Российская государственная система ещё недостаточно эффективна, поэтому даже абсолютно правильная тактика президента, который обнародовал уже три пакета мер поддержки в период кризиса, ломается, не выдерживая действий не слишком компетентных исполнителей как в правительстве, так и в регионах. А поэтому — будут новые ставки.

Коронавирус в России
Коронавирус в России
Иван Шилов (с) ИА REGNUM

Не может не настораживать и то, что чиновники не могут работать эффективно без дополнительных инструментов надзора. Система, в которой присутствуют губернаторы и министры-технократы, несовершенна, а оптимизаторский, менеджерский подход в системе здравоохранения был абсолютно провальным.

Вместе с тем в сложившейся ситуации есть некоторые положительные стороны. К примеру, государство стало практически моментально реагировать на критику и исправлять недочеты, начались прямые выплаты семьям с детьми, государство сделало шаг к тому, чтобы стать по-настоящему социальным. Тогда каким оно становится? Эпидемия SARS-CoV-2 способна ответить на этот вопрос. Об этом и многом другом в интервью корреспонденту ИА REGNUM сообщил член Общественной палаты РФ, заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Российский университет дружбы народов» Никита Данюк.

Эрнст Нойшель. Безработные. 1931
Эрнст Нойшель. Безработные. 1931

ИА REGNUM: Никита Сергеевич, давайте поговорим об экономических мерах поддержки граждан в период пандемии?

Никита Данюк: Те пакеты мер, которые были озвучены правительством, президентом, не являются конечными. Я не исключаю, что при ухудшении экономической ситуации в стране и, не дай бог — повторении сложной эпидемиологической ситуации — наше государство будет просто вынуждено оказывать ещё большую поддержку и составлять четвёртый и пятый пакеты. Это первое.

Второе. Конечно, государство прекрасно понимает, что оно является ответственным не только за благосостояние, а в принципе за поддержание на более-менее приемлемом уровне деловой активности населения. И в этом случае, естественно, очень большие силы тратят на то, чтобы поддерживать людей, которые опять же в силу сложной ситуации пандемии коронавируса были вынуждены либо прекратить свою деятельность (в первую очередь это касается малых и средних предприятий, предпринимателей), либо это касается предприятий, которые работают, но которые потеряли рынки сбыта, однако не собираются в связи с ситуацией увольнять своих сотрудников.

Никита Данюк
Никита Данюк
© Никита Данюк

ИА REGNUM: Как вы оцениваете выбранные способы поддержки?

Никита Данюк: Здесь можно сказать, что государство выбрало вместо массовой раздачи денег — дифференцированный подход — дифференцированный подход при соблюдении определённых условий. В первую очередь это касается предприятий, которые сохраняют на 80−90% свой трудовой коллектив. Это очень важный момент, который показывает, что государство готово проявлять солидарность в отношении этих компаний, только если сами компании не в угоду каким-то корыстным интересам, а только с точки зрения целеполагания сохранения людей на рабочих местах, готовы принимать на себя издержки, в том числе и финансовое бремя, выплачивая зарплату. Это первое.

Второе. Что касается прямой финансовой выплаты. Есть несколько мнений в экспертном сообществе: является ли прямая раздача денег населению эффективным способом стимулирования потребительской активности, может ли это помочь гражданам? В данном случае мера государства, на мой взгляд, правильна. Потому что в первую очередь она направлена на семьи с детьми — 27 млн человек могут получить эти деньги. А во-вторых — эти 10 000 руб. являются всего лишь частью того пакета, который выделен наиболее пострадавшим социальным группам. Это те семьи, у которых очень низкий доход, которые живут на уровне, условно говоря, прожиточного минимума, у кого есть маленькие дети. В данном случае эти люди могут рассчитывать даже на большие суммы.

ИА REGNUM: Почему бы в кризис не использовать больше средств Фонда национального благосостояния?

