Армяне США за Джона Керри: интервью главы "Ай Дата" Киро Манояна ИА REGNUM

Баку, 9 августа 2004, 18:56 — REGNUM  

Г-н Маноян, какова структура и миссии "Ай Дата"?

Офисы "Ай Дата" действуют в любой стране, где есть структура Армянской Революционной Федерации (Дашнакцутюн) (АРФД - партия коалиции власти Армении - ред.). Ступенью выше стоят региональные комитеты организации, наиболее старым из которых является Комитет Америки с центром в Вашингтоне и офисами на Восточном и Западном побережьях - в Глендейле и Бостоне. Сравнительно недавно открыт региональный центр в Москве, который наделен немного отличной миссией. К примеру, если Комитет Америки - структура, выражающая позиции армянской диаспоры США, то московский офис больше рассматривается как орган, отражающий взгляды АРФД. Два года назад был создан и Европейский Комитет "Ай Дата" с офисом в Брюсселе. К этим трем региональным комитетам, надеюсь, к концу года присоединится и Ближневосточный офис, призванный действовать в направлении исламских и арабских стран. Вся работа координируется центральным офисом "Ай Дата" в Ереване.

Говоря о миссиях, я бы сразу хотел подчеркнуть, что часто озвучиваемое выражение - лоббистская деятельность - в нашем случае не вполне применимо. Лоббирование интересов третьего государства в США или арабских странах - деятельность, нуждающаяся в соответствующей регистрации. Выше я оговорил, что мы отражаем взгляды местной диаспоры - будь то в США или Европе. Наша сила состоит именно в этом - мы внутриполитический фактор. Других таких армянских организаций, имеющих столь обширную сеть и способных выступить в защиту того или иного политического деятеля или силы той или иной страны, нет.

До начала карабахского движения, главная миссия Комитетов "Ай Дата" заключалась в достижении международного признания Геноцида армян 1915-23 гг. в Турции. С началом движения за освобождение Карабаха, проблема признания Геноцида оказалась отодвинута на второй план, приоритетом стало содействие Нагорному Карабаху. Само собой, разумеется, мы стараемся всячески способствовать укреплению армянской государственности, в силу наших возможностей направляем во благо этой миссии ресурсы и возможности армянской диаспоры.

Вы отметили, что являетесь глашатаем позиции диаспоры. Высказана ли Вами позиция по предстоящим в США президентским выборам?

Да. 26-го июля американский комитет "Ай Дата" заявил, что он поддерживает кандидатуру Джона Керри. Наш выбор довольно объемно и детально обоснован. В Армении многие склонны считать, что недовольство Бушем обусловлено, в основном, его политикой в вопросе Геноцида армян. Невыполненные обещания Буша - лишь один из 14 пунктов нашего заявления. Остальные сводятся к теме армяно-американских отношений. К примеру, несмотря на тот факт, что задействована межправительственная комиссия, уровень двусторонних отношений на высшем уровне не удовлетворителен. Комитет "Ай Дата" тщетно пытается подтолкнуть власти США к началу переговоров с армянской стороной по ряду актуальных социальных вопросов, в частности, о сохранении пенсий и пособий граждан США в случае их переезда на постоянное жительство в Армению. Не менее важен вопрос сохранения паритета военной помощи Армении и Азербайджану: согласно 907-ой поправке к Акту о Свободе, США не имели права предоставлять Азербайджану прямую военную помощь. Именно при Буше в этот документ была введена оговорка "кроме благотворительной", а затем, после 11-го сентября, президент США и вовсе обошел резолюцию с тем объяснением, что Азербайджану оказывается военная поддержка в рамках борьбы с терроризмом. При этом Конгресс и Белый Дом оговорили необходимость сохранения паритета американской военной помощи Армении и Азербайджану, но Буш нарушил и эту договоренность. Джордж Буш никогда не приглашал президента Армении в США. Не удовлетворяет и поведение администрации Буша в вопросе Карабаха - основным виновником провала Ки-Уэста стал президент Азербайджана, однако, несмотря на это Буш продолжил поддерживать тесные отношения с алиевским кланом. Вместо того, чтобы сократить, Буш, наоборот, увеличил военную помощь Турции, хотя последняя не всегда стояла рядом с США в трудную минуту. Буш - единственный из последних президентов США, который не принимал делегацию армянской диаспоры США. Ну, и в качестве последнего примера, вспомним слова Буша в Стамбуле о том, что Турция - страна со 150-летними традициями демократии. Это заявление было сделано им впервые, но 3 года назад такое же высказывание позволил себе заместитель министра обороны США.

