Кандидат в президенты США Джо Байден заявил, что одной из целей его администрации станет сокращение роли ядерного оружия, чего он, по всей видимости, собирается добиться с помощью отказа от его применения первым, а также благодаря сокращению инвестиций в модернизацию американского ядерного арсенала. Переход от ядерной триады, включающей в себя межконтинентальные баллистические ракеты, подводные лодки с баллистическими ракетами и бомбардировщики, к диаде посредством отказа от плановой замены межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен-3» позволит решить эти задачи. Такой шаг также отвечает чаяниям выступающего за контроль над вооружениями экспертного сообщества, призывающего сократить численность ядерных сил, которые играют в военном планировании США менее заметную роль, пишет Малкольм Дэвис в статье, вышедшей 29 октября в The Strategist.

Ракетная шахта
Ракетная шахта
Иван Шилов © ИА REGNUM

Сухопутные, морские и воздушные составляющие традиционной триады стратегических ядерных сил США устаревают, тогда как Китай и Россия стремительно модернизируют собственные потенциалы. В обновлении для обеспечения ее оперативной эффективности и живучести нуждается и инфраструктура ядерного командования и управления США: до недавнего времени в ней еще использовались компьютеры, работающие на дискетах.

Всё ближе тот момент, когда от модернизации структуры ядерных сил США будет зависеть ее надежность. Подобное развитие событий дает новой администрации возможность изменить саму стратегию и позицию США в этой области. Тем не менее, согласно неблагоприятному стратегическому прогнозу, радикальное изменение курса может нанести ущерб глобальной стабильности.

Испытание межконтинентальной баллистической ракеты «Минитмен-3»
Испытание межконтинентальной баллистической ракеты «Минитмен-3»

Так, администрация Байдена столкнется с интенсивным давлением со стороны сторонников контроля над вооружениями, которые выступают за отказ от межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования и от нахождения ядерных сил в состоянии крайне повышенной боеготовности. Раздаются также призывы лишить президента США единоличного права инициировать применение ядерного оружия и дать в этом решении право голоса американскому Конгрессу.

Сторонники такого шага утверждают, что ядерные силы не должны сразу же применяться для ответа на ту или иную угрозу и необходимо больше времени для принятия решения о нанесении ответного ядерного удара. Снятие с боевого дежурства 400 межконтинентальных баллистических ракет, находящихся в крайне уязвимых для удара шахтах, и использование сочетания ядерных подводных лодок и бомбардировщиков снизило бы то громадное давление, которое будет оказываться на президента в кризисной ситуации в вопросе нанесения ответного удара.

Благодаря изменению такой структуры получится снизить риск непреднамеренного начала ядерной войны в случае ложной тревоги, в частности, в случае обострения того или иного конфликта крупных держав до состояния, которое еще не требует применения ядерного уровня, например из-за Тайваня в Индо-Тихоокеанском регионе или для защиты НАТО в случае противостояния альянса с Россией. Обе стороны могут неверно истолковать действия друг друга. Также впечатление о грядущем ударе может создать совместное размещение ядерных и обычных сил.

Кроме того, обычный вооруженный конфликт может перерасти в использование ядерного оружия либо из-за просчета, либо из-за преднамеренного стремления одной из сторон заставить пойти другую на попятную, как, например, в случае с российской доктриной «эскалации с целью деэскалации», включающей применение тактического ядерного оружия против НАТО.

Российская мобильная пусковая установка комплекса «Тополь-М»
Российская мобильная пусковая установка комплекса «Тополь-М»
Vitaly V. Kuzmin

Риск такого конфликта между крупными державами лишь нарастает, а не уменьшается. Стратегическая обстановка выглядит более опасной, а период, начавшийся сразу после Холодной войны, когда ядерные силы, казалось, играют второстепенную роль для ответа на вызовы, исходящие от нетрадиционных угроз, давно прошел. Ключевой вопрос заключается в том, означает ли это, что пришло время для радикальных экспериментов с ядерным оружием для минимизации рисков непреднамеренной ядерной войны или же такой шаг ослабит сдерживание и сделает ядерную войну более вероятной, дав одной стороне возможность воспользоваться появившейся слабостью другой.