Никита Данюк: Средства, которые ещё остались у нас в Фонде национального благосостояния (ФНБ), мне кажется, что они, в принципе, могут быть использованы и дальше, в каких-то опять же прямых финансовых выплатах. О чем я говорю? О том, что, учитывая неблагоприятную мировую конъюнктуру, резкое падение цен на нефть и естественную (на 5−6%) рецессию экономики, не нужно забывать очень важную вещь: те социальные гарантии и обязательства, которые уже были у государства перед своими гражданами, они сохраняются.

Детские площадки закрыты
Детские площадки закрыты
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Опять же можно вспомнить про индексацию пенсий и те тезисы, которые озвучил президент в начале года в обращении Федеральному собранию. Всё это мы помним. И в данном случае, при дефиците российского бюджета, для того, чтобы в полной мере обеспечивать уже закреплённые социальные гарантии перед населением, видимо, могут быть использованы в качестве резервных средств запасы ФНБ. Поэтому то, что он не потратился сейчас значительно, а потратился, скорее всего, на 15−20%, это совершенно не значит, что эти деньги по-прежнему будут лежать и они не будут пущены на то, чтобы помочь населению.

ИА REGNUM: Что ещё характерного, может быть, нового, вы заметили в действиях властей?

Никита Данюк: Государство слышит обратную связь и стало слышать критику. Самый наглядный пример — прямые выплаты врачам. Более месяца назад они были озвучены президентом, однако, к сожалению, в силу не просто несовершенства, а иногда — порочный системы российского госуправления, правильные инициативы президента «на земле» превращаются в исковерканные директивы со стороны местных властей, министерств. В данном случае то, что прямые финансовые выплаты после того, как президент обратил внимание, будут осуществляться в срок и в полном объеме, вне зависимости от нагрузки, которую в качестве критерия ввели отдельные ведомства, это положительный сигнал.

Второе. Мы помним, что первые два пакета включали в себя помощь в первую очередь системообразующим предприятиям (предоставление банковских гарантий, субсидии, кредиты), но не касались сферы услуг, представители малого и среднего бизнеса тоже молили о снижении фискальной нагрузки, и она была предоставлена. Конечно, я считаю — не в полном объеме (в этом плане мне хочется верить, что государство ещё больше пойдёт навстречу предпринимателям, особенно тем, которые оказались фактически на грани банкротства). Так вот, помощь, хоть и небольшую, получили индивидуальные предприниматели и самозанятые.

Конечно, это совершенно не означает, что эти люди в ближайшее время смогут с помощью этих льгот безболезненно пройти этот кризис. К сожалению, действительно он заставит закрыться многие компании, многие индивидуальные предприниматели фактически лишились средств к заработку. Строгая эпидемиологическая ситуация в разных регионах просто не позволяет, грубо говоря, открывать парикмахерские, маникюрные салоны, у нас достаточно много пострадавших отраслей.

И в данном случае государство, прекрасно понимая, что уже в два раза увеличившееся количество безработных в нашей стране станет ещё больше (об этом недавно говорил президент), запускает специальную программу. Она тоже направлена на то, чтобы оказывать значительную поддержку людям, которые остались без средств к существованию. Но это — не просто пособие по безработице, это увеличенное пособие и гарантии, которые, с одной стороны, предоставит федеральный центр, а с другой — региональные власти в зависимости от ситуации.

Закрытая больница. Россия
Закрытая больница. Россия

ИА REGNUM: Означает ли это, что наше государство становится по-настоящему социальным?

Никита Данюк: Если говорить в целом, то, конечно, поддержка большая, но насколько она будет ощутимой и можно ли в полной мере эту поддержку назвать проявлением того, что входит в понятие социальное государство, покажет только ход её исполнения. Потому что, по данным двухнедельной давности, те компании, которые могли рассчитывать на кредиты, на кредитные каникулы и прочее, как мы знаем, не более 50% всего лишь воспользовались возможностями, остальные до сих пор, к сожалению, сталкиваются с преградами в лице банков, в лице местных властей, которые, так или иначе, манипулируют составлением списков наиболее пострадавших предприятий.

