"Что бы было, если 10% жителей Южной Осетии были гражданами США?": осетинские ответы на американские вопросы

Тбилиси, 18 августа 2004, 18:25 — REGNUM  18 августа министр по особым делам Южной Осетии, сопредседатель смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта от юго-осетинской стороны Борис Чочиев и министр иностранных дел Южной Осетии Мурат Джиоев приняли делегацию представителей конгрессменов США, которые посетили Южную Осетию с ознакомительным визитом.

В ходе состоявшегося диалога Б. Чочиев охарактеризовал ситуацию, сложившуюся в зоне грузино осетинского конфликта как очень сложную и напряженную, "ответственность за что несет грузинское руководство, которое, придя к власти, вместо идей мира начало с пропаганды идей войны".

Министр отметил, что смена власти в любом государстве приносит определенные перемены, но в Грузии, к сожалению, произошли перемены в худшую сторону. "Новое грузинское руководство критикует деятельность Э. Шеварднадзе на посту президента Грузии (это их проблемы), однако в его годы проходил мирный переговорный процесс и в Южной Осетии был мир. Проведено более 30 встреч в рамках СКК, 10 встреч экспертных групп полномочных делегаций сторон, подписано два Российско-Грузинских Соглашения по экономическому восстановлению зоны грузино-осетинского конфликта и возвращению беженцев, а в 1996 году президенты Южной Осетии и Грузии Людвиг Чибиров и Эдуард Шеварднадзе в Москве, в Кремле в присутствии президента России Бориса Ельцина поставили свои подписи под Меморандумом о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта и мерах по восстановлению доверия.

Руководитель Юго-Осетинской части СКК напомнил присутствующим, что "после прихода к власти в результате демократических выборов президента Республики Южная Осетия Эдуарда Кокойты переговорный процесс не только был продолжен, но даже был углублен. Был объявлен год восстановления доверия. Руководитель Южной Осетии провел четыре встречи с представителями грузинского населения, неоднократно посещал грузинские села, в том числе и во время праздников, когда привозил подарки грузинским детишкам, грузинские школы, пострадавшие в годы войны начали восстанавливаться из госбюджета Южной Осетии наравне с осетинскими...

Однако с приходом к власти нового руководства Грузии в результате свержения Шеварднадзе работа СКК в течение шести месяцев была парализована по вине грузинской стороны. Они не знали, что делать с форматом СКК, даже своего Сопредседателя не назначали, и только через 6 месяцев дали согласие на продолжение переговорного процесса". Говоря о причинах обострения ситуации, министр напомнил, что в зоне конфликта находятся трехсторонние миротворческие батальоны от Осетии, России и Грузии, которые в сотрудничестве с правоохранительными органами сторон в конфликте справлялись с возложенными на них обязанностями и в течение 12 лет продолжался мирный процесс, процесс переговоров и восстановления доверия. Но 31 мая, грузинское руководство, проигнорировав существование миротворческих сил, на 8 вертолетах ввели в зону ответственности миротворческих сил свыше 2000 вооруженных людей, открыли 12 незаконных постов, не предусмотренных ранее подписанными соглашениями, отбросив тем самым всю многосложную работу по восстановлению доверия на много лет назад. Эти действия были направлены на развал формата СКК и срыв переговорного процесса. После этого, Сопредседатели СКК провели 4 встречи в рамках формата СКК, и ставили, ставим и будем ставить требование о выводе из зоны конфликта вооруженных формирований, которые не подчиняются Смешанным силам по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта. Последним шагом было подписание Протокола о прекращении огня. Чтобы повысить авторитет этого документа, мы обратились к президентам Южной Осетии и Грузии с просьбой поставить свои подписи. С юго-осетинской стороны Протокол подписал президент Республики Южная Осетия Эдуард Кокойты, а грузинской стороны - председатель правительства Грузии Зураб Жвания.

Однако, к большому сожалению, грузинской стороной не выполнены требования протокола. Город Цхинвал и осетинские населенные пункты подвергались обстрелу из 122-мм гаубиц, самоходных артиллерийских установок. Эти обстрелы продолжаются каждую ночь. Днем грузинская сторона говорит красивые слова о мире, а ночью стреляет. Я понимаю, что вас трудно убедить, так как у вас были встречи в Тбилиси и они вас уже настроили, но осетинская сторона ни минувшей, ни прошлой ночью ответный огонь не открывала, так как соблюдает условия перемирия.

Накануне состоялась встреча сопредседателей СКК со Жвания, сегодня они встречаются с Э. Кокойты. Я пытался убедить Жвания, что здесь происходит борьба подразделений внутренних войск МВД Грузии с подразделениями министерства обороны Грузии...

Придумали какую-то мифическую "третью силу", но я им сказал: это министр внутренних дел Грузии по фамилии Окруашвили. Министры обороны Южной Осетии Баранкевич и Барамидзе сумели наладить контакт между собой, и каждый вечер договариваются, а министр внутренних дел Грузии на контакт с министром внутренних дел Южной Осетии не выходит. Сегодня утром мне позвонил Сопредседатель СКК от грузинской стороны Г. Хаиндрава и сказал: у нас три трупа. Спрашивается: если юго-осетинская сторона последние две ночи не открывала огонь, то откуда три трупа? Они не могут ответить.