Что касается Керри, то он поддерживает отношения с армянской диаспорой вот уже 20 лет. Вопросами Геноцида и блокады Армении, торгово-экономическими отношениями США - Армения - он уже занимался, будучи членом Конгресса и Сената. Принимая во внимание эти реалии, Комитет "Ай Дата" и принял решение поддержать его кандидатуру. Особо хочу отметить, что наша позиция вовсе не направлена против Республиканской партии США, Буш не руководитель этой партии, он лишь ее кандидат. Ожидаются выборы в Конгресс и Сенат, в преддверии которых мы также сориентируемся и выскажем свою позицию.

Чем же, по Вашему, обусловлена, скажем так, не проармянская политика Буша? Не связываете ли Вы ее с политикой самой Армении, в частности, тесными связями с Россией?

И это тоже. Здесь необходимо все рассматривать в комплексе. Начнем с нефтяного интереса, который проявляется на личностном уровне. Проект Баку-Тбилиси-Джейхан - несомненно, политический нефтепровод, направленный, прежде всего, против интересов России. То есть, нефть и ослабление российского влияния в регионе - две совпавшие цели. Все экономические подсчеты свидетельствуют о том, что существование такого нефтепровода - нелепица. Между тем, американское правительство продолжает финансировать этот проект, невзирая на настроения Конгресса, недвусмысленно заявлявшего о неприемлемости финансирования проектов, обходящих Армению. В этом смысле, политика США в отношении Армении, в какой-то мере, обусловлена уровнем армяно-российских и армяно-иранских взаимоотношений. Однако, в основе своей, политика делается парой Буш-Чейни и, так называемым, окружением. Причем, окружение стало таковым после 11-го сентября, за день до этого эти люди представляли радикальное крыло республиканцев, а 12-го сентября - стали основными проводниками политики Буш-Чейни, их политического мировоззрения, представлений о Ближнем Востоке и Южном Кавказе. Конечно, крепость армяно-российских уз играет свою роль, но основная загвоздка состоит именно в видении глобальной политики парой Буш-Чейни.

Существуют ли гарантии, что, став президентом США, Джон Керри изменит политику США, в частности, в отношении стран Южного Кавказа?

Давайте судить так - в случае переизбрания Буша такая возможность и вовсе будет утеряна. Во всяком случае, если даже при Керри политика США не претерпит коренных изменений, мы надеемся на гораздо более тесные отношения армянства с Белым Домом. Это самое минимальное, что может измениться. Есть надежды и на определенные коррективы во внешней политике Белого Дома. Собравшиеся сегодня вокруг Буша неоконсерваторы в большинстве случаев ведут политику, противоречащую долгосрочной политике Госдепартамента. Тот подход, что каждую страну можно одеть в политическую одежду, скроенную по американским меркам, исчезнет. Произойдут определенные изменения и во взаимоотношениях США с Россией, изменятся некоторые акценты и, на мой взгляд, ускорится сам процесс пересмотра акцентов в американо-российских отношениях.

Что касается гарантий, Керри, в отличие от Буша, не давал обещания признать Геноцид, он признал его. Здесь важно то, что на данный момент турки не имеют налаженных отношений с окружением Керри, в отличие от того же Чейни, который действуют как лоббист турецких интересов. Так что, с избранием Керри положительные изменения обязательно будут. В таких штатах, как Флорида, Пенсильвания и Огайо позиция комитета "Ай Дата" и голоса армянского электората могут повлиять на итоги выборов.

Ожидаете ли Вы изменений во внешней политике Армении в сторону сближения с США в том случае, если Керри возглавит Белый Дом? Насколько вообще грамотно построена политика Армении в отношениях с США, с учетом безоговорочной проамериканской позиции большинства стран Южного Кавказа?