И в этом плане всё зависит не от озвученных предложений, которые, как мне кажется, правильные и могут дать позитивный импульс российским гражданам, экономике. Всё зависит от их конкретного исполнения. Если эти озвученные меры будут проходить также, как выплаты врачам и социальным работникам, то конечно это очень серьезный диагноз — я не побоюсь этого слова — российской системе государственного управления, где региональные власти либо саботируя, либо в силу отсутствия достаточно высокой компетенции или каких-то элементарных навыков госуправления, не могут создать реальные механизмы, благодаря которым та самая озвученная помощь дойдёт до каждого конкретного адресата.

ИА REGNUM: Ждём новых отставок?

Никита Данюк: Здесь главным мерилом являются не цифры, которые, конечно, выглядят масштабными, уже посчитали специалисты, эта помощь в любом случае оценивается в несколько триллионов рублей — значительные средства российской экономики, которые выделяются. Однако, если эти деньги не дойдут до конкретного адресата и если обратная связь по итогу получения этих денег не будет позитивной, то, мне кажется, что нужно будет принимать решения достаточно жёсткие, в том числе — и кадровые.

Кстати, сейчас к этому процессу подключились контрольно-надзорные органы (следственный комитет, прокуратура), которым дали карт-бланш на то, чтобы проверять региональные власти, муниципалитеты, организации образования и медицины на то, как исполняются эти поручения, — это сигнал позитивный. Это поможет получить людям помощь, с другой стороны — тревожный звоночек, потому что, к сожалению, без этих дополнительных инструментов надзора, когда президент чуть ли не срывается на этом селекторном совещании, показывает, что та система, которую отлаживали на протяжении очень долгого времени (губернаторы, губернаторы-технократы, министры-технократы), она, к сожалению, все так же несовершенна.

В данном случае после того, как будет проведён независимой аудит институтами, которые напрямую поднадзорны президенту, я уверен, что нас ждёт очередная волна отставок губернаторов и, я не исключаю, что некоторые, в том числе федеральные чиновники, тоже лишатся своих постов.

ИА REGNUM: Какие уроки стоило бы извлечь властям?

Никита Данюк: Ситуация с пандемией коронавируса в первую очередь выявила необходимость изменения подхода к реформированию российского здравоохранения, которое, как мы помним, реформировали с 2007 г. под лозунгом оптимизации. Но, как оказалось, эта оптимизация совершенно не равнозначна и тождественна такому понятию, как эффективность. Потому что как раз оптимизация во многом стала причиной ухудшения уровня лечения, недостаточности структуры.

Получается, что, с одной стороны, эта оптимизация проходила для того, чтобы закрыть те сферы, на которые уходило все больше денег, которые не давали никакой положительный импульс больным, врачам и так далее. Но оказалось, что целесообразнее было экономить бюджеты и перераспределять бюджетные деньги на другие направления. То же самое закрытие районных и инфекционных больниц, всевозможных поликлиник в итоге привело к тому, что в ситуации с коронавирусом образовалась нехватка койко-мест, медицинской инфраструктуры. Пришлось спешно восстанавливать, причём силами в том числе Министерства обороны и так далее. На это тоже выделялись немалые средства. Ситуация свидетельствует о том, что этот оптимизаторский, менеджерский подход в системе здравоохранения был абсолютно провальным.

Никита Данюк
Никита Данюк
© Никита Данюк

ИА REGNUM: Есть ли какие-то позитивные стороны в сложившейся ситуации?

Никита Данюк: У сложившейся ситуации есть и позитивные стороны. Во-первых, мы в очередной раз убедились, что власть гибко реагирует на критику. Мы привыкли к тому, что принимаются законы без общественного обсуждения, всевозможные решения проталкиваются сверху, существует определённое мнение о том, что власть живёт далеко от народа и никак к нему не прислушивается. Вот эта динамика, согласно которой возникающие проблемы через 10 дней, через месяц становятся объектом обсуждения на уровне правительства и президента, это динамика правильная.

