Приход уволившихся по политическим мотивам сотрудников органов внутренних дел зафиксирован в МВД Белоруссии. Об этом в опубликованном 4 сентября комментарии заявил начальник главного управления собственной безопасности белорусского министерства Андрей Паршин.

Следите за развитием событий в трансляции: «Белоруссию сотрясают протесты — все новости»

"Конечно же, есть сотрудники, которые отказались от продолжения своей служебной деятельности и сложили свои полномочия. Но могу четко обозначить, что эта цифра находится в пределах той погрешности — приход-уход, то есть увольнение и прием на работу сотрудников, которые были с аналогичным периодом прошлого года», — сказал Паршин.

Он сообщил также: «Отдельные из тех сотрудников, которые заявили о своей некоей принадлежности к тем или иным политическим течениям, и сложили свои полномочия на сегодняшний день, уже имеем факты, когда они возвращаются на службу, снова пишут рапорта, записываются на приём к министру внутренних дел и рассматривается сейчас вопрос о их целесообразности повторного приёма на службу».

«Сами сотрудники, которые возвращаются на службу, чётко поясняют, что они подверглись влиянию вот этого вот — телеграм-каналов, социальных сетей, вот этой вот деструктивной агитации и зомбированию в средствах массовой информации, которые происходили на протяжении длительного времени, и особенно — по последним событиям», — сообщил начальник ГУСБ МВД Белоруссии.

Читайте новости сюжета: Протесты в Белоруссии

Теперь возвращающиеся, отметил он, «осознали правильно ситуацию, поняли эту ситуацию и решили вернуться к исполнению своих служебных обязанностей, потому что поняли, что совершили ошибку».

Также читайте новости сюжета: Внутренняя политика Белоруссии

Паршин сообщил также, что МВД борется со сбором личных данных сотрудников милиции и внутренних войск, с угрозами им и членам их семей. При этом он констатировал парадокс: сил и средств для борьбы с такой противоправной деятельностью у министерства достаточно, однако некие «кукловоды», которые якобы руководят такой работой в Белоруссии, остаются недосягаемыми.