Армяно-американские отношения, или отношения Армении с любым другим государством не обусловлены лишь интересами двух сторон, в данном случае, Армении и США. Политика нашей страны строится с учетом интересов других заинтересованных государств. Точно так США, при всей напряженности отношений с Ираном, в какой то мере, понимают и принимают армяно-иранское сотрудничество. Я не думаю, что Армения в состоянии пойти на кардинальное изменение политики в отношении США, сомневаюсь также в том, что это желательно. Вне зависимости от классификации внешнеполитического курса, Армения должна развивать отношения со всеми странами, не противопоставляя их интересов, а совмещая их. Следуя этой логике, в случае избрания Керри на пост президента США, взаимоотношения Армении и США еще более укрепятся "не по вине" Армении, а по инициативе США. Присутствие США в регионе не должно обеспечиваться за наш счет, и это вовсе не потому, что Армения живет в страхе перед той или иной страны, просто она имеет собственные интересы. До тех пор, пока наш сосед - Турция сохраняет облик врага, мы должны держать самооборону от такой агрессии.

Если судить примитивно, интерес США в Азербайджане - это нефть, в Грузии - коммуникации и снижение роли России. Каковы же жизненные интересы США в Армении?

Вообще, подход США к Южному Кавказу заключается в следующем: наиболее стабильная страна в регионе, посредством которой можно обеспечить сугубо присутствие - это Армения. Строительство посольства такого масштаба свидетельствует именно об этом. На то есть несколько причин: первая - внушительная армянская диаспора в США, вторая - стремление удержать равновесие в регионе. Политика США не направлена на ослабление Армении, Вашингтон желает видеть Армению государством - не таким сильным, чтобы заметно превышать по силе соседние государства, но и не таким слабым, чтобы уступать им по силе. Именно поэтому, вне зависимости от правящего режима, в Вашингтоне с пониманием воспринимают наши отношения с Ираном, и прекрасно осознают мотивы стратегического партнерства с Россией. Несмотря на все внутренние процессы, Армения остается наиболее стабильным региональным государством и лишена тех проблем, которые существуют у соседей - пятой колонны здесь нет, любая политическая сила, которая захочет взять на себя такую роль, будет нейтрализована, а в этническом смысле это и вовсе не возможно.

Несмотря на определенное давление со стороны США и Евросоюза, оказываемое на власти Турции в вопросе открытия армяно-турецкой границы и нормализации армяно-турецких отношений, никаких подвижек в этих вопросах не достигнуто. Недавно, армянский президент заявил, что "если в Турции думают, что без них Армения не проживет, то они заблуждаются". Каковы на Ваш взгляд перспективы армяно-турецких отношений? Удастся ли, в конце концов, армянам найти общий язык с турками?

Если путь к общему языку лежит через изменение позиций Армении, то он не будет найден. Границу заблокировала Турция, а не мы, и она же ставит условия. Если турецкая сторона откажется от политики блокады, то какой-то диалог может быть налажен. А говорить о нормальных отношениях слишком преждевременно. Достичь взаимодоверия можно лишь в том случае, если турки нас убедят, а мы убедимся в том, что они изменились. Мы не разделяем ту точку зрения, что Геноцид армян был совершен во время Османской империи, и сей факт канул в историю. Геноцид продолжался до недавнего времени. Они захватили не только Западную Армению, но и отхватили кусок от Восточной. Они ответственны за все и как наследники, и как непосредственные участники. Признание Геноцида не может быть лишь нравственным актом. Оно должно иметь последствия в виде компенсации. Первопричина нынешнего состояния Армении - Геноцид. Говоря Геноцид, мы имеем в виду не только истребление населения, но и оккупацию наших территорий. Если бы мы существовали в прежних границах, то имели бы совсем другую ситуацию и другие возможности. Виновник не только сделал это, но и отказывается сознаться, продолжая вражескую политику. Мы вынуждены считаться с этим. Признание Геноцида - это прежде всего политическая задача. Убежден, что турки это прекрасно понимают и поэтому не признают факта Геноцида армян. Будь вопрос нравственного характера, Турция давно бы сказала - "это было, мы сожалеем и давайте забудем". Но они прекрасно понимают, что этим все только начнется. Для армян это вопрос не прошлого, а настоящего. Пока эти вопросы не получат решения, нормальные отношения с Турцией невозможны, а какие-то отношения - не исключены.

А возможно ли открытие армяно-турецкой границы без решения указанных Вами проблем?