Убежденность в целесообразности сокращения ядерных сил за счет утилизации межконтинентальных баллистических ракет, похоже, основывается на ряде предположений, которые со временем могут стать более несостоятельными. Так, многие предполагают, что в ближайшем будущем ядерным подводным лодкам не будет ничего угрожать и что лодки типа «Колумбия» ВМС США, которые в конечном счете заменят корабли класса «Огайо», всегда будут иметь то преимущество, что их нельзя будет обнаружить. Это предположение делается, даже несмотря на то, что противники США совершенствуют свои технологии противолодочной и подводной войны.

Также предполагается, что американские бомбардировщики всегда будут иметь возможность добраться до цели — будь то B-21, обладающий улучшенной технологией невидимости в сочетании с автономными системами, или же B-2A и B-52, которые могут более эффективным образом наносить удары из-за зоны действия вражеских ПВО, в том числе гиперзвуковым оружием. Тем не менее преодолеть интегрированные системы ПВО противника будет сложнее даже на платформах с низкой наблюдаемостью, таких как B-21.

Наконец, многие считают, что США благодаря системам раннего предупреждения о ракетном нападении всегда смогут вовремя узнать о начале удара по ним и принять меры, чтобы противник не смог «обезглавить» ядерное командование страны. Эта убежденность существует, даже несмотря на то, что противники Вашингтона разрабатывают ряд систем противокосмических, кибернетических и радиоэлектронных средств борьбы, из-за которых раннее обнаружение может оказаться не такой простой задачей.

Установки для американского противоракетного комплекса Aegis Ashore
Установки для американского противоракетного комплекса Aegis Ashore

Это лишь некоторые серьезные предположения, на которых в будущем будут основываться ядерные силы США, которые должны обеспечивать достаточную степень эффективности, чтобы сделать сдерживание убедительным в глазах противников и союзников США. Например, 14 ядерных подводных лодок типа «Огайо» на данный момент неуязвимы, но только четыре из них находятся на постоянном дежурстве, а остальные 10 уязвимы в порту. Тем не менее подводный ядерный флот будет сокращен до 12 лодок класса «Колумбия», а на боевом дежурстве будет находиться лишь одна или две. Из-за этого морская часть ядерной триады станет более хрупкой.

Если США решат больше полагаться на ядерные подводные лодки, отказавшись от межконтинентальных баллистических ракет, Китай и Россия могли бы отреагировать, расширив свои противолодочные инструменты и экспериментируя с новыми технологиями подводной войны. Квантовые технологии, искусственный интеллект и нетрадиционные подводные системы ведения войны, современные акустические системы и беспилотные подводные аппараты усложнят подводным лодкам действия в океане.

Администрация Байдена поступила бы мудро, сделав упор на инвестициях в поддержание эффективных сил ядерного сдерживания в течение следующих нескольких десятилетий. Конечно, пора отказаться от позиции нанесения ядерного удара по противнику по сигналу о предупреждении. Однако для того, чтобы это произошло, ядерные силы США должны быть в состоянии пережить первый удар противника, а затем решительным образом ответить на него. Вероятно, что для этого потребуется сократить число межконтинентальных баллистических ракет шахтного и мобильного базирования и пойти на долгосрочное развитие надежности морской и воздушной частей ядерной триады, а также принять меры для повышения потенциала и живучести систем раннего предупреждения и командования.

Джо Байден
Джо Байден
Ibtimes.com

Есть смысл в том, чтобы сохранить возможность оперативного ответа на ядерный удар, а не полагаться на такой потенциал, который гораздо медлительнее и сильно зависит от сохранения связей подводных лодок и бомбардировщиков с командным центром. Поддержание боеспособности и обновление триады США не только повысит оперативную гибкость ядерных сил страны, но также повысит и укрепит доверие к средствам сдерживания и снизит риск ядерной войны.