Чем больше будет общественный резонанс вокруг той или иной несправедливости, ситуации или неисполнения поручений президента, чем больше к этому будут подключаться средства массовой информации, тем эффективнее будет их реализация. В данном случае это беда — эпидемия коронавируса — она сплотила общество, и это помогает не просто критиковать систему, а указывать на реальные проблемы, промахи и недостатки, на ходу пытаться это изменить. И это происходит, поэтому сценарий — позитивный.

Второй момент тоже, мне кажется, очень важный: наконец-то оказана финансовая помощь конкретным людям. Потому что единственный пример, с которым мы можем сравнивать, это финансово-экономический кризис 2008—2009 гг. Тогда тоже очень многие люди оказались в сложном финансовом положении, лишились работы, каких-либо перспектив, но тогда государство (правда, при другом президенте) оказывало поддержку государственным корпорациям, крупным банкам и представителям крупного капитала.

Здесь мы видим дифференцированные выплаты (5−10 тыс. руб). На самом деле, семьи, у которых несколько детей, это может быть 20 или 30 тыс., или даже больше — эта вещь достаточно показательная и правильная. Если этот тренд сохранится, в рамках которого не просто государственные корпорации и крупный бизнес будут получать поддержку, но и простые люди, то это будет сигналом к тому, что наше государство идёт в сторону превращения — не могу сказать в полной мере — социального, но в сторону государства, где конкретный человек, конкретная семья, их благосостояние является главным.

Врач
Врач
Rosminzdrav.ru

ИА REGNUM: Что ещё позитивного заметили?

Никита Данюк: Возможность работать, возможность получать соответствующие услуги со стороны государства — правильный тренд. Пока что считать нынешние меры поддержки на 100% социальными нельзя. Однако хочу напомнить, что когда президент озвучивал первые меры поддержки (будут облагаться специальным налогом те средства, которые выводятся из российской экономики) — это как раз та самая долгожданная для многих людей замена плоской шкалы налогообложения, в рамках которой фактически вводится аналог прогрессивного налогообложения: если зарабатываешь много, если выводишь деньги из России в офшоры или какие-то другие места, то тебе просто придётся, согласно нашему законодательству, за это платить. Это тоже позитивный сигнал. Хотелось бы, чтобы эта трансформация происходила намного быстрее.

ИА REGNUM: Почему этого не происходит сейчас?

Никита Данюк: Мне кажется, это тоже понятно в рамках той политики, той парадигмы, которую осуществляет наше государство с 90-х годов. Даже тактические локальные успехи и тактически правильные шаги не могут быть компенсированы изначально неверным стратегическим расчётом.

К сожалению, наша макроэкономическая политика ориентирована в большей степени на вывоз российского капитала, ориентирована на крупных игроков и не ориентирована на развитие самой страны, её инфраструктуры, регионов и, соответственно — на развитие человеческого капитала как такового. Вот если сейчас эти тактические, правильные абсолютно меры, которые принимаются, будут иметь стратегический подход, то, мне кажется, это будет воспринято населением крайне позитивно.

Как уже сообщало ИА REGNUM, в связи с мировой эпидемией коронавируса весь апрель и первые недели мая в России были объявлены нерабочими. Президент Владимир Путин уже трижды обращался к нации и обнародовал три пакета антикризисных мер поддержки граждан, бизнеса и экономики в целом. 15 мая, в ходе видеоконференции по случаю открытия в ряде субъектов РФ многофункциональных медицинских центров Минобороны, глава государства раскритиковал чиновников за то, что они не исполнили его поручение — в срок до 15 мая завершить денежные выплаты за апрель работникам здравоохранения, которые непосредственно оказывают помощь больным коронавирусной инфекцией.

«Послушайте меня, послушайте внимательно: мы договорились, и было чётко и ясно сказано, что эти деньги должны быть выплачены за работу с больными с коронавирусной инфекцией, а не за какие‑то часы, минуты и так далее. Были названы конкретные сроки и конкретные цифры этих платежей», — вскипел президент.