Граница была открыта до 1993 года. В то время Армения может и не представляла для Турции такого интереса. Я не исключаю, что заявление президента Армении было принято к сведению и обеспокоило турецкую сторону. Не исключаю также, что в условиях открытой границы они попытаются ударить по нашей экономике. На сегодняшний день ни один турецкий производитель не может адресовать свой товар непосредственно в Армению. В случае открытия границы, я не исключаю, что в некоторый период даже при государственной поддержке, Турция будет вести агрессивную экономическую политику в отношении Армении. Честно говоря, я немного обеспокоен заявлением главы ЦБ Армении о том, что колебания курса драма можно вызвать, выкинув на рынок 5-6 млн. долларов. Выходит, мы так беззащитны, что 10 млн. долларов могут подорвать курс национальной валюты? Когда рядом такая страна, как Турция, сей факт, прямо скажем, не радует. Перспектива открытия армяно-турецкой границы должна нас подталкивать к конкретным профилактическим законодательным и политическим решениям. Сегодня гражданин Армении не имеет права на приобретение собственности в Турции, между тем, гражданин Турции такое право в Армении имеет. Не чрезмерен ли наш либерализм? Наш ответ должен быть адекватен. Думаю, подготовительные шаги к вероятному открытию границы просто необходимы. Что касается Турции, то она не открывает границу с Арменией из-за Азербайджана. Я бы даже сказал, не открывает в ущерб собственным интересам.

Сегодня много говорят о необходимости компромиссов в нагорно-карабахской проблеме. Можете ли Вы очертить границу возможных компромиссов со стороны Армении?

Начнем с того, что публично называть эту границу просто нельзя - это уже верная потеря. Назвать, значит уступить. Нам нечего уступать, мы просто оставим их в покое. Почему Баку не называет границ своих компромиссов, хотя подтекст переговоров и при Алиеве-отце, и при сыне подразумевает присоединение Карабаха к Армении. Невзирая на это, в Баку об уступках не говорят. Мы не можем во имя компромисса уступить территории, поскольку это будет угрожать нашей национальной безопасности. На сегодняшний день периметр наших охраняемых границ гораздо меньше, чем он станет в тот момент, когда мы сдадим территории, контролируемые карабахской армией. До тех пор, пока наличествует разграничение трех понятий - Нагорный Карабах, Армения и освобожденные территории, уступчивое настроение армянской стороны очевидно. Уверен в необходимости закрепления юрисдикции НКР над освобожденными территориями, поскольку эти земли не просто освобождены - они настолько же армянские, насколько Степанакерт и Шуши, соответственно, цена их точно такая же.

Вы подробно поведали об армянском элементе в США. Сегодня в России проживает насколько большая, настолько и разрозненная армянская община. В свете тесных армяно-российских отношений, роль диаспоры предстает в довольно-таки пассивном свете. Чем это можно объяснить?

Здесь есть несколько причин. Если западная армянская диаспора сформировалась в результате Геноцида, то в России обосновались армяне, в недавнем прошлом граждане Армении. К примеру, в США армяне перестали рассматриваться как пришельцы - с момента их переселения прошел солидный срок и они обрели статус местных жителей. В России же большинство армян не обзавелись гражданством, следовательно, они не наделены политическим влиянием, а больше заняты решением каждодневных бытовых вопросов. Следующая причина - политическая культура и структура страны. США и Россия не дают в этом плане одинаковых возможностей представителям диаспоры, по разному протекает и процесс их ознакомления и привыкания к государственной структуре этих двух стран. Следующая причина - устои самой диаспоры. Люди могут заявлять о существовании Союза армян России или создании Всемирного Конгресса армян и дальше заявлений не пойти. Необходимо время и естественное возникновение основы - каркаса диаспоры.

Вы ведете такую работу?

Пытаемся добиться хотя бы политической организованности диаспоры. Мы не можем организовать диаспору в отдельно взятой стране. Необходимо, чтобы организация и политизация диаспоры протекали параллельно. Позывы должны исходить от самой диаспоры, а не навязываться извне. Необходим баланс, при котором отдельно взятый армянин - гражданин той или иной страны, защищая интересы Армении, не будет рассматриваться армянским агентом. В этом случае, его политическое влияние будет сведено на нет. Поспешность в такого рода деликатных вопросах может привести к обратному эффекту.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.