Наша позиция и наше требование: вывести все вооруженные формирования, которые не подчиняются ССПМ. В основном эти силы сконцентрированы в районе объездной дороги. Они до такой степени обнаглели, что ни разу не допустили туда ни военных наблюдателей ССПМ, ни офицеров по мониторингу ОБСЕ.

Мы - независимое государство, а они выступают за вхождение Южной Осетии в состав Грузии. Зачем обстреливать? Надо сеcть за стол переговоров. Только вчера по Дменису выпустили 46 снарядов. У меня в руках рапорт наблюдателей ССПМ (который подписан также и грузинским наблюдателем и офицером по мониторингу ОБСЕ), в котором зафиксировано: "У наблюдательного поста ССПМ было зафиксировано 30 воронок диаметром 152 миллиметра", проинформировал американских представителей Борис Чочиев.

Отвечая на вопросы представителей конгрессменов США, Чочиев отметил, что "причиной обострения обстановки в зоне грузино-осетинского конфликта является ввод грузинских вооруженных формирований на территорию зоны конфликта "мы никуда не выходили - они пришли к нам", - отметил он. Сопредседатель СКК от юго-осетинской стороны подчеркнул, что в происходящем виноваты не некие "неформальные формирования", а подразделения МВД Грузии. "Министр внутренних дел Грузии Окруашвили каждый день бывает в зоне конфликта и своими действиями и приказами дестабилизирует обстановку, а министр обороны Грузии Барамидзе выступая по грузинскому телевидению, заявил, что Грузия не выведет ни одного солдата", - заявил Чочиев.

Дэн Фатт из комитета Сената по республиканской партии задал вопрос: "И в Америке, и здесь мы слышали, что здесь действуют силы, поддерживаемые Россией", на что последовал ответ: "А может быть, Америкой? Ваши инструктора подготовили их, а теперь они - здесь, несмотря на многочисленных заверения официальных лиц как Грузии, так и США. Что же касается России, необходимо помнить, что Российская Федерация является единственным гарантом мира в Южной Осетии. Не надо забывать, что 90% жителей Южной Осетии являются гражданами Российской Федерации. Подумайте, если бы не 90, а хотя бы 10% этих людей были гражданами США, как бы поступила Америка? В Северной Осетии проживает 90% из почти ста тысяч осетинских беженцев, которые были изгнаны из Грузии в 1991 - 1992 годах и они готовы в случае необходимости прийти нам на помощь. То же касается всего Северного Кавказа. Однако мы настроены на мирное разрешение конфликта и пока воздерживаемся. Мы их едва сдерживаем. Из России здесь никого нет - это выдумки Грузии. До тех пор пока из зоны конфликта не будут выведены вооруженные формирования Грузии, не подчиняющиеся ССПМ - здесь мира не будет".

Представитель конгрессмена Эдда Ройса - Эдвард Барриер задал вопрос относительно контроля над передвижением оружия через границы Южной Осетии. Чочиев ответил, что до сих пор ни единого случая незаконного перемещения оружия через границу Южной Осетии не было, что свидетельствует о надежности контроля. Вместе с тем он призвал обратить внимание на положение дел в Грузии в этом деле. "Когда США и Запад передают Грузии оружие, то почему ни у кого не возникает вопрос: куда идет это оружие, для каких целей предназначено? Против Турции? Простив России? - Оно предназначено против мирного населения Южной Осетии и Абхазии. Да, у нас есть оружие, и мы этого не скрываем. Часть мы захватили у грузинской стороны в ходе боев еще в прошлую войну, а часть недавно закупили в Грузии у тех сил в грузинской армии, которые не хотят войны", - ответил юго-осетинский министр.

Представитель сенатора Чака Хэйгелла - Джозеф Лай задал вопрос: "Как Вы представляете экономическое развитие региона в будущем?".

Б. Чочиев ответил: "Грузия поймет свою ошибку и прекратит военные действия. За 12 лет, прожитых без Грузии Южная Осетия смогла частично восстановить свою экономику, поднять ее из руин, в которые ее ввергла грузинская агрессия 1991 года и сегодня у нас в экономике более благоприятная ситуация, чем у Грузии. Межгосударственные российско-грузинские соглашения дают нам право открывать на своей территории совместные предприятия как с Россией, так и с Грузией и наши предприниматели уже пользуются этим правом".

На вопрос представителя сенатора Гордона Смита - Криса Мэтьюза: "Как можно прийти к согласию в противоречии между принципом независимости и территориальной целостности" ответил министр иностранных дел РЮО Мурат Джиоев: "Здесь самое главное - чтобы была добрая воля к добрососедству. В 1990 году мы провозгласили независимость и с тех пор постоянно заявляем о стремлении к миру, к добрососедству. Южная Осетия никогда не входила в состав Грузии, которая признана сегодня международным сообществом, а только в состав Грузинской ССР, которая развалилась с падением СССР. Все наши шаги опираются на международное право, образование Республики Южная Осетия - это одно из следствий распада СССР. Мы не нарушили территориальную целостность Грузии. На момент признания Грузии международным сообществом, в том числе США Южная Осетия уже не была де-юре в составе Грузии. Так что сегодня самое лучшее - это установление добрососедских отношений между Южной Осетией и Грузией. Это не противоречит принципу территориальной целостности Грузии в реально существующих границах. Главное - мир и стабильность. Это соответствует и интересам США".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.