В истории бывают моменты, когда справиться с положением строго в рамках имеющегося законодательства невозможно, но сегодня меры, которые многие юристы считают незаконными и избыточно жёсткими, принимают те деятели, которые сами являются критиками «беззаконного» характера советского строя, отметил обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин в пятницу, 3 апреля, комментируя судебный иск к правительству Москвы.

Как сообщалось ранее, истец потребовал признать недействующими положения указа мэра Москвы от 29 марта, в частности пункт о запрете покидать место проживания. Истец полагает, что у градоначальника нет необходимых для введения таких ограничений полномочий.

«Идея проверить в судебном порядке законность тех ограничений прав и свобод граждан и экономической деятельности, которые введены в нашей стране на общегосударственном и региональном уровнях, — это правильная идея. Другое дело, что доверия к судам, как это видно из многочисленных публикаций на этот счёт, у нас в стране сегодня немного. Но, будем надеяться, что инициаторы соответствующих обращений пойдут до конца, включая международные судебные инстанции. Перед лицом сегодняшних дел даже мне, известному критику сотрудничества нашей страны с Советом Европы и Европейским судом по правам человека, сохранение возможности обращения граждан России в международный суд представляется важным.
Как бы это дело ни развернулось в настоящие дни, я уверен, что к этому вопросу эксперты в области права и историки вернутся позже и вынесут свой вердикт.
Для меня несомненно то, что в истории бывают такие моменты, когда справиться с положением строго в рамках имеющегося законодательства не представляется возможным. Сегодня, однако, мы имеем интересную ситуацию: меры, которые многие юристы считают незаконными и избыточно жёсткими, принимают те деятели, которые сами являются критиками «беззаконного» характера советского строя, особенно в 1920—1940-х годах. Но сравните эти две ситуации — сегодняшнюю и второй четверти прошлого века — когда больше действовали обстоятельства форс-мажора?
Добавлю ещё один момент: в позднее советское время, которое тоже было несвободно от различного рода опасных эпидемий, подобного рода жёстких ограничений прав и свобод граждан вообще не наблюдалось», — отметил Михаил Демурин.