи Нетаньяху, произнесенной перед Конгрессом в 2015 году против иранской ядерной сделки, воспринимаемой как личное нападение на президента Барака Обаму.

Вот почему приход к власти администрации Байдена будет означать для Израиля необходимость немедленно приступить к восстановлению отношений и созданию новых линий связи. Время имеет решающее значение, и неспособность сделать это подорвет безопасность Израиля на Ближнем Востоке. Есть ряд быстрых шагов, которые Израиль может предпринять, и первый из них — уже сейчас выходить на связь с администрацией Байдена и пытаться влиять на то, как ее чиновники рассматривают темы, представляющие взаимный интерес.

Джо Байден во время президентской компании 2020
Джо Байден во время президентской компании 2020
(сс) Gage Skidmore

После того как Трамп был избран президентом в 2016 году, израильский посол Рон Дермер был замечен в Trump Tower, где он встречался с избранным президентом и его командой вскоре после выборов. Сейчас, возможно, имело бы смысл ускорить переход между Гиладом Эрданом и Дермером и отправить бывшего министра, в настоящее время служащего посланником Израиля в ООН, в Вашингтон раньше, чем первоначально планировалось. Это позволило бы ему начать встречаться с официальными лицами Байдена, а не с Дермером, чья роль в организации речи Нетаньяху в 2015 году сожгла некоторые его отношения с демократами.

Кроме того, Израилю необходимо начать сближение с прогрессивным еврейством. Если бы у Израиля было нормальное правительство, министр иностранных дел Габи Ашкенази был бы в идеальном положении для этого. Проблема в том, что правительство просто не ладит между собой.

Есть и другие шаги, которые Израиль мог бы предпринять, но они включают стратегическое мышление и планирование. Другие коммуникационные стратегии, другие нарративы и совершенно другой подход к общинам меньшинств.

Дани Даян, вернувшийся в Израиль прошлым летом после успешного пребывания на посту генерального консула Израиля в Нью-Йорке, где он проводил свое время, работая с прогрессивными общинами, сказал, что Израиль должен научиться «демократической речи». «Мы должны показать, что мы знаем, как подключиться к либеральным ценностям в США, — сказал он. — Нам нужен национальный информационно-пропагандистский проект для латиноамериканского сообщества, и у нас есть шанс преуспеть там». По словам Даяна, израильским дипломатам необходимо лучше понимать различные этнические группы, которые составляют сегодняшнюю Америку. «Израильтяне в целом и наши политики в частности не делают этого отчасти потому, что политическая культура в Израиле консервативна и праворадикальна», — сказал он. Но самое главное, по его мнению, нужно, чтобы Израиль перестал на словах говорить о двухпартийности и действовать так, как будто он очень беспокоится по поводу двухпартийности. Он совершенно прав. Когда нужно было начать так делать? Вчера.